begemot_0007 (begemot_0007) wrote,
begemot_0007
begemot_0007

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Тосканские червонцы

Тосканские червонцы
Фантасмагорический ремейк


Беда.jpg

Начало тут

Егор Иваныч, по фамилии Глотов, мужик из деревни Гнилые Прудки, два года копил деньги на лошадь. Питался худо, бросил махорку, а что до самогона, то забыл, какой и вкус в нем. То есть, как ножом отрезало - не помнит Егор Иваныч, какой вкус, хоть убей.
А вспомнить, конечно, тянуло. Но крепился мужик. Очень уж ему нужна была лошадь.
- Вот куплю, - думал, - лошадь и клюкну тогды. Будьте покойны.
Два года копил мужик деньги, а на третий подсчитал свои капиталы и стал собираться в путь.
А перед самым уходом явился к Егор Иванычу мужик из соседнего села и предложил купить у него лошадь. Но Егор Иваныч предложение это отклонил. Испугался даже.
- Что ты, батюшка! - сказал он. - Я два года солому жрал - ожидал покупки. А тут накося - купи у него лошадь. Это вроде как и не покупка будет… Нет, не пугай меня, браток. Я уж в город лучше поеду. По-настоящему, чтобы.
И вот Егор Иваныч собрался. Завернул деньги в портянку, надел сапоги, взял в руки палку и пошел.
А на базаре Егор Иваныч тотчас облюбовал себе лошадь.
Была эта лошадь обыкновенная, мужицкая, с шибко раздутым животом. Масти она была неопределенной - вроде сухой глины с навозом.
Продавец стоял рядом и делал вид, что он ничуть не заинтересован, купят ли у него лошадь.
Егор Иваныч повертел ногой в сапоге, ощупал деньги и, любовно поглядывая на лошадь, сказал:
- Это что ж, милый, лошадь-то, я говорю, это самое продаешь, ай нет?
- Лошадь-то? - небрежно спросил торговец. - Да уж продаю, ладно. Конечно, продаю.
Егор Иваныч тоже хотел сделать вид, что он не нуждается в лошади, но не утерпел и сказал, сияя:
- Лошадь-то мне, милый, вот как требуется. До зарезу нужна мне лошадь. Я, милый ты мой, три года солому жрал, прежде чем купить ее. Вот как мне нужна лошадь… А какая, между тем, цена будет этой твоей лошади? Только делом говори.
Торговец сказал цену, а Егор Иваныч, зная, что цена эта ненастоящая и сказана, по правилам торговли, так, между прочим, не стал спорить. Он принялся осматривать лошадь.
Он неожиданно дул ей в глаза и в уши, подмигивая, прищелкивая языком, вилял головой перед самой лошадиной мордой и до того запугал тихую клячу, что та, невозмутимая до сего времени, начала тихонько лягаться, не стараясь, впрочем, попасть в Егор Иваныча.
Когда лошадь была осмотрена, Егор Иваныч снова ощупал деньги в сапоге и, подмигнув торговцу, сказал:
- Продается, значится… лошадь-то?
- Можно продать, - сказал торговец, несколько обижаясь.
- Так… А какая ей цена-то будет? Лошади-то?
Торговец сказал цену, и тут начался торг. Егор Иваныч хлопал себя по голенищу, дважды снимал сапог, вытаскивая деньги, и дважды надевал снова, божился, вытирал рукой слезы, говорил, что он шесть лет лопал солому, и что ему до зарезу нужна лошадь - торговец сбавлял цену понемногу. Наконец, в цене сошлись.
- Бери уж, ладно, - сказал торговец. - Хорошая лошадь. И масть крупная, и цвет, обрати внимание, какой заманчивый
- Цвет-то… Сомневаюсь я, милый, в смысле лошадиного цвету, - сказал Егор Иваныч - Неинтересный цвет… Сбавь немного.
— А на что тебе цвет? - сказал торговец. - Тебе что, пахать цветом-то?
Сраженный этим аргументом, мужик оторопело посмотрел на лошадь, бросил шапку наземь, задавил ее ногой и крикнул:
- Пущай уж, ладно!
Потом сел на камень, снял сапог и вынул деньги. Он долго и с сожалением пересчитывал их…

_ _ _ _ _ _ _
Зачем-то поднял голову и увидел какое-то весёлое оживление неподалёку. Спросил у торговца:
- Чего это там они веселятся?
- А - небрежно ответил торговец - хернёй какой-то занимаются, - в карты что ль играют.
«Успеется лошадь купить, пойду посмотрю», - подумал Егор Иваныч, а вслух сказал торговцу:
- Ты чуток подожди, милый, схожу я посмотрю там чего.
- Ну сходи, - ответил торговец и улыбнулся.
Егор пошел на веселый шум и обнаружил, что рядом с рынком имеется еще один.
Вкруг стояло десяток ларьков, около них были скамейки, но народ сидел не только на них, но и на траве, на камнях, на корточках, а один притащил раскладной стульчик.
Большинство же галдело у ларьков и что-то пересчитывало.
Егор подсел к ближнему мужику, сидящему на корточках, обутому в хромовые сапоги, в котелке, и с манишкой на шее.
- Слышь, милый, а чего это тут продают, а?
- Не мешай, подожди, - сосредоточенно ответил мужик с манишкой, пересчитывая какие-то зелёные бумажки.
Егор терпеливо подождал, когда тот все пересчитает, и спросил снова:
- А чего это тут, а?
- Да ты не поймешь, - вновь отмахнулся мужик с манишкой, - тут, брат, червонцы тосканские продают.
- Какие такие червонцы? - переспросил Егор.
- Тосканские. Тоскана - это село такое в Италии, там их печатают.
- А для чего они?
- Ну вот, я купил с утра сто штук по рублю, а вишь, к десяти часам они уже двести стоят, а я еще три раза до этого продал и купил за эти два часа, - ответил владелец зелёных бумажек, - и теперь у меня их на пятьсот рублей, через полчаса за тыщу продам. Вот ты зачем на базар приехал?
- Лошадь купить надоть, - ответил Егор.
- Сколько твоя лошадь стоит?
- Да вот за тысячу сторговался, - сказал Егор, ощупывая в сапоге сдачу сто рублей, которые он отложил отдельно от тысячи.
- Ну вот, - сказал мужик с манишкой, - а если на тысячу червонцев купить, то к вечеру три лошади купишь.
- Да ну, - недоверчиво протянул Егор, - это с чего такой барыш бывает, не пойму я…
- Ха, - хохотнул мужик в хромовых сапогах, - тут тебе, брат, не понять, потому как ты деревня. Тут, брат, биткоин.
- Чаво битконь? - очумело спросил Егор.
- Чаво, чаво... Биткоин, говорю, космическая цифровая валюта, - мужик с манишкой вытащил смартфон и принялся кому-то звонить.
- Ага… - Егор посмотрел вокруг. Играла гармоника, кто-то весело плясал, народ то подходил к ларькам, то отходил.
Был электорат самый разнокалиберный, от барышень в шляпах до какого-то бродяги, голого по пояс и босого, который весело орал, что к вечеру оденется получше Максима Галкина.
Егор решил подождать. За час, который он ждал, мужик с манишкой два раза продал червонцы, снова их купил и снова продал.
Когда он пересчитал на изумленных глазах Егора три тысячи рублей, Егор не выдержал.
- Пойду, на сдачу рискну, - сказал Егор Иваныч и пошел к ближайшему ларьку.
Через полтора часа у него было пятьсот рублей, а еще через час тысяча.
- Дурак ты, мужик, - сказал ему мужик с манишкой, - купи на все деньги, пять лошадей домой привезешь.
- На две лошади хватает уже, - ответил ему задумчиво Егор, и купил червонцев на все свои деньги.
Через час у него на руках было пять тысяч рублей.
- Пять лошадей привезу, - подсчитывал в уме Егор.
Когда денег стало десять тысяч, Егор сказал вслух сам себе:
- Рысаков заведу… Пусть знают… Вся деревня удавится…
Никогда Егор не видел еще столько счастливого народа. Вокруг плясали, пели и водили хороводы.
В его деревне за весь год никакого радостного события не было. Разве что мужик с соседней улицы утонул, который в детстве как-то раз жестоко отметелил Егора.
На похороны его не позвали, но Егор и так был рад событию.
К вечеру денег набралось пятнадцать тысяч с лишним. Егор посмотрел в сторону базара, где продавали лошадей. Тот уже закрылся.
- Эх, не успел, - сказал с огорчением Егор.
- Да ты не спеши, - вновь оказался рядом мужик с манишкой и в хромовых сапогах, - вон в ночлежке рядом переночуй, с утра и купишь.
- А и то, - согласился Егор Иваныч, ощущая в сапоге тяжесть от нажитых за день денег, и пошел в сторону заведения с названием «Отель».
- Ну ты деревня, - удивился мужик с манишкой, - ты на ночь-то купи червонцев, утром продашь, табун целый домой уведешь.
- Действительно, - ответил Егор, сходил к ближайшему ларьку и на все деньги, кроме медяков, купил зеленых бумажек.
Спал он в гостинице в сапогах. «Упрут еще», - думал Егор, пряча тосканские червонцы в портянки.
Утром он гордо прошел через лошадиный рынок. Вчерашний мужик все еще продавал лошадь.
- Щас вернусь, - небрежно бросил ему сквозь зубы Егор.
На площади, где был рынок червонцев, ветер гонял порванную афишу «Храните деньги в сберегательной кассе». Человек с полста стояли у закрытых ларьков и оживленно о чем-то разговаривали.
Егор поискал вчерашнего мужика, но не нашел.
- А что это сегодня ларьки закрыты? - спросил он у хмурого мужика в армейских ботинках.
- Да хрен его знает, - тот вытащил пачку зеленых червонцев, посмотрел на них и сплюнул, - видать, нагрели нас что ли.
- Как нагрели? - у Егора отвисла челюсть.
- Да так. Денежки наши тю-тю.
- Да как же это? - затрясся Егор, - не может такого быть, это же… - он не находил слов.
- А вон полицмейстер идет, - хмуро ответил ему мужик в ботинках, - сходи у него спроси.
По площади крупным шагом шел двухметрового роста детина в золотых погонах, на шее висел огромный смартфон на золотой цепи.
«Килограмма два цепь», - подумал Егор и подойдя к нему, спросил:
- Товарищ полицейский, а сегодня продавать не будут, али чего?
- Чего продавать? Ты вот, например, чего продать хочешь?
- Вот, - Егор вытащил червонцы, - продать надо, вчерась купил.
- Чего это?
- Червонцы тосканские.
- Деньги что ли такие? Валюта?
Полицмейстер порылся в карманах и вытащил серебряный рубль.
- Валюта у нас, господин колхозник, одна. Вот. Имперский советский рубль с двуглавым Путиным, - показал Егору монету полицейский и спрятал ее обратно.
- А ты, значит, какую-то фальшивую валюту продаешь? Знаешь, что за фальшивомонетничество бывает, а? - строго спросил он.
Егор растерялся:
- Да я… Я лошадь хотел купить…
- А чего ж не купил?
- Так вот, тут червонцы продавали, я на целый табун денег набрал, рысаков хотел завести, а вечером…
- Табун, говоришь? - полицмейстер почесал затылок, - вот я в полиции работаю. Начальник. У меня денег на рысаков нет, а ты, значит, богаче меня хотел стать? А по чину ли тебе, деревня, рысаки на выезд? Ты об этом подумал? А ну дуй в деревню свою, пока я тебя в каталажку не упёк!!!
Егор Иваныч отошел молча, сплевывая длинную, желтую слюну.
- Два года солому лопал… зря… - разговаривал он сам с собой, моргая ресницами, - Как же это? Два года ведь солому зря лопал… За какое самое… За какое самое это…
- Стой! - закричал вдруг Егор Иваныч страшным голосом полицмейстеру, - Стой! Дядя… милый!
- Чего надо? - строго спросил полицмейстер.
- Дядя… милый… - сказал Егор Иваныч, нащупывая в кармане медные монеты, - скобяная лавка где? Мыло бы с веревкой прикупить надо.
- А для чего тебе?
- Помыться хочу… В скалолазы уйду.
- Вон там, за ночлежкой, - равнодушно ответил полицмейстер.
31 июля 2021
ОВ

Tags: Литература, Путиниана, Юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment