begemot_0007 (begemot_0007) wrote,
begemot_0007
begemot_0007

Categories:

Приключения рыбинспекторов на Вятке (продолжение № 1)

Подсудимый Палтов А.Ф. виновным себя по ст. 290 ч. 2 УК РФ признал, суду пояснил следующее:
С 05.10.2001 года по 22.06.2004 года он работал инспектором рыбоохраны по Кировской области. Работал под руководством Дресвянникова, совместно с ним участвовал в рейдах, были случаи, когда они находились в рейде лишь вдвоем, а иногда было по 6-8 человек. Он не оговаривает Дресвянникова, тот его не принимал на работу и не увольнял, инициатором возбуждения уголовного дела против Дресвянникова он не был, заявлений не писал, его пригласили в УБОП, на него физического и психического давления не оказывали, он добровольно написал явку с повинной, он рассказывает всё, как было, не выгораживая себя. Точные даты взяток он не помнит, фактические обстоятельства помнит хорошо.
По эпизоду 06.07.2002 года, н.п. Суводи.
05-06.07.2002 года он вместе с Дресвянниковым, водителем Хохриным, друзьями Дресвянникова – Кузьминым и Коротковым приехали на служебной автомашине, именуемой «буханкой», в Оричевский район к н.п. Суводи. Остановились ниже по течению у н.п. Разбойный Бор. Коротков с Кузьминым спустились на своей резиной лодке еще ниже к Лисьему Яру, расположенному в 3-4 км от Разбойного Бора. Хохрин остался в машине, у них с Дресвянниковым была служебная лодка «Шило» с лодочным мотором «Тахатцу-40», которую они также спустили на реку Вятку, занимались рыбоохранной деятельностью. Были там, где остановились Кузьмин с Коротковым. Дресвянников пытался выловить сомов, но у него ничего не получилось. На другой день Дресвянников с Кузьминым снова были на рыбалке на резиновой лодке, вернулись, не поймав сомов, тогда он (Палтов) с Дресвянниковым на лодке «Шило» поехали к прорве у н.п. Разбойный Бор, времени было где-то после обеда. Они увидели мужчину, как впоследствии выяснилось, Мамаева, который плыл на резиновой лодке, буксировал вторую резиновую лодку. Приблизившись к Мамаеву, они обнаружили у него в лодке три мешка с пятнами крови, поэтому произвели досмотр. Выяснилось, что в каждом мешке было по два сома, в баке была обнаружена засоленная рыба, очень мелкая, налицо было допущено нарушение промысловой меры, на взгляд ущерб составлял около 10000 рублей, о чем они сказали Мамаеву. Мамаев стал просить их о снисхождении, ссылаясь на наличие маленького ребенка, на низкую зарплату. Дресвянников отправил Мамаева к нему (Палтову) с целью договориться. Они отошли в сторону вдвоем. Он пожалел Мамаева и предложил дать ему одного сома, пообещал, что тогда он составит протокол по другому правонарушению «лов на перетягу с превышением нормы крючков – 50 штук и без лицензии», по которому предусмотрен штраф лишь 500 рублей. Мамаев согласился и отдал одного сома весом примерно 12 кг. К ним подошел Дресвянников и сам взял из мешка еще одного сома весом примерно 16 кг. Мамаев пытался возмутиться, т.к. договаривались лишь в отношении одного сома. Дресвянников заявил Мамаеву, чтоб тот не возмущался, что «правонарушение тянет на уголовное дело». Он (Палтов) в протоколе записал данные правонарушителя, существо нарушения, остальное дописал Дресвянников в инспекции своей рукой, Мамаев протокол подписал, постановление не обжаловал. Сомов на служебной лодке они привезли к берегу, выгружал их Хохрин, положил их в салон автомашины, и они сразу выехали в г. Киров. Это был единственный случай, когда он сам договаривался с взяткодателем. Во всех других случаях договаривался Дресвянников, т.к. он старший в оперативной группе. Из-за своей невнимательности на допросе у следователя он называл вес сома, который взял себе – 16 кг, а вес сома у Дресвянникова – 10 кг – это ошибка, в суде он говорит более точно.
По эпизодам в декабре 2002 года и в январе 2003 года, в декабре 2003г. д. Актюба.
Он с Дресвянниковым на служебной автомашине ездили в рейд в декабре 2002 года, с собой брали снегоход «Буран» с нардами. В это время у браконьера Плишкина стояли жаки на реке Вятка у д. Актюба, о чем они знали. Они, как госинспекторы, обязаны были составить протокол, изъять жаки. Они этого не делали. Взамен получили от Плишкина рыбу – налимов два мешка. Разговор о взятке вел Дресвянников. Как правило, норма взятки составляла один мешок налимов весом около 40 кг. Такие случаи были не единичными, он припоминает, что и у Саламатова были здесь жаки, оборудована будка, здесь они пили спиртное вчетвером, Плишкин, Дресвянников, Саламатов, он (Палтов). Плишкин с Саламатовым передали Дресвянникову по мешку налимов за не составление протокола и за не изъятие жаков. Такое было в январе и декабре месяце 2003 года, Саламатов и Плишкин передавали по мешку(по 40 кг) налимов Дресвянникову.
По эпизоду от 01-14.12.2004 года, г. Киров.
По его мнению, Савенков не лжет в отношении взятки, переданной Дресвянникову в виде рыбы. Действительно было заведено, что в инспекции рыбоохраны, расположенной на ул. Воровского, правонарушители расписывались в протоколе изъятия о том, что имущество получено, а затем ехали в гаражи на ул. Блюхера и там получали это имущество. Савенков рассказывал, что у него на реке в н.п. Истобенское были изъяты лодочный мотор «Вихрь», две сети. Файзрахманов лодочный мотор выдал Савенкову, а сети не выдал. Дресвянников потребовал от Савенкова дать ему рыбы, что тот и сделал, после получил сети обратно. По мнению подсудимого, и Плишкин, и Саламатов, несмотря на то, что браконьеры, дали правдивые показания по взяткам. Они с Дресвянниковым могли оформить командировку в г. Советск, а уехать в г. Малмыж. Командировочные документы не соответствуют действительности на 60%. Их оформляли иногда в конце месяца. Двинских подписывал их не глядя. В рейдах использовали технику других инспекций, а также ГСМ. В 2002-2003 годах был приказ на него об отпуске, фактически он его не использовал, а был в рейдах вместе с Дресвянниковым по просьбе Двинских, т.к. был самый разгар рыбной ловли – налимов браконьерами.

Из оглашенных с согласия сторон по ходатайству защиты показаний Палтова на стадии предварительного расследования видно, что он пояснял: Дресвянников занял позицию, чтобы не отвечать за взятки, он его не оговаривает. Будучи в отпуске, он (Палтов), действительно, принимал участие в рейдах. Палтов на допросе у следователя настаивал, что был очевидцем получения взяток Дресвянниковым в виде налимов на реке Вятка у д. Актюба за не составление административного протокола и за не изъятие жаков, в декабре 2002 года от Плишкина, и в январе, в декабре 2003 года от Плишкина и Саламатова. Он (Палтов) мог выехать в командировку, не выписывая удостоверения. Дресвянников участвовал в задержании правонарушителя Мамаева, на которого был составлен протокол 06.07.2002 года. Они получили от браконьера двух сомов, которых выгружал Хохрин из лодки в машину, другим участникам рейда они рыбу не показывали (т.4л.д.53-54).

Из оглашенных с согласия сторон показаний Палтова на очной ставке с Дресвянниковым следует, что Дресвянников получал от рыболовов: Плишкина, Саламатова рыбу, чтоб «смотреть на браконьеров сквозь пальцы». От Мамаева получили двух сомов, поскольку у того был большой объем незаконно выловленной рыбы и он ущерб возместить не имел возможности. Они же с Дресвянниковым составили протокол в отношении Мамаева с минимальной суммой штрафа – 500 рублей. Они постоянно с Дресвянниковым брали рыбу как в г. Советске, так и в г. Малмыже у браконьеров. Дресвянников по своей инициативе договаривался с ними (т.4л.д.20-26).

При даче показаний следователю (т.4л.д.9-19) (показания оглашены с согласия сторон), Палтов вновь повторяет, что Дресвянников получал взятки в виде рыбы от Саламатова, Плишкина, Воробьева. В ноябре 2002 года они были в командировке с Дресвянниковым, приехали в Малмыжский район на машине, а затем на снегоходе «Буран» ездили к д. Актюбе, где стояли жаки Плишкина и Саламатова. Дресвянников говорил, что жаки будут изъяты, составлен протокол, было понятно, что объем рыбы большой, Дресвянников предупреждал Плишкина, что возможно будет возбуждено уголовно дело. Плишкин дал согласие на содействие инспекции. Тогда Дресвянников предложил Плишкину передавать рыбу и его – Плишкина - никто трогать не будет, а рыбы потребуется много. Плишкин ответил, что он сразу готов дать рыбу и дал два мешка налимов весом 70 кг. 21-22.01.2003 года (командировочное удостоверение № 5) они с Дресвянниковым ездили с проверкой в Вятско-Полянскую МРИ, на обратном пути на снегоходе заехали к д. Актюба. Плишкин передал Дресвянникову налимов в мешке весом около 40 кг, протокол не составлялся, жаки не изымались. Здесь же недалеко рыбачил жаками и Саламатов. Ему Дресвянников предложил точно также давать налимов за не составление протокола, за не изъятие жаков. Саламатов отдал ему 40 кг налимов в мешке. Где-то в ноябре 2003 года, возвращаясь из командировки, они также заезжали к д. Актюба при аналогичных обстоятельствах Плишкин и Саламатов дали по мешку налимов весом по 40 кг. 05-06.07.2002 года (ком.уд.№ 83) были на реке Вятка у н.п. Суводи в Оричевском районе, задержали Мамаева на двух лодках, обнаружили несколько крупных сомов и иной рыбы, протокол составили за нарушение, за которое назначается минимальный штраф. В отношении взятки договаривался он (Палтов), взял себе сома, подошел Дресвянников и взял еще одного сома.
Палтов в суде уточнил, что на стадии предварительного расследования дату ноябрь 2002г., 2003 годов указал ошибочно. События имели место в декабре 2002г. и в декабре 2003г.
С учетом того, что с момента событий до допроса Палтова прошло достаточно много времени, а эпизодов передачи взяток в виде рыбы было несколько при однотипных обстоятельствах, учета взяток не велось, допущенные неточности Палтовым суд не считает существенным противоречием. Каждый из допрашиваемых имеет право на уточнение своих показаний.
Уточненные Палтовым по датам показания согласуются с показаниями других свидетелей.

Вина в совершении Дресвянниковым преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 290 и ч. 2 ст. 290 УК РФ и Палтовым по ст. 290 ч. 2 УК РФ подтверждается следующими доказательствами:

Эпизод от 06.07.2002 года, н.п. Суводи.
Показаниями свидетеля Мамаева С.П., пояснившего суду, что он знает Дресвяниикова и Палтова как инспекторов рыбоохраны по Кировской области. 06.07.2002 года он с друзьями рыбачил на реке Вятка в районе между н.п. Разбойный Бор и н.п. Суводи Оричевского района. С ним рыбачили Хлюпин, Микрюков на трех резиновых лодках. На квок они поймали 6 сомов, разделили их по два, сложили в мешки, разрешения на лов сомов не было, кроме того, выловили рыбы размером меньше промысловой меры, что является нарушением Правил рыболовства. Сомов держали в воде в «кукане». Микрюков с Хлюпиным на веслах на одной лодке стали подниматься вверх по течению к н.п. Суводи, т.к. там стояла их автомашина. Времени было примерно 13 часов. Он на одной из лодок поплыл в сторону Разбойного Бора, буксируя другую резиновую лодку, в которой были вещи и рыба. К нему подплыли на лодке «Шило» Палтов и Дресвянников. Они предъявили удостоверения, видно было, что Дресвянников старший. Он сразу же инспекторам признался в том, что лицензия находится у друга, который сейчас подъедет. Дресвянников заявил, что будут составлять протокол, т.к. нет лицензии, рыба меньше промысловой меры. Он (свидетель) подсчитал примерно ущерб, понял, что сумма будет большой, стал просить о снисхождении. Говорил, что у него маленький ребенок, он испытывает финансовые затруднения. Дресвянников сказал, чтобы он договаривался с Палтовым. Они с Палтовым отошли в сторону, Палтов потребовал одного сома и пояснил, что тогда они составят протокол по правонарушению с минимальной суммой штрафа в 500 рублей. Он согласился. Палтов забрал сома на 10 кг примерно. Подошел Дресвянников и забрал другого сома на 16 кг. Он (свидетель) стал возмущаться. Тогда Дресвянников пригрозил, что иначе составит протокол на всю рыбу, «по полной программе». Он больше не возмущался. Он не уверен, кто именно составил протокол, т.к. они (инспекторы) оба стояли рядом, оба задавали ему вопросы. Инспекторы уехали. Приехавшим на машине Хлюпину и Микрюкову он рассказал про случившееся. Сам он рыбачит 20 лет, сома с другим видом рыбы не спутает, вес определяет на «глаз», с точностью до 500 грамм, рыночная цена рыбы в то время была 40 рублей за 1 кг. Ранее он не обращается с заявлением в УБОП, т.к. боялся Дресвянникова, поскольку продолжал рыбачить. Перестал его бояться тогда, когда узнал про уголовное дело в отношении Дресвянникова (т.10л.д.172).

Из оглашенных с согласия сторон по ходатайству Дресвянникова показаний Мамаева, данных на стадии предварительного расследования, следует, что протокол на Мамаева составлял именно Палтов. Следователь на допросе предъявлял иллюстрации с видами рыб. Он указал на сома, пояснил, что такой вид рыбы он дал в качестве взятки Дресвянникову и Палтову, что сомов взвешивали безменом, а не определяли вес на «глаз». Постановление о наложении штрафа вынесено не 07, а 16.07.2002 года. То, что им названная дата 10-11.07.2002 года - как время дачи взятки - не совпадает с датой составления протокола от 06.07.2002 года, свидетель объяснил тем, что прошло с момента события 4 года, кое-что он запамятовал. То, что передавал сомов в качестве взятки Дресвянникову и Палтову, запомнил хорошо (т.3л.д.86-102).
Свидетель Мамаев показал на фрагменте топографической карты место передачи взятки в виде рыбы Дресвянникову и Палтову на реке Вятка между н.п. Суводи и н.п. Разбойный Бор.
На очной ставке с Дресвянниковым свидетель Мамаев подтвердил то, что передал в качестве взятки одного сома Палтову и одного сома Дресвянникову (т.3л.д.96-102).

Суд, сопоставив показания свидетеля в суде, на стадии предварительного расследования, находит, что они последовательны, обстоятельны. Показания Мамаева совпадают в деталях с показаниями Палтова, а также других свидетелей по делу: Хлюпина, Микрюкова, Хохрина. У суда нет оснований не доверять показаниям этого свидетеля. Незначительные различия в показаниях свидетеля Мамаева объясняются тем, что прошло длительное время с момента события преступления (более 4 лет) суд эти различия не признал существенным противоречием.

Свидетель Хлюпин Р.В. суду подтвердил, что числа 05-07.02.2002 года он рыбачил на реке Вятка в районе н.п. Суводи с Микрюковым и Мамаевым по купленной лицензии, разрешающей вылов рыбы перетягой на 50 крючков с соблюдением промысловой меры. Они выловили 6 сомов на квок и другую рыбу, часть которой была меньше промысловой меры. Перед отъездом домой от места рыбалки он с Микрюковым на резиновой лодке на веслах поплыл вверх в сторону н.п. Суводи около 13 часов. Мамаев поплыл на двух лодках вниз по течению к н.п. Разбойному Бору. В лодках у того были рыба и вещи. На реке они видели двух мужчин на лодке «Шило» с импортным лодочным мотором, те подплывали в их сторону, лиц он не разглядел. Те, увидев их пустую лодку, проехали дальше. В каком направлении, он не помнит. Он понял, что это инспекторы рыбоохраны, т.к. ране видел такую лодку с таким импортным мотором только у них. Часа через 3,5 они встретились с Мамаевым, приехав к нему на машине. Узнали, что у Мамаева двое инспекторов рыбоохраны делали досмотр, обнаружили рыбу, лицензии у Мамаева не было, пригрозили штрафом,чтоб «разойтись по-хорошему», инспекторы потребовали одного сома, а фактически забрали двух весом один – 20 кг, другой – 10-15 кг стоимостью по 40 рублей за 1 кг. По его мнению, Мамаев перепутал: безменом сомов взвешивали не на рыбалке, а уже дома (т.10л.д.193).

На стадии предварительного расследования свидетель Хлюпин давал несколько иные показания: он видел, что в проехавшей лодке «Шило» с импортным мотором был именно Дресвянников, вес сомов составлял не 30-35 кг, а 26 кг (т.3л.д.109). Эти показания оглашены с согласия сторон по ходатайству Дресвянникова.

Допущенные различия в показаниях свидетеля суд находит незначительными. Свидетель объяснил, что прошло много времени с момента события, кое-что он уже забыл. Суд вменил в вину подсудимым минимальный вес сомов по 10 кг, который подтверждается всеми свидетелями по делу, в том числе и подсудимым Палтовым. В остальном показания Хлюпина последовательны, подтверждаются показаниями других свидетелей. Суд признал их достоверными.

Из показаний свидетеля Микрюкова И.Б. видно, что 05-06.07.2002 года он с Хлюпиным, Мамаевым, действительно, рыбачили на реке Вятка в районе н.п. Суводи чуть ниже по течению в сторону Разбойного Бора. Поймали 6 сомов и мелкую рыбу. Он с Хлюпиным уплыл на резиновой лодке к н.п. Суводи, а Мамаев на двух лодках, в которых были вещи и рыба, поплыл в сторону Разбойного Бора. Он видел, как вверх по течению в сторону н.п. Суводи прошла лодка «Шило» инспекции рыбоохраны, в ней было двое мужчин, кто именно, он не разглядел. Примерно через 3,5 часа они на машине приехали от н.п. Суводи к Разбойному Бору. Мамаев им сообщил, что побывали два инспектора рыбоохраны, один из них Дресвянников, сделали досмотр. Обнаружив рыбу меньше промысловой меры, и то, что у Мамаева нет лицензии, инспекторы пригрозили штрафом. Чтоб избежать сурового административного наказания, Мамаев вынужден был отдать инспекторам двух самых больших сомов весом один – 12 кг, другой – еще больше. В результате протокол был составлен за правонарушение с минимальным штрафом, всего лишь 500 рублей. На рыбалке вес сомов определяли на «глаз», а дома взвешивали на весах (т.10л.д.208).

Свидетель Хохрин А.Г. суду пояснил, что он работал водителем в инспекции рыбоохраны по Кировской области. Летом 2002 года был в рейде на реке Вятка в районе н.п. Суводи. Были там он, Дресвянников, Палтов и два друга Дресвянникова: Коротков и Кузьмин. Все, кроме него, на лодках ездили по реке. Где-то после обеда привезли двух сомов разным весом в мешках, этих сомов взяли ниже по течению в двух-трех километрах от н.п. Суводи. Он (свидетель) мешки с сомами положил в салон машины, именуемой «буханкой», и они сразу же поехали в г. Киров, где Дресвянников взял себе одного сома, другого взял Палтов, который поделился с ним частью сома.

Из показаний свидетеля защиты Усатова А.В. следует, что 06.07.2002 года он рыбачил в районе Лисьего Яра реки Вятка, ловил на квок сомов. К нему подъехали на резиновой лодке около 11-12 часов Кузьмин, Дресвянников, они разговорились, Дресвянников объяснил ему механизм вылова сомов на перетягу, после чего они сделали эту снасть, Дресвянников выписал ему лицензию, он её оплатил, они рыбачили часа 3-4. За Дресвянниковым и Кузьминым кто-то приехал на моторной лодке «Шило» и они уехали в сторону Разбойного Бора. Свидетель Усатов предъявил лицензию от 06.07.2002 года, в которой указано, что она выписана в 12.00 часов того же дня.

Из показаний свидетеля защиты Кузьмина А.В. (т.10л.д.8) в суде следует, что он является другом детства Дресвянникову. 05.07.2002 года с ним, Коротковым, Палтовым, Хохриным ездили в рейд на автомашине УАЗ-3962, именуемой «буханкой», в н.п. Разбойный Бор, что возле н.п. Суводи Оричевского района. Ближе к Лисьему Яру спустили две лодки: одну резиновую, другую алюминиевую – «Шило». На резиновой лодке рыбачили по двое, Дресвянников, а с ним либо он (Кузьмин), либо Коротков. Палтов занимался рыбоохраной деятельностью на лодке «Шило». Хохрин в основном готовил еду на берегу. Палтов без Дресвянникова отлучался. Когда они находились в районе Лисьего Яра, Дресвянников одному рыбаку – Усатову выписывал лицензию, сами они сомов так и не поймали. При каких обстоятельствах был задержан Мамаев, производился ли у него досмотр, составляли ли протокол, он не знает. Сомов он ни у кого не видел, в том числе и в машине, в салоне которой была резиновая лодка, весла, рюкзаки, под сиденьями были ящики (т.10л.д.8).

Свидетель защиты Коротков А.М. (т.10л.д.23) суду пояснил тоже самое, что ловил 05-06.07.2002 года сомов на реке Вятка в районе н.п. Суводи и н.п. Разбойный Бор. Это было перед днем рождения матери Дресвянникова, ему нужен был сом к столу, сомов они так и не поймали. При каких обстоятельствах задерживался Мамаев и составлялся протокол на него, он не знает. Дресвянников с Кузьминым ездили рыбачить на резиновой лодке. Их с места рыбалки к месту стоянки привозил Палтов на моторной лодке. Он знает, что Палтов рано утром 06.07.2002 года составил протокол на мужчину, который рыбачил с семьей, а позже на рыбака, несшего рыбу по берегу. Составлял ли протоколы Дресвянников, он не знает. Сомов в машине инспекции он не видел.

На стадии предварительного расследования этот свидетель пояснял, что плохо помнит события 06.07.2002 года, поскольку пил спиртное, спал, сомов они не поймали, везли ли рыбу в автомашине, когда ехали в г. Киров, не помнит (т.3л.д.210-212).

Судом исследован административный протокол в отношении Мамаева на л.д. 252 т. 2, л.д.92 т. 1, из которого видно, что он составлен « 06 июля», составителем протокола указан «Палтов А.Ф.», участником обнаружения правонарушения указан «Дресвянников», причем Дресвянников указал себя собственноручно, местом составления протокола указано «река вятка н.п. Суводи», запись сделана рукой Дресвянникова. Указано время составления протокола «12.10», также исполнено Дресвянниковым. Нарушителем указан – «гр. Мамаев Сергей Петрович». Существо правонарушения: «рыбачил на перетягу с превышением норм крючков 50 штук без лицензии». Дата рассмотрения протокола назначена «08.07.2002 года». этот документ подтверждает, что Дресвянников присутствовал при задержании Мамаева и при составлении протокола.

Из копии постановления на л.д. 253 т. 2, л.д.94 т. 1 следует, что фактически протокол в отношении Мамаева рассматривался не 08.07., как это планировалось, а 16.07.2002 года. В постановлении указано, что Мамаев в 12 часов 10 минут на реке Вятка ниже н.п. Суводи нарушил ст. 11.6 Правил рыболовства по Кировской области и ст. 8.37 КоАП РФ. Назначен штраф – 500 рублей.

Судя по копии квитанции, штраф заплачен 24.07.2002 года в сумме 500 рублей.

В томе № 6 л.д. 77-78 имеется командированное удостоверение № 82 на имя Дресвянникова, согласно которому Дресвянников находился в командировке в н.п. Суводи Оричевского района 5-6.07.2002г. Приказ № 28-К от 05.07.2002г. В своем отчете л.д. 78 т. № 6 Дресвянников указывает, что 05-06.07.2002г. занимался рыбоохранной деятельностью составлено 10 протоколов за нарушение правил рыболовства.
Из главной книги о рыбоохране оперативной группы за 2002г. следует, что в ней имеется запись о том, что 06.07.2002г. на реке Вятка в районе Суводи Палтов и Дресвянников составили на Мамаева адмпротокол № 017051.

Допрошенный свидетель Мамаев А.В. по специальности ихтиолог в суде подтвердил, что в реке Вятка н.п. Суводи водится сом (т.10 л.д. 38-63).

Проанализировав доказательства по данному эпизоду взяток с позиции относимости, допустимости, достоверности, достаточности, как того требует УПК РФ, сопоставив их между собой, изучив позицию стороны защиты и стороны гособвинения по данному событию, суд пришел к следующим выводам.

Суд не признал правильной позицию защиты в отношении того, что показания Мамаева существенно противоречивы и являются недостоверными лишь на основе того, что Мамаев:
- по разному называл количество резиновых лодок то 3, то 4, на которых они рыбачили;
- по разному говорил в отношении лицензии в частности: кто ее покупал, то он сам, то его друг;
- по разному говорил, кто составил на него протокол: то Дресвянников, то Палтов, то оба;
- дату передачи взятки 06.07.2002г. назвал лишь после предъявлении ему административного протокола;
- следователю назвал разный вес сомов, которых передал в качестве взятки.
Между тем, суд находит убедительными объяснения Мамаева по поводу допущенных неточностей. Он пояснил, что с момента события прошло 4 года, поэтому кое - что забыл и он запоминает лучше дни недели, чем числа в датах.
Суд исходит из того, что на свидетелях не лежит обязанность запоминать то или иное событие до мельчайших подробностей. Упомянутые неточности, допущенные Мамаевым, были устранены в суде.

С достоверностью путем свидетельских показаний установлено, что было три резиновых лодки, на которых рыбачили Мамаев с друзьями, да и количество их не имеет значение для инкриминируемого Палтову и Дресвянникову деяния по получению взятки от Мамаева.
Точная дата преступного события установлена посредством протокола в отношении Мамаева, составленного 06.07.2002г. Именно тогда и была получена взятка в виде рыбы подсудимыми.

Хотя в суде прозвучало от Палтова то, что фактически вес сома, взятого Палтовым, был 12 кг, а не 16 кг, как вменялось ему следствием, а вес сома, взятого Дресвянниковым, составлял 16 кг, а не 10 кг, как ему вменялось следствием, суд, чтобы не ухудшить положение того и другого подсудимого, решил снизить вес рыбы (как взятки), полученной Палтовым до 10 кг и такой же вес рыбы (как взятки) оставил у Дресвянникова. При этом суд учел, что никто из свидетелей, а также и подсудимый Палтов вес рыбы ниже 10 кг не называл.

Защита считает, что Мамаев является лжесвидетелем, поскольку он пояснил, что подсчитал штраф, который могут назначить за правонарушение в области рыболовства в размере 30000 рублей, исходя из Правил рыболовства, а в этом нормативном акте не содержится информации о размере штрафа.
Суд считает, что эта допущенная свидетелем ошибка не является существенной и не имеет значения для дела.
Не существенной суд признал ошибку Мамаева в дате рассмотрения протокола и в дате вынесения постановления в отношении его. Мамаев сказал, что протокол рассматривался 07.07.2002г. Суд считает, что это число он назвал ошибочно в связи с тем, что, судя по отметке в протоколе, его приглашали на рассмотрение 08.07.2002г. Фактически протокол рассмотрели 16.07.2002г. По прошествии четырех лет эти даты легко спутать. Указанная эта неточность в показаниях Мамаева была устранена путем исследования протокола в отношении Мамаева от 06.07.2002г.

Суд не согласился с позицией защиты в части того, что свидетель Хлюпин в суде якобы был уличен во лжи, а именно: на предварительном следствии свидетель утверждал, что мимо их проехала лодка, в которой был Дресвянников, а в судебном заседании, по мнению защиты, стал говорить, что в лодке не было ни Палтова, ни Дресвянникова, а после свидетель заявил, что сидящих мужчин в лодке не узнал и лишь от Мамаева ему стало известно, что это были Палтов и Дресвянников.
Между тем, суд обратил внимание на то, что Хлюпин не давал таких пояснений, что ни Палтова, ни Дресвянникова не было в лодке, а был кто-то другой. На самом деле свидетель Хлюпин говорил: кто был в лодке рыбинспекции – он не узнал: «я их лиц не разглядел». Суд считает «не разглядеть лиц, не узнать» не означает того, что Палтова и Дресвянникова в лодке не было. Они были в лодке, проехавшей мимо Хлюпина, их просто не узнали.
Следовательно свидетель Хлюпин дал правдивые показания – таково мнение суда.

Суд не согласился с заявлением защиты в части того, что Мамаев, Хлюпин, Микрюков, не имея специальных познаний в области ихтиологии, могли ошибиться и перепутать вид рыбы, то есть сома. При этом защита ссылается на показания Мамаева А.В. (младшего научного сотрудника рыбного хозяйства), который пояснял, что для определения вида рыб нужны специальные познания. Привел пример о том, что молодь сомов можно спутать с налимом.
В рассматриваемом случае в качестве взятки фигурировали сомы весом по 10 кг, то есть это была не молодь, таких сомов спутать с налимом невозможно. Кроме того, свидетели Мамаев, Хлюпин и Микрюков имеют большой опыт рыбной ловли.

Свидетель Хохрин, подсудимый Палтов также подтвердили, что в качестве взятки были перевезены с реки Вятка от н.п. Суводи в г. Киров сомы, а не иной вид рыбы.
Ихтиолог Мамаев А.В. подтвердил, что в реке Вятке н.п. Суводи сомы водятся.

С учетом выше изложенного у суда нет сомнения в том, что Дресвянникову и Палтову от Мамаева были переданы в качестве взятки именно сомы, а не иной вид рыбы.
Обвинение вправе было выбрать средства доказывания по своему усмотрению, оно выбрало свидетельские показания, а не заключение специалиста, что не противоречит ст. 74 УПК РФ.

Аналогичную мотивацию суд приводит и в части цены рыбы за 1 кг 40 рублей. Эта цена не вызывает у суда сомнение, она установлена посредством свидетельских показаний.

Суд находит неправильным мнение стороны защиты, что якобы Палтов на стадии предварительного расследования собственных показаний не давал, а те показания Палтова, которые имеются в материалах уголовного дела, по мнению защиты, написаны не с его слов, а написаны следователем со слов свидетеля Мамаева. При этом сторона защиты ссылается на противоречивость показаний Палтова в части веса сомов, в его протоколе допроса указано, что себе он взял сома весом 16 кг, а Дресвянников весом 10 кг. В суде Палтов заявил, что себе взял сома уже на 12 кг, Дресвянников на 16 кг. При устранении защитой этих противоречий Палтов ответил, что ему следователь зачитывал показания Мамаева и он назвал тот же вес, что и Мамаев, хотя и не согласен был, но не пожелал их опровергать.
Tags: Трибунал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments