begemot_0007 (begemot_0007) wrote,
begemot_0007
begemot_0007

Categories:

Про ментов вердикт (продолжение № 2)

Согласно рапорту ст. оперуполномоченного отделения УФСБ Пономарева М.В. в отделение обратился гр-нин Камалетдинов с заявлением о вымогательстве у него денег заместителем начальника Малмыжского РОВД Тимшиным А.А. за беспрепятственный пропуск через стационарный пост ГИБДД грузовых автомобилей. 24 мая 2005 года на основании постановления было проведено оперативно-розыскное мероприятие – эксперимент. В рамках ОРМ Камалетдинову Р.Р. были переданы 20 тысяч рублей. В рамках того же мероприятия задокументирован факт получения Тимшиным А.А. взятки. Рапорт датирован 24.05.2005 года. Имеется виза начальника УФСБ. На рапорте штамп Малмыжской райпрокуратуры, свидетельствующий о поступлении документа 24.05.2005 года на возбуждение уголовного дела (т.1л.д.50).
Иным документом – сопроводительной на л.д.56т.1 подтверждается, что следователю направлены материалы ОРД (справка-меморандум, аудиокассета № 1053, видеокассета VHC с записью проведения оперэксперимента, аудиокассета № 7/40, расшифровка аудиозаписи с кассеты № 1053, расшифровка аудиозаписи с кассеты 7/40, акт осмотра и выдачи технических средств Камалетдинову, акт изъятия и осмотра технических средств, данные телефонных соединений.
Актом осмотра и выдачи техсредств от 24.05.2005 года подтверждено, что Камалетдинову было передано техсредство: видеомодель «Барсетка» - издание 11М» в присутствии двух граждан в рамках оперэксперимента (т.1л.д.59-60).
При тех же гражданах после проведенного мероприятия это техническое средство изъято у Камалетдинова Р.Р. (т.1л.д.60).
Судя по детализации телефонных переговоров, которые прослушивались, были соединения телефонов Тимшина А.А. и Камалетдинова Р.Р. (л.д.61-63т.1).
Справка-меморандум содержит сведения о том, что оперативный эксперимент был проведен на основании соответствующего постановления. Камалетдинову была разъяснена ответственность за провокацию взятки. В справке-меморандуме описан механизм проведения мероприятия и его результата: Тимшин А.А. принял от Камалетдинова Р.Р. 19 тысяч рублей за беспрепятственный проезд через пост ГБДД автомашин Камалетдинова Р.Р. отмечено, что провокации взятки не было допущено. Тимшин А.А. добровольно выдал предмет взятки. Проводились и другие ОРМ: прослушивание телефона Тимшина А.А. на основании постановления областного суда от 27.04.2005 года и «наблюдение» в момент проведения оперативного эксперимента. Результаты ОРД переданы следователю на основании постановления от 07.06.2005 года (л.д.72-73т.1).
Показаниями Камалетдинова Р.Р. в суде подтверждается то, что он занимается сопровождением перевозок печного топлива из Татарстана в Кировскую область. Его предупреждали о том, что ему следует обратиться к начальнику криминальной милиции в г. Малмыже Тимшину А.А., которому все платят, а иначе у него будут проблемы на посту ГИБДД. В марте 2005г. он встретился с Тимшиным, сказал ему, что сопровождает перевозку ГСМ из Татарстана в Киров, но не всегда надлежаще оформлены документы на груз, т.к. у субъектов РФ имеются ограничения по вывозу-завозу продукции. Тимшин ответил, что он может через пост своего района пропускать, а может не пропускать такой груз. Пальцами показал жест, означающий, что за это надо платить. Он (свидетель) понял, что Тимшин за взятку груз пропустит. Спросил его, устроит ли его сумма в 5 тысяч рублей за пропуск одной машины с ГСМ. Тогда он полагал, что рейсы будут ежедневные, и эта сумма для него была приемлема. Тимшин ответил, что его такая сумма устраивает. Они обменялись номерами мобильных телефонов.
В начале апреля 2005 года, дату не помнит, он сопровождал перевозку печного топлива на автомашине «Камаз». Не доезжая поста ГИБДД от д. Кошкино созвонился с Тимшиным А.А. по поводу проезда через пост, так как не было документа на провоз ГСМ по Кировской области. Тимшин ответил, что перезвонит, действительно, перезвонил, сказав, что он может проезжать. Хотя на посту его остановили, но сразу же документы вернули, не предъявив никаких претензий, поскольку он (Камалетдинов Р.Р.) сказал сотруднику ДПС, что он от Тимшина А.А. Топливо сбыл своему покупателю Кормщикову. За эту поездку он заработал 7 тысяч рублей, из которых Тимшину полагалось заплатить 5 тысяч рублей. Второй раз в конце апреля 2005 года точно также повез ГСМ, в г. Киров, не доезжая поста, позвонил Тимшину А.А., попросил пропустить через пост беспрепятственно, тот перезвонил на пост ГИБДД, и его машину с ГСМ пропустили, он поставил топливо Кормщикову. Его не устраивало то, что он Тимшину должен был уже 10 тысяч рублей, он понимал, что это взятка, боялся уголовной ответственности, потому обратился в УФСБ г. Вятские Поляны. Рассказал о требованиях Тимшина А.А. Там ему предложили записать разговоры о взятках. Он купил диктофон «Олимпус». При очередной встрече записал разговор с Тимшиным, который не соглашался на уменьшение взяток. Тимшин пообещал лишь помочь найти покупателей топлива, чтобы увеличилось количество рейсов, а это значило увеличение выгоды у них обоих. Тимшин нашел покупателя Шангина, но он ему не поставил ни одной машины топлива, о чем знал Тимшин. Все четыре машины с топливом он поставил своему клиенту – Кормщикову. Поэтому он должен был 20 тысяч рублей Тимшину за пропуск через пост ГИБДД четырех машин с топливом, доставленных Кормщикову, а не за посреднические услуги Тимшина с Шангиным, как утверждает это Тимшин, этих услуг фактически не было. 14 мая 2005 года он сопровождал а/м МАЗ с печным топливом. Как обычно позвонил по мобильному телефону Тимшину, попросил на посту ГИБДД пропустить. Тот перезвонил на пост сотруднику ДПС, при проверке документов он сказал, что он от Тимшина. Его пропустили. 20 мая 2005г. Тимшин позвонил ему, потребовал, чтоб он немедленно прибыл к нему, иначе все отключит. Он понял, что тот требует деньги. Он пообещал их привезти. Он занял 20 тысяч рублей, которые отдавать не хотелось, 24.05.2005г. приехал в УФСБ и написал заявление в отношении незаконных действий Тимшина. Ему здесь выдали барсетку с камерой. Переписали купюры денег достоинством по одной тысяче рублей, всего 20 тыс. рублей. Ему разъяснили, чтобы не было подстрекательства, провокации взятки. Он позвонил Тимшину, назначил встречу на посту ГИБДД Малмыжского РОВД. В тот же день приехал Тимшин на своей автомашине ВАЗ-2112. около 14 часов. Он сел в салон его машины, Тимшин сам спросил, «что у тебя», он ответил, что «деньги привез», передал 19 тысяч рублей Тимшину. Одна купюра застряла в барсетке. Тимшин принял их без каких-либо вопросов, т.к. оба понимали, что деньги за беспрепятственный проезд через пост ГИБДД четырех машин с печным топливом. Тимшин деньги положил в бардачок, после чего Тимшин пошел за пивом, был задержан сотрудниками УФСБ. Деньги Тимшин выдал добровольно. Были оставлены акты. «Барсетка» была у него вновь изъята.

Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля Кормщикова следует, что он в марте 2005 года договорился с Рашидом Камалетдиновым о поставке из Татарстана печного топлива. Печное топливо доставлялось Камалетдиноым к повороту на г. Кирово-Чепецк. Здесь его перекачивали в другие автомашины и увозили дальше. С апреля по май 2005г. Камалетдинов поставил четыре 16-тонных машины с печным топливом. За посредничество он получил 1 тысячу с одной машины печного топлива. Топливо доставлялось по очень низкой цене (т.1л.д.86-87).
Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля Юферева, Шангина видно, что подсудимый Тимшин искал каналы сбыта печного топлива, но фактически никаких сделок ни в апреле, ни в мае 2005г. совершено не было, так как топливо не поступило (т.1 л.д.80-82,83-82).
Показаниями свидетеля Рябова И.В. – инспектора ДПС ОГБДД Малмыжского РОВД подтверждается то, что были случаи, когда Тимшин давал указание пропустить автомашины с ломом цветных металлов через пост ОГИБДД без проверки груза, по словам Тимшина, груз уже был проверен. 14 мая 2005 года от инспектора Сметанина ему было известно, что Тимшин дал указание не придираться к документам на печное топливо, которое должно перевозиться из республики Татарстан в сторону г. Кирова.
Гущеваров – инспектор ДПС суду подтвердил, что, действительно, Тимшин давал указание Сметанину о том, чтобы без проблем пропустили бензовоз из Татарстана с печным топливом 14 мая 2005 года.
Судя по показаниям свидетеля Сметанина – инспектора ДПС, Тимшин 14 мая 2005г. приезжал на пост ОГИБДД и дал ему (Сметанину) указание не задерживать надолго машину из Татарстана с печным топливом, едущую в сторону г. Кирова.
Свидетель Гончаров суду подтвердил, что 14.05.2005 года был свидетелем того, как инспекторы ДПС задержали водителя бензовоза из-за того, что у того не в порядке были документы на ГСМ, но после отпустили. Был это «Камаз», «МАЗ», точно не помнит, мог проследовать и МАЗ.
Свидетель Галиахметов суду пояснил, что в 2002 году он занимался хищением нефти из магистрального нефтепровода, за что в последствии был судим. Тимшин, называя себя хозяином, требовал, чтобы ему платили деньги. Но он платить Тимшину отказался.
Свидетель Азьманов суду пояснил, что 14 мая 2005 года разбирался по поводу проезда автомашины Камаз с печным топливом, но после отпустил этого водителя, сняв копии с документов.
Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля Мубаракшина следует, что 14 мая 2005 года задерживался на посту ОГИБДД «Камаз», после проверки документов его водителя пропустили (т.1 л.д.172-174).
Аналогичны показания свидетеля Сопина М.В., оглашенные с согласия сторон (т.1 л.д.185-187).
Показаниями свидетеля Пономарева Н.В. – старшего уполномоченного УФСБ подтверждается то, что в марте 2005 года с устным заявлением к ним обратился гр-ин Камалетдинов, который сообщил, что он занимается сопровождением нефтепродуктов из республики Татарстан в Кировскую область и что у него бывают проблемы на посту ОГИБДД Малмыжского РОВД из-за того, что есть ограничения между субъектоми РФ в части нефтепродуктов. Зам. начальника Малмыжского РОВД требует взятку за беспрепяственный проезд через указанный пост. однако, он не мог сказать, когда это произойдет. Камалетдинов, как частное лицо, записал разговоры с Тимшиным по взятке на диктофон «Олимпус» для этого не требуется никаких разрешеий. Он принес записи на прослушивание в УФСБ, из них видно, что за каждый рейс через пост, Камалетдинов должен платить Тимшину 5 тысяч рублей. 27.04.2005 года было получено разрешение облсуда на прослушивание телефонных разговоров Тимшина. Из записи этих разговоров следовало, что Тимшин дает понять Камалетдинову, что он может поставить «заглушку» на посту, а может и пропустить машины. А незадолго до 24 мая 2005 года Тимшин потребовал от Камалетдинова приехать немедленно, иначе он «все отключит». Речь шла явно о том, чтоб Камалетдинов вез деньги. Они понимали, что Тимшина могут оговорить как руководителя оперативной службы, потому проверяли все тщательно и осторожно. Однако, все свидетельствовало о том, что его интересы шли в разрез с интересами службы. Сведения о готовящемся Тимшиным преступлении поступили и из других источников, не только от Камалетдинова. 24 мая 2005 года Камалетдинов вновь обратился в УФСБ, сказав, что у него деньги есть, но отдавать Тимшину 20000 рублей за 4 рейса ему не хочется. Камалетдинов написал заявление в отношении Тимшина. Оно было зарегистрировано. Вынесено постановление о проведении оперативного эксперимента, утверждено начальником УФСБ, который был в то время в г. В.Поляны. Камалетдинову была передана «Барсетка» - техническое средство для производства аудио, видеозаписи передачи денег. Камалетдинов знал об ответственности за дачу взятки, за провокацию взятки, ему было разъяснено, как следует вести себя. Были переписаны купюры денег, которые принес Камалетдинов, отксерокопированы, составлены акты, подписанные двумя гражданами. Деньги возвращены Камалетдинову. Приехав на пост ГИБДД Малмыжского РОВД, установили наблюдение. Тимшин подъехал на машине. Передача взятки состоялась в салоне автомашины Тимшина. Ему было предложено добровольно выдать деньги, что он и сделал. Купюры совпали, составлены акты о добровольной выдаче денег Тимшиным, об изъятии барсетки у Камалетдинова. Вынесено было постановление о передаче результатов ОРД следователю. Результаты ОРД переданы в соответствии с Законом «Об ОРД» и ведомственной инструкцией. Никаких нарушений не допущено. Оба упомянутых постановления в копии представлены гособвинителю в ходе судебного разбирательства. Постановление о разрешении на прослушивание телефона – секретно. Вопрос о рассекречивании документов решает лишь начальник управления, это его право, а не обязанность.
Свидетель Хакимзянов суду пояснил то, что его пригласили поприсутствовать при передаче денег Камалетдиновым зам. начальнику Малмыжского РОВД Тимшину. Происходило все на посту ГИБДД г. Малмыжа. Составлялись документы, они расписывались в них. Деньги были пересчитаны и переписаны как в УФСБ, так и после выдачи их Тимшиным. В его машине они лежали либо в бардачке, либо над ним. Тимшин сидел тут же в машине, никаких претензий ни к кому не предъявлял, ничего не отрицал.
Показаниями свидетеля Мохова в суде подтверждается, что он присутствовал при производстве оперативного эксперимента. Камалетдинову выдали согласно акта «Барсетку» в УФСБ, переписали денежные купюры на сумму 20 тысяч рублей, вновь составили акт, вручили деньги Камалетдинову. Им объяснили, что деньги будут передаваться должностному лицу в Малмыджском районе. Одна машина УФСБ уехала вперед. Они поехали к посту ДПС Малмыжского РОВД вместе с Пономаревым. Остановились, не доезжая поста. Пономареву сообщили, что передача денег состоялась. Они подъехали в машине Тимшина. Тимшин стоял у машины. Его сотрудники УФСБ спросили, что, есть ли у него деньги, не желает ли он их добровольно выдать. Он ответил, что желает выдать деньги, они в бардачке. Сотрудник КФСБ приоткрыл крышку бардачка и спросил Тимшина, его ли это, тот ответил, что деньги его. Деньги тут же пересчитали, сверили номера купюр, они совпали. Снова был составлен акт. Все расписались, в том числе и Тимшин, в документах записано всё правильно.
Протокол выемки от 25 мая 2005г. свидетельствует о том, что у гр-на Камалетдинова был изъят цифровой диктофон «Олимпус» VH-240.
Протоколом осмотра предметов на л.д.204-205 т. 1 подтверждено, что изъятые у Тимшина денежные средства в сумме 19000 рублей представляют собой денежные купюры Банка РФ достоинством по 1000 рублей.
Они признаны вещественными доказательствами согласно постановлению на л.д.206 т. 1 сданы в банк г. Кирова (т.3 л.д.196).
Из прокола осмотра и прослушивания фонограммы аудиозаписи разговора Тимшина А.А. и Камалетдинова от 30 мая 2005 года, хранящейся в цифровом диктофоне «Олимпус» VH-240 следует, что Тимшин Камалетдинову говорит, что он сделает такую установку, что ни одна машина с таким грузом не пройдет, конфликтов не будет, он – Тимшин ни перед кем не обязан, он может всё что угодно сделать, его можно обмануть лишь один раз, Тимшин предлагает Камалетдинову назвать свою цену. Камалетдинов в свою очередь спрашивает, что если в Киров везти через него, Тимшина, то это сколько будет. Камалетдинов называет, что при небольших количествах нефтепродуктов, он может давать Тимшину 2-3 тысячи. Тимшин не соглашается, тогда тот называет 5 тысяч за одну машину грузоподъемностью 16 тонн. Тимшин отвечает, что это его устраивает. Ведут так же речь о том, что если груз по документам провозится, то выгода для них – копейки, а если без документов, то нормальная выгода остается (т.1 л.д.224-227).
Протокол прослушивания фонограммы аудиозаписи телефонных переговоров (кассета № 1053) от 14 мая 2005 года в 22 часа 35 мин. между Тимшиным и Камалетдиновым подтверждает то, что Камалетдинов говорит Тимшину о том, что он загрузился, перед тем, как проезжать пост, он позвонит, чтобы его нормально пропустили, напоминает о плате за это Тимшину в сумме 5 тысяч рублей. Тимшин соглашается. На вопрос Камалетдинова будут ли у него проблемы, Тимшин отвечает, что на пост позвонит. После того, как Камалетдинов проехал пост, он сообщает Тимшину, что, хотя у него документы были «липовые», но он пост проехал, предупредив инспекторов ДПС, что он – от Тимшина. Из разговора от 20 мая 2005 года следует, что Тимшин требует от Камалетдинова приезда, грозит, что иначе «всё отключит». Камалетдинов обещает привезти деньги.
Из фонограммы аудиозаписи разговора тех же лиц от 24.05.2005 года (кассета № 7/40 в рамках оперативного эксперимента) следует, что Тимшин начинает разговор так: «рассказывай» «у тебя что?» Камалетдинов отвечает «деньги привез». Тимшин хвалит Камалетдинова: «конкретный человек, дело сказал, сделал». Камалетдинов добавляет «ты сказал 5 тысяч, я буду за каждый рейс платить». Тимшин говорит, что будет через пост другие Камазы с нефтепродуктами проводить (л.д.186-194 т.3).
В судебном заседании прослушаны записи на аудиокассете № 7/40, на аудиокассете в диктофоне «Олимпус», сверены с текстами в протоколе на л.д.186-194 т. 3, т. 1 л.д.221-227, расхождений нет за исключением одного предложения «Делиться надо» произнес не Тимшин, а Камалетдинов.
Тимшин не стал оспаривать того, что на аудиозаписях голоса его и Камалетдинова.
Судом просмотрена видеокассета ФНС, полученная в рамках оперативного эксперимента, видеозапись подтверждает то, что на посту ОГИБДД в автомашине на водительском сиденье находится Тимшин, на пассажирское сиденье сел Камалетдинов. На коленях у Камалетдинова «Барсетка». Правой рукой он держит её. Камалетдинов левую руку протягивает в сторону Тимшина. В полусогнутой ладони Камалетдинова виден предмет.
Камалетдинов пояснил суду, что это как раз свернутые пополам деньги в сумме 19 тысяч рублей, что одна купюра застряла в «барсетке».
Видно, как полунаклонившись, Тимшин тянется к бардачку автомашины. Камалетдинов суду уточнил, что Тимшин затем кладет деньги в бардачок. Видно, что он выходит из машины, покидает машину и Камалетдинов. После чего Тимшина задерживают.
С учетом показаний свидетелей Камалетдинова, Пономарева, Мохова, Хакимзянова, фонограмм на кассете № 7/40, акта о добровольной выдаче имущества, суд находит доказанным, что на видеокассете, просмотренной в судебном заседании, запечатлен момент передачи денег 19 тыс. руб. Тимшину Камалетдиновым 24 мая 2005 года. этот факт бесспорен, не вызывает сомнений у суда.
Согласно постановлению на л.д.196 аудиокассета № 7/40, аудиокассета из диктофона «Олимпус», сам диктофон, видеокассета ФНС, прослушанные и просмотренные в суде на стадии предварительного расследования, были осмотрены, признаны вещественными доказательствами, приобщены к уголовному делу о соблюдении требований норм УПК РФ, у суда нет оснований исключать их из числа доказательств, как того требует сторона защиты. Суд проверил их происхождение, искажения, подмены не установлено. Те недостатки при описании характеристики технических средств, на которые указывает защита, суд признал не существенными, ни в УПК РФ, ни в ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» нет точного требования к описанию параметров технических средств.
Из исследованных постановлений, приобщенных по ходатайству гособвинителя, следует, что одно постановление от 24.05.2005 года вынесено о проведении оперативного эксперимента, другое – от 07.06.2005 года о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности в прокуратуру (т.7 л.д.176-177,т. 8 л.д.146).

Проанализировав доказательства с позиции относимости, допустимости, достоверности, достаточности, сопоставив их между собой, суд пришел к убеждению, что подсудимый Тимшин виновен в том, что он, являясь должностным лицом, с использованием своего положения совершил покушение на получение лично взятки от гр-на Камалетдинова в виде денег в размере 19000 рублей за совершение в пользу взяткодателя незаконных действий вопреки интересам службы, т.е. преступление, предусмотренное ст. 30 ч. 3, 290 ч. 2 УК РФ. Преступление не доведено до конца по независящим от него обстоятельствам. При этом суд исходил из следующего.

Имеющимися в деле копиями приказов подтверждено, что Тимшин на момент совершения преступления был не только начальником криминальной милиции, но и первым заместителем начальника ОВД Малмыжского района. Он осуществлял функции представителя власти.
В должностные обязанности Тимшина входило, в том числе выявление, пресечение административных правонарушений (ст. 2,10 ФЗ РФ «О милиции»).
Как первый заместитель начальника РОВД Тимшин вправе был давать указания, основанные на законе, подчиненным ему сотрудникам милиции, в том числе инспекторам ДПС.
А те, в свою очередь, обязаны были их исполнять.
Суд находит доказанным, что в рассматриваемом случае, Тимшин вопреки интересам службы давал указания инспекторам ДПС пропускать машины Камалетдинова с печным топливом независимо от наличия, отсутствия всех необходимых документов на груз. Об этом свидетельствуют показания Камалетдтнова, допрошенных инспекторов ДПС, фонограммы телефонных переговоров Тимшина и Камалетдинова, которые прослушивались.
Перевозка груза без надлежащих документов является административным правонарушением согласно ст. 12.3 ч. 2 КоАП РФ.
Тимшин, давая указания о беспрепятственном провозе печного топлива через пост ГИБДД, действовал вопреки интересам службы, в этом незаконность его действий. Тимшин совершил их именно с использованием своего служебного положения – первого заместителя начальника РОВД, заведомо зная, что указания будут выполнены, как они выполнялись и по провозу через пост лома цветных металлов, о чем дали показания допрошенные инспекторы ДПС. Именно за беспрепятственный проезд через пост ГИБДД с грузом независимо от состояния документов на него Тимшин рассчитывал на получение взятки. Предметом взятки были деньги.
Действовал Тимшин из корыстных побуждений, умышленно, но был задержан с поличным – предметом взятки.
Суд отвергает утверждение Тимшина, стороны защиты, что фигурирующие в уголовном деле 20 тысяч рублей – это не взятка, а оплата посреднических услуг Тимшина, который подыскивал для Камалетдинова покупателей топлива.
Камалетдинов показал суду и Кормщиков подтвердил, что первый вывез Кормщикову 4 машины по 16 тонн топлива в апреле-мае 2005 года.
Тимшин не был посредником между Камалетдиновым и Кормщиковым, следовательно, не идет речь об оплате посреднических услуг.
Тимшин посредником выступал между Камалетдиновым с одной стороны и Шангиным и Юферевым с другой.
Как показали Шангин и Юферев, к ним ни одной машины с топливом от Камалетдинова не поступало ни в апреле, ни в мае 2005 года, а об этом Тимшин знал. Следовательно, посредническая услуга так и не состоялась, об оплате услуг не идет речь.
Утверждение Камалетдинова, что вручаемые Тимшину деньги, это не что иное, как взятка за беспрепятственный проезд автомашин через пост ГОИБДД с печным топливом, независимо от состояния документов на него – убедительно, нашло подтверждение в суде.
Суд вынужден отвергнуть несостоятельную позицию подсудимого Тимшина, стороны защиты о том, что имело место подстрекательство со стороны Камалетдинова в отношении Тимшина к получению взятки.
При этом следует исходить из того, что Тимшин имеет высшее юридическое образование, возглавлял оперативную службу, имеет не малый стаж работы и опыт, а, судя по характеристикам, отличался грамотностью, следовательно, он контролировал, осознавал складывающуюся обстановку до совершения преступления.
При отсутствии умысла на получение взятки, Тимшин при его служебном положении – начальника криминальной милиции имел реальную возможность решительно пресечь любые противоправные действия Камалетдинова в любой момент, он этого не сделал, так как имел умысел на получение взятки.
В судебном заседании, материалами уголовного дела подтверждено то, что Тимшин после первой встречи с Камалетдиновым начал подготовительные действия ко взяточничеству, а именно: обменялся мобильными телефонами с Камалетдиновым, систематически встречается с ним, ведет телефонные разговоры. Судя по фонограммам, убеждает Камалетдинова в том, что он хозяин положения, может пропустить, а может не пропустить груз через пост ГИБДД, предлагает назвать плату за это. Тот называет 5 тысяч рублей. Тимшин соглашается. Когда Камалетдинов пытается снизить плату до 2-х тысяч, Тимшин заявляет, что за такую сумму он его в свою машину посидеть не пустит. Именно Тимшин проявляет недовольство, когда Камалетдинов не появляется, не выходит на связь, не везет деньги.
Разговоры Тимшина о покупателях топлива Шангина и Юферева Камалетдинов объясняет тем, что Тимшину выгодно было увеличить количество рейсов с топливом через пост ГИБДД, от того сумма взятки должна быть увеличится. Суд находит такую позицию Камалетдинова логичной.
В суде не нашло подтверждения то, что Камалетдинов проявлял какие-то активные действия с целью возбудить волю, желание в Тимшине на взяточничество, не был с его стороны ни угроз, ни шантажа, ни создания искусственных условий, при которых у Тимшина было безвыходное положение. Передача взятки состоялась именно с согласия Тимшина, следовательно, подстрекательства не было.
Суд на находит и провокации взятки при производстве непосредственно оперативного эксперимента, потому что, судя по доказательствам, представленным суду в период проведения мероприятия, также не было ни уговоров, ни угроз Тимшину либо иных форм склонения Тимшина к получению взятки, не создавалось и обстановки, в силу которой Тимшин вынужден был бы принять деньги во время эксперимента.
Между тем, действия по созданию условий, в которых проявляется умысел, то есть уже существующее желание и воля получить взятку, как в случае с Тимшиным, при ОЭ не являются противозаконными.
Позицию подсудимого, защиты в части того, что Тимшин при проведении оперативного эксперимента не требовал деньги у Камалетдтинова, значит он и не виновен, суд признал не состоятельной.
Суд, с учетом показаний свидетеля Камалетдитнова, содержания фонограмм, считает: Тимшин заведомо знал из складывающейся предшествующей обстановки, что Камалетдинов привезет деньги за проезд машин с топливом через пост ГИБДД, поэтому без каких-либо вступлений, Тимшин сразу спрашивает Камалетдинова: «У тебя что?» тот отвечает: «Деньги привез». Далее со стороны Тимшина не последовало никаких вопросов о том, за что деньги, сколько, никаких возражений, а напротив – одобрение, что Камалетдинов «человек дела». Тимшин, как должностное лицо правоохранительного органа, не пресек действий Камалетдинова и на этот раз. Все это указывает на умысел подсудимого на получение взятки.
Материалами дела и исследованными в суде доказательствами опровергается довод подсудимого, защиты, что Камалетдинов мог подкинуть деньги в «бардачок», когда Тимшин вышел из машины. Судя по видеосъемке, деньги в бардачок положил именно Тимшин, а, судя по показаниям Мохова, Хакимзянова, Тимшин никаких заявлений не делал, претензий не предъявлял, нет отметок об этом в акте добровольной выдачи имущества о том, что деньги ему подкинули. Более того, Тимшин занимал и такую позицию, что видел деньги в машине, но считал, что это оплата за посреднические его услуги.
Суд при вынесении приговора, оценивая доказательства с позиции допустимости, проверяя постановления следователя с позиции соответствия требованиям УПК РФ, принял следующие решения.
Постановление о возбуждении уголовного дела по ст. 290 ч. 4 УК РФ соответствуют требованиям ст. 146 УПК РФ вопреки заявлению защиты о незаконности его. Вымогательство взятки было указано в материалах, представленных на возбуждение дела. В последствии оно не подтвердилось в ходе расследования, потому и не вменялось в вину Тимшину.
Копия постановления Тимшину направлялась, о чем указано в постановлении следователем. На данном постановлении подписи Тимшина не требовалось.
Нет оснований для признания незаконным постановлений о прекращении материалов дела в отношении Камалетдинова, хотя защита на этом настаивает, считая, что уголовное дело в отношении его не возбуждалось.
Имело место одно событие, передача и получение взятки. Закон не требует, чтобы по одному событию преступления против каждого его участника возбуждалось отдельное уголовное дело. Данное постановление обоснованно, соответствует требованиям постановления Пленума ВС РФ от 10.01.2000 года «О судебной практике о взяточничестве и коммерческом подкупе».
Оснований для признания незаконными действий Камалетдинова в части разговоров с Тимшиным на диктофон, у суда не имеется. Камалетдинов действовал как частное лицо, не вторгаясь в частную жизнь Тимшина. Запись касалась незаконной деятельности его. Камалетдинов действовал в защиту своих интересов от посягательств. На него не распространяются требования ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности».
Диктофон с аудиозаписью у него изъят как любой другой предмет, носящий информацию о преступлении. Оснований считать это действие следователя по выемке диктофона незаконным – не имеется. Требования норм УПК РФ соблюдены при выемке диктофона.
Постановление облсуда от 24.04.2005 года о прослушивании телефонных переговоров Тимшина, вступившее в законную силу, районный суд не вправе ни оценивать, ни ревизировать.
Это постановление секретно, оно выдается лишь инициатору ОРМ, но не проверяемому лицу. (определение Конституционного суда от 14.07.1998 года).
Суд не исключает иной документ из числа доказательств – заявление Камалетдинова в УФСБ от 24.05.2005 года вопреки позиции защиты. Заявитель не юрист, от него нельзя требовать, чтобы заявление полностью соответствовало содержанию ст. 290 УК РФ. Он сообщил о незаконной деятельности Тимшина.
Его заявление в совокупности с данными прослушивания телефона Тимшина, записей на диктофон разговоров с Тимшиным послужили основанием для оперативного эксперимента.
А согласно ст. 7 ч. 2 п. 1 Закона РФ «Об ОРД» для проведения оперативно-розыскных мероприятий основанием являются ставшие известными органам, осуществляющим ОРД, сведения о признании подготавливаемого противоправного деяния, о лицах, подготавливающих его. Закон не конкретизирует объем этих сведений, форму фиксации сведений.
Судя по постановлению о проведении оперативного эксперимента, имелись в сведениях основания считать, что подготавливаемое Тимшиным деяние – тяжкое преступление.
Суд отвергает утверждения защиты, что предоставленное суду постановление о проведении оперативного эксперимента № 560 от 24.05.2005г. сфальсифицировано, составлено позднее для предъявления в суд.
Это постановление уже упоминается в рапорте Пономарева от 24.05.2005г., в справке-меморандуме от 07.06.2005г., которые были переданы следователю прокуратуры.
Аналогичная ситуация с постановлением о передаче результатов ОРД следователю от 07.06.2005 года.
Оба документа соответствуют ст. 13-15 Инструкции «О порядке предоставления результатов ОРД органу дознания, следовательно, прокурору, в суд», зарегистрированной в Министерстве юстиции РФ 03.09.1998г. № 1603. исключению не подлежат.
Согласно ст. 6 п. 14 ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» с участием граждан, с согласия последних на основе гласности (заключения контракта не требовалось) сотрудники УФСБ в пределах своих полномочий провели оперативный эксперимент на основании той же упомянутой ст. 6, законно применена видеозапись, аудиозапись техническим средством «барсетка», произведена видеозапись «наблюдения».
Ст. 1 той же Инструкции позволяет результаты ОРД фиксировать в рапортах, актах.
Каких-либо требований к данным документам не установлено.
В рассматриваемом случае акты о выдаче денег, техсредств, о добровольной выдаче имущества, об изъятии, осмотре техсредства, судя по показаниям свидетелей Мохова, Хакимзянова, Пономарева достоверны, они подписаны участниками мероприятия без каких-либо замечаний (л.д.51,54-55,59-60 т.1). оснований исключить их как иные документы из числа доказательств не имеется.
Та же упоминавшаяся инструкция допускает оформление результатов ОРМ в виде рапорта, что и сделал Пономарев (л.д.50 т.1).
Вопреки утверждениям защиты, закон, подзаконные акты не требуют, чтобы к рапорту были в обязательном порядке приложения.
Оснований для исключения рапорта из числа доказательств как иного документа – нет.
Согласно ст. 140,143 УПК РФ поводом и основанием для возбуждения уголовного дела является как заявление, так и сообщение о готовящемся, совершенном преступлении, полученное из иных источников.
Tags: Трибунал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments