begemot_0007 (begemot_0007) wrote,
begemot_0007
begemot_0007

Про ментов вердикт (окончание)

Из 6 уголовных дел одно было прекращено за смертью подозреваемого, остальные приостановлены в связи с неустановлением лица, совершившего преступление.
Этот вывод не оспаривается подсудимым Тимшиным А.А.
Более того, он подтверждается показаниями потерпевших, из которых 5 подтвердили, что у них с незаконным проникновением в помещение были совершены хищения имущества, а 1 потерпевший подтвердил хищение паспорта, все они с письменными заявлениями обращались в Малмыжский РОВД, в возбуждении уголовного дела было отказано, впоследствии они были извещены о том, что прокуратурой уголовные дела возбуждены.
В деле имеются исследованные судом постановления об отказе в возбуждении уголовных дел с резолюцией Тимшина А.А., утвердившего их.
Имеются также копии постановлений прокуратуры об отмене утвержденных Тимшиным А.А. постановлений, как незаконных, и о возбуждении шести уголовных дел, пять из них так и не раскрыты.
Тем не менее, суд считает, что представленные стороной обвинения доказательства не дают оснований для вывода о наличии в действиях Тимшина А.А. состава преступления, предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ, которое ему инкриминируется.
С субъективной стороны злоупотребление должностными полномочиями является умышленным преступлением, т.е. лицо осознавало общественную опасность своих действий, бездействий, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно-опасных последствий, желало, сознательно допускало наступление этих последствий.
Однако, ни на стадии предварительного расследования, ни в ходе судебного следствия, достаточных, бесспорных доказательств того, что Тимшин А.А. умышленно и вопреки интересам службы злоупотребил должностными полномочиями – не добыто.
Сам подсудимый утверждает, что, подписывая 6 постановлений, он был уверен, что поступает законно, поскольку ранее уголовные дела при ущербе менее 1 МРОТ не возбуждались. Все постановления были проверены прокуратурой, не отменялись, ни устных, ни письменных претензий со стороны прокуратуры к нему не предъявлялось. Материалы были оценочными, т.е. спорными. Лишь спустя от двух до десяти месяцев, постановления были отменены.
Свидетели Заболотских А.М., Попов А.В., Ахмадшина А.З., Дягилев В.М., Козлов О.Г. подтвердили, что все 6 материалов были проверены прокуратурой. Заместитель прокурора Беляков А.Ю. согласился с принятыми решениями, а через несколько месяцев свою позицию изменил. Проверочные материалы были спорными в части ущерба. Следователи опасались возбуждать по ним уголовные дела, так как в других районах выносились оправдательные приговоры из-за малозначительности ущерба. По мнению свидетелей, у Тимшина не было умысла на совершение действий вопреки интересам службы при утверждении шести постановлений, это результат ошибки.
Суд находит, что сторона обвинения не представила доказательств того, что Тимшин А.А. был ознакомлен с информационными письмами из областной прокуратуры «О квалификации хищений чужого имущества № 16-2-04 от 16.03.2004 года «Об основаниях к отмене незаконных решений об отказе в возбуждении уголовных дел» № 16-2-04 от 08.12.2004 года.
В силу занимаемой должности Тимшин А.А. обязан был знать руководящие разъяснения прокуратуры области о квалификации хищений, следить за изменениями в законодательстве – на что указывает сторона обвинения, т.е. на халатность, но при отсутствии признаков крупного ущерба переквалификация со ст. 285 ч. 1 УК РФ на ст. 293 ч. 1 УК РФ невозможна.
То, что Тимшин А.А. не ориентировал подчиненных на вынесение незаконных постановлений при отказе в возбуждении уголовных дел, а исполнители принимали решения самостоятельно, с достоверностью доказано показаниями свидетелей Шорохова А.Л., Щинова А.Г., Шихова С.А., Мухамедзянова А.Р., Дягилева В.М., Заболотских А.М.
Наличие мотива преступления в составе, предусмотренном ст. 285 ч. 1 УК РФ, обязательно. Он определен в законе как «корыстная или иная личная заинтересованность».
В соответствии с законом, иная личная заинтересованность, как мотив злоупотребления должностными полномочиями, может выражаться в стремлении подсудимого извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленном такими побуждениями, как угодить начальству, карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение дел, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность Довод обвинения о том, что Тимшин А.А., действуя из иной личной заинтересованности, обусловленной нежеланием должным образом организовать работу по раскрытию преступлений, в том числе совершенных в условиях неочевидности, утвердил 6 заведомо незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, не нашел своего подтверждения в судебном заседании и не подтвержден материалами уголовного дела.
Свидетели Заболотских А.М., Дягилев В.М., Попов А.В., Козлов О.Г. полностью опровергли доводы обвинения, пояснив суду, что именно Тимшин А.А. должным образом организовывал работу сотрудников РОВД по раскрытию неочевидных преступлений. Принимал личное участие в раскрытии тяжких и особо тяжких преступлений, поощрялся за раскрытие убийств. Раскрываемость составляла 85% - выше областной, и шесть утвержденных им отказных материалов абсолютно не влияют на показатели. Кроме того, три года как с руководителей РОВД не спрашивают за % раскрываемости, главное, чтобы все заявления были зарегистрированы и проверены, что и сделано было по выше указанным материалам.
Потерпевшие по кражам, а также Шорохов, Шихов, Щинов, Мухамедзянов подтвердили, что по всем заявлениям «по горячим следам» проводилась проверка, в том числе с выходом на место происшествия.
Ни один свидетель не подтвердил того, что подсудимый Тимшин А.А. «не желал должным образом организовывать работу по раскрытию преступлений», в этом якобы состоит иная заинтересованность подсудимого.

Из характеристики Тимшина А.А. следует, что он должностные обязанности выполнял, успешно осуществлял координацию служб и подразделений. Благодаря целенаправленной работе, его, как начальника криминальной милиции, на протяжении ряда последних лет достигнута стабильная высокая раскрываемость - 84,2%, среднеобластной показатель составляет лишь 61%, раскрыты все особо тяжкие преступления, грабежи, причинение тяжкого вреда здоровью. При этом Тимшин лично участвовал в раскрытии преступлений, имеет поощрения за конкретные уголовные дела, по которым участвовал в установлении преступников. Суд не может согласиться с утверждением обвинения в части того, что Тимшин А.А. не желал организовывать работу по раскрытию преступлений, а потому якобы был заинтересован в утверждении 6 отказных материалов.
Заявленный стороной обвинения мотив преступления – не доказан.
Не нашло своего подтверждения обвинение Тимшина А.А. в том, что он желал снизить количество зарегистрированных преступлений на обслуживаемой территории и повысить тем самым статистические показатели их раскрываемости в течение 2003-2004 года, систематически не регистрировал как преступления - хищения чужого имущества при квалифицирующих признаках и не принимал мер к их раскрытию.

Имеющимися в деле копиями заявлений потерпевших как раз подтверждено, что все 6 заявлений зарегистрированы в ОВД Малмыжского района, на заявлениях имеется штамп регистрации и регистрационные номера.
Как пояснил подсудимый Тимшин А.А., свидетели Заболотских А.А., Дягилев В.М., согласно распоряжения МВД РФ № 1/14559 от 10.08.2001 года, полностью исключено использование такого оценочного понятия, как процент раскрываемости, который провоцирует укрытие преступлений от учета и регистрации. Кроме того, для компенсации возрастающих нагрузок МВД РФ предпринимает конкретные шаги по повышению размера денежного содержания, уровня социальной защиты.
Следовательно, у Тимшина А.А. не было оснований укрывать от учета преступления, он этого и не делал, никакой конкретной выгоды неимущественного характера (угодить начальству, карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение дел, получить взаимную услугу, скрыть свою некомпетентность и пр.) Тимшин А.А. при утверждении отказных материалов не имел и не получил. Доказательств обратного не добыто.
Таким образом, в действиях Тимшина А.А. отсутствует обязательный признак состава преступления, предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ – субъективная сторона преступления, а именно: «если это деяние совершено из иной личной заинтересованности» с прямым или косвенным умыслом.
Обязательным признаком объективной стороны злоупотребления должностными полномочиями является наличие общественно опасного последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства.
При решении вопроса о том, является ли причиненный вред существенным, необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу предприятия, характер и размер понесенного ими материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им морального, физического или имущественного ущерба.
Доводы обвинения о том, что действия Тимшина А.А. повлекли за собой существенное нарушение предусмотренных ст. 6, 42 УПК РФ прав и законных интересов потерпевших от преступлений, выразившиеся в непринятии милицией своевременных мер к раскрытию преступлений, повлекших причинение имущественного вреда потерпевшим – не нашли своего подтверждения в судебном заседании, не подтверждаются они и материалами уголовного дела.
Ни один из шести потерпевших не заявил о том, что ему (ей) причинен существенный вред.
Они подтвердили, что проводилась проверка по их заявлениям, осмотры мест происшествий.
Представитель ОАО «Малмыжский РМЗ» подчеркнул, что предприятие прибыльно и ущерб в сумме 84 рубля для них малозначителен.
Потерпевшая Ковалева А.Г. отказалась вообще от исковых требований.
Потерпевшая Назарова Л.Н. пояснила, что потерпевшей себя вообще не считает, так как имущество ей возвращено.
4 потерпевших из 6 ссылаются лишь на разочарование в милиции, на то, что та подрывает свой авторитет.
А потерпевший Рассомахин в суде заявил, что виновной считает не милицию, а администрацию ЦРБ, которая не обеспечила поликлинику гардеробом, заходя в кабинет врача, он куртку оставил в коридоре, оттуда она и была похищена, а в ней был паспорт.
Суд не находит, что, как предприятию, так и пяти гражданам был причинен тяжкий ущерб, вследствие чего можно было бы судить о существенном нарушении их прав, при этом суд обратил внимание на состав, значимость имущества и стоимость менее 1 МРОТ, а именно:
- у Ковалевой из кладовки похищено 2 самовара, умывальник, ключ, стеклянная банка, лампа на сумму 270 рублей, явно, что они не были предметами первой необходимости;
- у Назаровой из сарая похищены дорожки на сумму 561 рублю – также не предметы первой необходимости;
- у Новоселовой фляга с зерном за 500 рублей похищена из сарая;
- у Воробьевой из предбанника котел, фляга за 480 рублей похищены;
- ОАО – из склада 3 корпуса от старых насосов на сумму 84 рубля похищены;
Ссылка обвинения на то, что неприятие мер к розыску преступников повлекло причинение имущественного вреда потерпевшим, является несостоятельной, поскольку фактически ущерб потерпевшим был причинен преступниками, а не действиями Тимшина А.А.
Нельзя говорить при оценке действий Тимшина А.А. о непринятии мер по розыску преступников, так как фактически такие меры принимались, об этом суду пояснили допрошенные в качестве свидетелей – исполнители, а также потерпевшие.
По всем заявлениям были приняты решения, предусмотренные ст. 145 УПК РФ, и ни одно из них не было обжаловано потерпевшими.
Суд считает недоказанным то, что Тимшин А.А. причинил существенный вред охраняемым законами интересам общества и государства, это не подтвердили ни потерпевшие, ни свидетели, это не усматривается и из материалов уголовного дела.
В показаниях четырех потерпевших содержится лишь сформулированная явно следователем фраза о подрыве авторитета правоохранительных органов, между тем, это относится лишь к милиции Малмыжского района и лишь в четырех случаях, когда не были установлены лица, похитившие имущество, не представляющие большой ценности, что не может расцениваться причинением существенного вреда всему обществу и государству.
Подрыв авторитета органов власти, государственных организаций должен выражаться в создании помех и сбоев в их работе, сокрытии крупных хищений, других тяжких преступлений, чего явно не усматривается в действиях Тимшина А.А.
Таким образом, в действиях Тимшина А.А. отсутствует обязательный признак состава преступления, предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ – объективная сторона преступления, а именно: «деяние повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства».
Учитывая требования ст. 8 УК РФ, закрепляющей, что основанием для уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ, суд считает необходимым оправдать Тимшина А.А. за отсутствием состава преступления, предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ, а именно: «использование должностным лицом Тимшиным А.А. из личной заинтересованности своих служебных полномочий вопреки интересам службы» за отсутствием состава преступления на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

Назначая наказание, определяя срок подсудимым суд учитывает личность подсудимых. Они характеризуются положительно по месту жительства и месту службы, характер и степень общественной опасности их действий, являясь должностными лицами правоохранительных органов, они не защитили закон, интересы гражданина Кондратьева, сами встали на преступный путь.
Учитывает суд и влияние наказания на исправление подсудимых, на условия жизни их семей.
Обстоятельств, отягчающих наказание, суд не признал.
К обстоятельствам, смягчающим наказание, суд отнес:
- отсутствие судимостей у всех троих,
- наличие на иждивении у Мошкина 2 детей, у Шерстнева – 2 детей, у Тимшина – 3 детей, один их которых имеет заболевание глаз,
- у Мошкина и Шерстнева мнение потерпевшего о том, чтобы их не лишали свободы.
Суд обратил так же внимание на следующие обстоятельства:
Тимшиным совершено два тяжких преступления, Мошкиным и Шерстневым по одному.
По ст. 286 ч. 3 УК РФ у Мошкина с Шерстневым два квалифицирующих признака п. «а,б», а у Тимшина один квалифицирующий признак. Далее, Мошкин как начальник отделения УР принял решение о применении спецсредств – наручников в отношении Кондратьева. Шерстнев был более активен при совершении насильственных действий в отношении Кондратьева, чем Мошкин.
Как показал потерпевший Кондратьев, именно Тимшин дал команду подчиненным избить его, он же унижал его честь и достоинство, угрожал расправой, потому он просит его лишить свободы, а Мошкину и Шерстневу назначить условную меру наказания.
Суд обратил внимание на то, что подсудимые по-прежнему считают свои действия законными и справедливыми.
Суд не согласился со сроком наказания, который предложил назначить подсудимым гособвинитель, суд считает такое наказание неоправданно суровым и несправедливым, исходя из того, что подсудимые впервые совершили преступление, имеют детей, гособвинитель не учел мнение Кондратьева в части того, что он настаивает на условном осуждении Мошкина, Шерстнева и не настаивает на том, чтобы Тимшина лишили свободы на длительный срок, кроме того, суд уменьшил объем обвинения подсудимым.
Поскольку Тимшиным совершено два преступления, суд окончательное наказание назначает по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ.
Заявленный Кондратьевым гражданский иск к подсудимым по взысканию морального и материального вреда, следует рассмотреть в порядке гражданского судопроизводства, поскольку вред возмещается в соответствии со ст. 1069 ГК РФ за счет казны, а она не привлечена к участию в деле в качестве ответчика.
Суд не согласился с гособвинителем в части применения к подсудимым ст. 48 УК РФ и не лишает их специальных званий. Данных о государственных наградах в деле не имеется. При этом суд учел положительные характеристики их, а также имеющиеся данные в деле о том, что они внесли до совершения преступления немалый вклад в раскрытие преступлений в Малмыжском районе, благодаря их усилиям раскрываемость преступлений намного выше среднеобластной.
Исходя из фактических обстоятельств дела, суд не находит оснований для применения к подсудимым условного осуждения в соответствии со ст. 73 УК РФ.
Вещественные доказательства следует:
1) первичный лист осмотра, объяснение Кондратьева хранить при уголовном деле.
2) Видеокассету ФНС, аудиокассеты № 7/40, № 1053 вернуть в УФСБ Кировской области,
3) Диктофон «Олимпус» вернуть Камалетдинову,
4) Деньги 20 тысяч рублей, находящихся в банке, подлежат возврату гр-ну Камалетдинову (ст. 24 абз. 2 Постановления пленума ВС РФ от 10.02.2000г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»).
Руководствуясь ст. 305-309 УПК РФ, суд



П Р И Г О В О Р И Л:

Тимшина Андрея Анисимовича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. «а» УК РФ и назначить наказание в виде лишения свободы сроком 4 года с лишением права занимать определенные должности в правоохранительных органах сроком 3 года.
Его же признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч. 3, ст. 290 ч. 2 УК РФ и назначить наказание в виде лишения сроком 3 года с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком 3 года.
Окончательно определить наказание Тимшину по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в ИК общего режима. Его лишить права занимать должности в правоохранительных органах сроком 3 года.
Срок наказания исчислять с 24.05.2005 года.
Тимшина Андрея Анисимовича по ст. 285 ч. 1 УК РФ оправдать за отсутствием состава преступления на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

Мошкина Сергея Геннадьевича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. «а,б» УК РФ и назначить наказание в виде лишения свободы сроком 3 года с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком 3 года, с отбыванием наказания в ИК общего режима.
Срок наказания исчислять со дня заключения под стражу.

Шерстнева Андрея Николаевича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. «а,б» УК РФ и назначить наказание в виде лишения свободы сроком 3 года с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком 3 года, с отбыванием наказания в ИК общего режима.
Срок наказания исчислять со дня заключения под стражу.
Меру пресечения на кассационный срок всем троим оставить прежней.
Гражданский иск Кондратьева подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.
Вещественные доказательства после вступления приговора в законную силу – видеокассету ФНС,
- аудиокассеты № 7/40, № 1053 вернуть в УФСБ Кировской области,
- диктофон «Олимпус» вернуть Камалетдинову Р.,
- деньги 20 тысяч рублей вернуть Камалетдинову Р.,
- первичный лист осмотра, объяснение Кондратьева оставить при уголовном деле.

Приговор может быть обжалован в Кировский облсуд в 10-дневный срок со дня провозглашения, а Тимшиным со дня получения его копии.
При подаче кассационной жалобы Тимшин вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела, Мошкин и Шерстнев вправе так же участвовать в рассмотрении дела в кассационной инстанции.

Судья Степанова

Копия верна:
Судья Л.Л.Степанова

Приговор вступил в законную силу 2006г.

Судья Л.Л.Степанова

Начальник отдела О.Г.Коркина
Tags: Трибунал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments