July 6th, 2008

Фагот

Йопик!!!Зацени!!!

А вот это Красная Литера А.
Придлагаеца заценить и оставить каминтарий, па вазмажности без матерщины, паскоку дивчино стесняеццо очень...




А вот эта совсем не Красной Литере...
---
принято к публикации 14-02-2008 19:36 LoveWriter

Прима

Перед нами – Прима.
Не пройдите мимо.
Красота без грима.
Блонди. Супер-джинс.
Я включаю примус
Для Прекрасной Примы.
Наливаю кофе.
И боюсь, что сдвинусь.
На Голгофе
Сдвинуться нетрудно.
Налетает грусть,
Бесом серебристым –
Седина на голову.
Выйду и пройдусь.
Кто там носит Prada?
Всё это неправда.
Prada носит Прима.
И проходит мимо.

А вот кому посвящено, не скажу.
Фагот

Девяностые годы




Девяностые годы

принято к публикации 05-03-2008 09:36 | LoveWriter

Автор: Ося Фиглярский

Девяностые годы двадцатого века…
Мне сказали, что стильно писать, мол, про это…
Девяностые годы двадцатого века…
Мне сказали, что мода приходит на них…
Девяностые годы двадцатого века…
Что-то стали частенько о них вспоминать…
Девяностые годы двадцатого века…
Я кричу со слезами во тьму: «Слышишь, Жека?..
Девяностые годы двадцатого века…
Может, ТЫ сможешь что-то про них рассказать?»

Но Жека не слышит…
Не сможет ответить…
Жека – мертвый. Застрелен
на разборе полетов за тонной лавэ.
Так закончился утренний ланч на траве…

Я шепчу тихо: «Слышите, Костя и Витя?
Девяностые годы двадцатого века…
ВЫ про них интересное что расскажите,
убивали когда ни за что человека,
если деньги, конечно, считать ни за что…
Девяностые годы двадцатого века…
Уже времени много прошло с того лета,
Говорят, вы в бармена стреляли дуэтом…»
Девяностые годы двадцатого века…
Впрочем, деньги, действительно, это – ничто…

Костя с Витей не слышат…
Они не в ответе…
Потому, что их нет… Удавили…
По понятиям… тихо… обоих в СИЗО…
Но вообще-то… ребятам еще повезло…

Я кричу в тьму глухую: «Услышь меня, Санька!
Девяностые годы двадцатого века…
Нас хотят вновь увидеть вдвоем, ТЫ, Сань, глянь!!!
Мы босыми вдвоем пробежимся на реку –
в девяностые годы двадцатого века…
Там девчонки купаются, все, Сань, раздеты…
Девяностые годы двадцатого века…
Если снять не удастся, хотя б поглядим…
Девяностые годы двадцатого века…
Ты всегда, Саш, любил вот такой вот экстрим…»

Александр не слышит…
Не сможет подняться…
Его нет… Он шагнул из окошка…
Предпоследний этаж…
Героин… Передоз… Эпатаж…

Где мы были тогда? И что делали, что?
В девяностые годы двадцатого века?
Мы стрелялись. Мы вешались.
Резали вены. Кололись.
УБИВАЛИ ДРУГИХ
И СЕБЯ.
Мы на дыбу Россию пытались
поднять. И ошиблись…
В то же время РОССИЮ свою, как ни странно,
ЛЮБЯ…

Поколенье, крещенное бритвой по горлу,
Все еще проживает на этой земле…
Как-то так получилось… нас жизнь не затерла…
Там из наших один будто даже в Кремле…
Да хотя… Вроде наших по жизни там нет…
Ну а так… По окраине бродит девчонка.
Одинокая. Девочке тридцать пять лет.
У нее нет семьи. И детей тоже нет.
Вот и все… Где-то лет через сорок,
на могилку… соцпомощь… ей кинет… букет…

IF@ 02 марта 2008 года.
Авторская правка.
Фагот

Поэтический цейтнот

Поэтический цейтнот

принято к публикации 30-03-2008 12:45 | Француский самагонщик

Автор: Ося Фиглярский

Тут недавно мелкому стих задали в школе. В четвертом классе у меня сынулька-то учиццо. С какого бодуна родители должны за детей стихи сочинять, объяснено не было, конечно, то ли какая-то система ёбаного Станиславского, то ли еще какая-то заморочка, выяснять я не стал. Хуле, дети есть дети. Да и жена доебалась, давай, говорит, ты поэт неибаццо, сочиняй, и все. Загрузили Осю Фиглярского супружница с короедом, короче.
Я гаварю, про чо стих-то. Ну, мелкий в ответ, типа шесть строчек про радной невъебенный край или хуй с ним там про город. Ебануццо. Никогда по заказу не сачинял. Почти… Как-то просил меня мой друган, главный по «Единой России» в районе, стих предвыборный накропать, так я ему такого насочинял нах, что он сразу от меня отъебся, и при расставании со слезами просил, чтобы я свое творение жириновцам не показывал. Пиздец, говорит, тогда будет выборам, и ему конкретно. Сказал, штоб я флаги там повесил на моем неебаццо каком салоне аккультных услуг, и все, говорит, с тебя, опасные, говорит, вы поэты люди. Ну, флаги я ясен хуй повесил. Один Единой России, второй просто росейский. Висели до выборов на стене, хули. Правда, народ стал думать, новый сельсовет открыли. Разных уибанов по ошибке много приходило. Потом национальный флаг спиздили. Единой России не тронули, бояца штоли хуйевознает.
Так что нелегкая хуйня это по заказу креосы пиздячить. Или легкая, тока судьба креатива может оказаццо висьма загадочной и непредсказуемой.
А пришел я домой в ахуе после рабочего дня где-то полдесятого ночи. И к утру штоб стих был, жена говорит. И так не очень добро на меня посматривает. Ревнует она меня к литпромовским телкам… Скоро ебть будет к столбам ревнавать. Хотя хуле и старый я и седой уже нах. Ну да ладно… Любовь ёбанарот…
У меня даже стих про жену есть:
Не графья мы, чай, Агафья,
не бароны, чай,
не бандиты и не мафья,
наливай-ка чай…
Ну да хуй с ним, короче, думаю, это мы мигом про город сачиним. Ушел я в котельную, там у меня своего рода кабинет такой паэтический. На табурете пишу. Взял ручку, листок бумаги, и понеслась пизда по кочкарям паэтическим.
Сначала хотел просто «Град болотный» этим школярам слить. Град болотный, холод тины… У меня его Француский самагонщик в свое время в Графоманский высер определил. Не видел он мой город… Сразу бы в рекомендовано захуярил от страха перед действительностью. Вникся бы сразу, от одного вида города. Ну да ладно… Кароче, как-то не вязалось со школой это стихотворение. Хотя про радной город там правда все, хули говорить… Все как надо.
У нас город вапще на болоте стоит. Система осушения старинная работала исправно аж до 1981 года, ее где-то в 17 веке еще ладили… Потом захотелось каммунистам какой-то гараж в одном месте поставить, им говорят, что вы делаете, это же водоохранная зона, все нахуй ко дну пойдем… Ну большевики говорят, что партия Ленина сама знает, как гаражи ставить, и идите мол нахуй ходоки ебучие. Ну те и ушли. Гараж коммуняки не поставили, зато трубы дубовые какие-то выташшили с котлована, затем партия Ленина ушла по меткому выражению Шы (а может Гриши Залупы, не помню) в далекий нахуй, а город стал тонуть. Воде ей хули что Ленин что Ельцин, все по хуй. Ну да ладно…
Кароче, «Град болотный» не подошел. Хуйня, думаю, выпил еще кофе, а спать охота пиздецкак, и ебнул первую строку: Город вытерт, но не стерт. Понравилось.
Дальше пиздец, за пять минут нахуярил:
Город вытерт, но не стерт,
сразу видно – третий сорт.
По избитым тротуарам
бродит стадо пьяных морд.
Я за них ужасно горд.
Ну не ёбана ли рот?
Вот и все. Стоп… Матерщина… На поэтическом вечере без базара я это, конечно, прочитал бы, толпа восторженных десятилетних поклонниц, мгм… Море цветов, овации мля… Нет, думаю, в педофилии могут обвинить, счас это нетрудно… Да и непедагогично как-то. Хотя жизненно и про город все заебись… Стадо пьяных морд, среди них моя… В пятом ряду третий слева…
Хуйня, думаю, Ося, вышла, давай дальше.
Полчаса сидел, думал. Пришел с улицы кот, наблядовался нахуй так, что вся лапа передняя правая разорвана, инвалид бля сексуального фронта… Тут же я и выдал:
Город вытерт, но не стерт,
сразу видно – третий сорт.
По избитым тротуарам
бродит мой любимый кот.
Я за город страшно горд,
он похож на огород.
Жизненна бля! И гордость за родной город присуцтвует, и реализм имееццо. На огород похож город гы. Особенно на мой. Справа цветы, а слева крапива. У меня ёпта крапива сортовая, это вам не хуй. И весь огород две сотки нах. Жена каждый год говорит, давай картошку посадим, я ее соотвецвенно нахуй посылаю, в итоге – цветы и крапива… Расейский такой кароче огород у меня.
Понравилось мне мое творение, и я умиратворенно ушел спать полвторого ночи.
Не успел заснуть, как жена будит. Орет: Ты чо ирод наделал? Время полседьмого, ребенку через час в школу, а ты ему чо написал??? Какой блять, орет, огород, сцукин сын, ты чо издеваешься штоли? Я говорю, ты че орешш, дура, это же бля неибаццо шедевр какой, ребенку аднахуйственно автоматом пятерку за четверть поставят!!!
Еще стихами ей сказанул:
Хули ты мне, Акулина,
Навела пурги?
Это ж честная картина
Не еби мозги…
Не убедил… Штоб, орет жена, через час исправил. Иначе развод и девичья фамилия… И чтоб третьего сорта не было… Бля ну вапще, элита город, ну не ебтвоюмать, а?
Ну хуле баба есть женщина… Пошел править. Третий сорт быстро заменил. Через полчаса…
Город вытерт, но не стерт,
Хоть не высший вроде сорт.
По избитым тротуарам
бродит мой любимый кот.
Я за город страшно горд…
Дальше наступил пиздецкий цейтнот. Шестая строчка не получалась. А тут еще мелкий встал и тоже давай канючить. Типа, когда там, пап, гатово будет и все такое… Ну, не получаеццо шестая строчка!!! Огород не убираеццо, а если убираеццо, то вместо огорода возвращаеццо «вот же ёбанатоврот». Как ни верти, от реализма никуда не деццо и не спрятаццо. Так… Осталось пять минут. Тут меня осенило. А к тротуарам-то рифмы нету! А ну-ка давай, Ося, жарь! Кароче, в лихорадочном темпе хуячу слова «стар он» к «тротуарам», получаеццо:
Город вытерт, но не стерт,
Хоть не высший вроде сорт.
По избитым тротуарам
бродит мой любимый кот.
Несмотря на то, что стар он,
я за город страшно горд.
Правда очень подмывало после слов «несмотря на то, что стар он» добавить: «и похож на огород». Но сдержался. Переписал. Вручил торжественно сыну. Под не очень довольные взгляды жены съебался на работу. Трояк, говорит супруга, Алька принесет за твою песню, если не пару. По ее разумению про свой город надо писать так, что типа люблю целую пыльный тротуар, оревуар, оревуар, и так далее. Но мы воспитаны на духе критическово реализма, и не можем против правды пойти. Не посрамим Литпром, нахуй!
А за стих пять поставили. Разбираюццо там в школе-то. В поэзии имееццо в виду.

Ося Фиглярский, авторская правка 06 июля 2008 года.


Фагот

Приключения рыбинспекторов на Вятке

№ 1-07/07 копия
№ 99872/06
П Р И Г О В О Р
Именем Российской Федерации
г. Малмыж 30 августа 2007г.

Судья федерального суда Малмыжского района Кировской области Л.Л.Степанова
с участием государственного обвинителя Рахимовой С.В.
подсудимых: Дресвянникова С.Л., Палтова А.Ф.
адвокатов Поташова А.В. (удостоверение № 238 и ордер № 16885), Пестова В.В., (удостоверение № 226 и ордер № 113)
при секретарях: Опариной Т.Н., Костюниной Н.А.
рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Дресвянникова Сергея Леонидовича,

15.12.1967 года, уроженца и жителя г. Кирова, проживающего по адресу: ул. Щорса, д. 36, кв. 1, гражданина России, имеющего высшее образование, женатого, на иждивении имеется несовершеннолетняя дочь, работающего начальником отдела рыбного надзора Управления Россельхознадзора по Кировской области, отстраненного от занимаемой должности по постановлению суда, военнообязанного, уволенного в запас в звании подполковника, не судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 290 и ч. 2 ст. 290 УК РФ (в редакции до 08.12.2003 года),

Палтова Александра Феликсовича,

03.10.1957 года рождения, уроженца и жителя г. Кирова, проживающего по адресу: ул. Московская, д. 142, кв. 63, гражданина России, имеющее средне-специальное образование, женатого, на иждивении имеется малолетний ребенок, работающего генеральным директором ООО «Акрополь», военнообязанного, не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 290 УК РФ (в редакции до 08.12.2003 года),


У С Т А Н О В И Л:

Подсудимый Дресвянников С.Л., являясь должностным лицом, лично получил взятку в виде рыбы за действия в пользу взяткодателя Савенкова, действия входили в служебные его полномочия.

Он же, являясь должностным лицом, лично получал взятки в виде рыбы за незаконные действия и бездействие в пользу взяткодателей Мамаева, Плишкина, Саламатова.

Подсудимый Палтов А.Ф., являясь должностным лицом, лично получил взятку в виде рыбы за незаконные действия и бездействие в пользу взяткодателя Мамаева.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах:

Дресвянников С.Л. приказом и.о. начальника Федерального государственного учреждения «Камско-Уральское бассейное управление по сохранению, воспроизводству водных биологических ресурсов и организации рыболовства» (далее ФГУ «Камуралрыбвод») № 59-Л от 04.03.2002 года был назначен на должность старшего государственного инспектора оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области, в связи с чем на постоянной основе осуществлял функции представителя власти, то есть являлся должностным лицом.

Палтов А.Ф. приказом и.о. начальника Федерального государственного учреждения «Камско-Уральское бассейное управление по сохранению, воспроизводству водных биологических ресурсов и организации рыболовства» (далее ФГУ «Камуралрыбвод») № 250-Л от 05.10.2001 года был назначен на должность государственного инспектора рыбоохраны оперативной группы рыбинспекции Кировской области, в связи с чем на постоянной основе осуществлял функции представителя власти, то есть являлся должностным лицом. В соответствии с должностной инструкцией государственного инспектора рыбоохраны бассейного управления Камуралрыбвод, утвержденной приказом начальника бассейного управления ФГУ «Камуралрыбвод» от 19.02.2001 года № 17П они, были обязаны:


- осуществлять государственный контроль за состоянием и использованием водных биологических ресурсов, их охрану, регулирование рыболовства;
- организовывать и принимать непосредственное участие в рыбоохранной работе на подконтрольных водоемах проводить проверку протоколов, составленных подчиненными государственными (если таковые есть) и общественными инспекторами, работниками милиции и той категории лиц, которым предоставлены права младших инспекторов рыбоохраны, предоставлять оформленные дела о нарушениях старшему государственному инспектору в порядке подчиненности с предложениями об ответственности виновных лиц;
- сдавать незаконно добытые водные биологические объекты, изъятые у нарушителей правил рыболовства и охраны рыбных запасов, на рыбозаводы, приемные пункты, торгующим и другим организациям по действующим приемным ценам.
- обеспечивать надежное хранение задержанных у нарушителей правил рыболовства и охраны рыбных запасов орудий лова, другого рыболовного имущества, а также водных и сухопутных транспортных средств до решения вопроса об ответственности нарушителей в административном или судебном порядке.
- осуществлять рыбохозяйственный мониторинг и контроль за состоянием сырьевой базы в подконтрольных водоемах, эффективность действующих правил рыболовства, комплексных мероприятий по охране рыбных запасов.
- руководить и контролировать деятельность подчиненных государственных инспекторов, вспомогательного персонала, общественных инспекторов рыбоохраны, отрядов «голубой патруль» и других общественных организаций.
- обеспечивать бережное и правильное использование вверенных материальных ценностей и денежных средств и нести материальную ответственность за их сохранность.
- предоставлять в вышестоящие органы рыбоохраны установленную отчетность.
Помимо прочего имели право:
- проводить проверку орудий и способов лова, осмотр добытой рыбы и других водных животных на местах лова, на судах и других плавучих средствах, принадлежащих предприятиям, организациям, колхозам, ИЧП, а также на приемных пунктах, рыбозаводах, складах, базах и иных местах хранения и реализации.
- выдавать в установленном порядке разрешения (лицензии) на право любительского лова рыбы гражданами орудиями лова, предусмотренными Режимом любительского рыболовства.
- задерживать нарушителей законодательства о рыболовстве и охране водных биоресурсов, составлять протоколы о совершенных ими правонарушениях, в предусмотренном порядке доставлять нарушителей в органы рыбоохраны, правоохранительные органы и органы местного самоуправления для установления личности.
- требовать от должностных лиц предприятий и организаций всех форм собственности и отдельных граждан письменного объяснения по поводу нарушения ими правил рыболовства и охраны рыбных запасов.
- производить в установленном порядке досмотр вещей задержанных лиц, транспортных и плавучих средств.
- задерживать у лиц, нарушивших Правила рыболовства, находящихся при них орудия лова, плавучие и другие транспортные средства и иные предметы, являющиеся орудиями совершения правонарушения, незаконно добытые водные биоресурсы, а также соответствующие документы.

Между тем Дресвянников в период с 05.07.2002 года по 06.07.2002 года включительно, являясь старшим государственным инспектором оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области – должностным лицом, совместно с Палтовым А.Ф., который на тот момент являлся государственным инспектором оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области, находились в служебной командировке по охране водных рыбных запасов. Около 13 часов 06.07.2002 года Дресвянников и Палтов на реке Вятка в районе н.п. Суводи Оричевского района Кировской области задержали Мамаева С.П., в лодке которого находилась рыба в объеме, превышающем нормы вылова, и размеры рыб не соответствовали промысловой мере на рыбу, допустимую к вылову. Мамаев, желая избежать привлечения к административной ответственности за превышение норм вылова рыбы и не соответствие меры на рыбу, допустимую к вылову, обратился к Дресвянникову и Палтову с просьбой не привлекать его к ответственности за указанные правонарушения. При этом Дресвянников предложил Мамаеву договорится с Палтовым. Палтов, имея умысел на получение взятки, предложил Мамаеву дать ему с Дресвянниковым взятку в виде одного сома, за то, что ими не будет составлен административный протокол на выявленные нарушения, а будет составлен протокол на иное нарушение, за которое предусмотрена меньшая штрафная санкция, на что Мамаев согласился. Палтов осознавал, что Мамаев нарушил требования ст. 18.1, 21, действовавших в тот момент Правил любительского рыболовства в водоемах Кировской области, утвержденных решением исполкома областного Совета народных депутатов от 13.09.1989г. № 438 (в редакции постановления администрации Кировской области от 23.05.2001г. № 165), а значит должен быть привлечен к административной ответственности за превышение норм вылова и несоответствие меры на рыбу, допустимую к вылову по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ. Однако Палтов имея умысел на получение взятки за заведомо незаконное бездействие – не привлечение к административной ответственности Мамаева за фактически совершенное правонарушение, действуя вопреки интересам службы, вместо протокола об административном правонарушении на превышение норм вылова рыбы и не соответствие меры на рыбу, допустимую к вылову, составил на Мамаева протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ о нарушении ст. 11.6 Правил любительского рыболовства в водоемах Кировской области, согласно которому Мамаев в 12 часов 06.07.2002 года рыбачил на перетягу с превышением норм крючков без лицензии. После чего там же Палтов, осознавая противоправность своих действий, из корыстной заинтересованности, согласно достигнутой с Мамаевым договоренности, получил от него в качестве взятки одного сома весом 10 кг, стоимостью 400 рублей. При этом Дресвянников также, умышленно, осознавая незаконность действий Палтова, действуя вопреки интересам службы, из корыстной заинтересованности присоединился к преступным действиям Палтова и в свою очередь получил от Мамаева в качестве взятки одного сома весом 10 кг, стоимостью 400 рублей.

Он же, в декабре 2002 года, являясь старшим государственным инспектором оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области – должностным лицом, находился в служебной командировке по охране водных рыбных запасов. В один из дней указанного периода времени Дресвянников прибыл на реку Вятка в районе дер. Актюба Малмыжского района Кировской области выявил факт незаконного лова рыбы Плишкиным, который рыбачил промысловыми орудиями лова – жаками. При этом Дресвянников умышленно, осознавая противоправность своих действий, из корыстной заинтересованности, имея умысел на получение взятки, зная, что Плишкин нарушил требования ст. 11.6, действовавших в тот момент Правил любительского рыболовства в водоемах Кировской области, утвержденных решением исполкома областного Совета народных депутатов от 13.09.1989 года № 438 (в редакции постановления администрации Кировской области от 23.05.2001 года № 165), должен быть привлечен к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ, промысловые орудие лова – жаки должны быть изъяты, предложил Плишкину систематически при его приездах давать взятки в виде рыбы за не составление протокола об административном правонарушении, за не привлечение его к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ и за не изъятие промысловых орудий лова – жаков, на что последний согласился. Протокол об административном правонарушении на Плишкина Дресвянников не составил, к административной ответственности последнего не привлек, промысловые орудия лова – жаки не изъял. В указанном месте Дресвянников согласно достигнутой с последним договоренности, получил от Плишкина в качестве взятки 70 кг рыбы (налимов) общей стоимостью 2800 рублей.

Он же, в период с 21.01.2003 года по 22.01.2003 года, являясь старшим государственным инспектором оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области – должностным лицом, находился в служебной командировке по охране водных рыбных запасов. В один из дней указанного периода времени Дресвянников прибыл на реку Вятка в районе дер. Актюба Малмыжского района Кировской области, где Плишкин осуществлял незаконный лов рыбы промысловыми орудиями лова – жаками. При этом Дресвянников умышленно, осознавая противоправность своих действий, из корыстной заинтересованности, имея умысел на систематическое получение взяток, зная, что Плишкин нарушил требования ст. 11.6, действовавших в тот момент Правил любительского рыболовства в водоемах Кировской области, утвержденных решением исполкома областного Совета народных депутатов от 13.09.1989 года № 438 (в редакции постановления администрации Кировской области от 23.05.2001 года № 165), должен быть привлечен к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ, промысловые орудие лова – жаки должны быть изъяты, потребовал у Плишкина дать ему взятку в виде рыбы за не составление протокола об административном правонарушении, за не привлечение его к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ и за не изъятие промысловых орудий лова – жаков, на что последний согласился. Протокол об административном правонарушении на Плишкина Дресвянников не составил, к административной ответственности последнего не привлек, промысловые орудия лова – жаки не изъял. В указанном месте Дресвянников согласно достигнутой с последним договоренности, получил от Плишкина в качестве взятки 40 кг рыбы (налимов) общей стоимостью 1600 рублей.

Он же, в период с 21.01.2003 года по 22.01.2003 года, являясь старшим государственным инспектором оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области – должностным лицом, находился в служебной командировке по охране водных рыбных запасов. В один из дней указанного периода времени Дресвянников прибыл на реку Вятка в районе дер. Актюба Малмыжского района Кировской области выявил факт незаконного лова рыбы Саламатовым А.Н., который рыбачил промысловыми орудиями лова – жаками. При этом Дресвянников умышленно, осознавая противоправность своих действий, из корыстной заинтересованности, имея умысел на систематическое получение взяток, зная, что Саламатов нарушил требования ст. 11.6, действовавших в тот момент Правил любительского рыболовства в водоемах Кировской области, утвержденных решением исполкома областного Совета народных депутатов от 13.09.1989г. № 438 (в редакции постановления администрации Кировской области от 23.05.2001г. № 165), должен быть привлечен к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ, промысловые орудие лова – жаки должны быть изъяты, предложил ему систематически при его приездах давать взятки в виде рыбы за не составление протокола об административном правонарушении, за не привлечение его к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ и за не изъятие запрещенных орудий лова – жаков, на что последний согласился. Протокол об административном правонарушении на Саламатова Дресвянников не составил, к административной ответственности последнего не привлек, промысловые орудия лова – жаки не изъял. В указанном месте Дресвянников согласно достигнутой с последним договоренности, получил от Саламатова в качестве взятки 40 кг рыбы (налимов) общей стоимостью 1600 рублей.

Он же, в декабре 2003 года, являясь старшим государственным инспектором оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области – должностным лицом, находился в служебной командировке по охране водных рыбных запасов. В один из дней указанного периода времени Дресвянников прибыл на реку Вятка в районе дер. Актюба Малмыжского района Кировской области, где Плишкин осуществлял незаконный лов рыбы запрещенными орудиями лова – жаками. При этом Дресвянников умышленно, осознавая противоправность своих действий, из корыстной заинтересованности, имея умысел на систематическое получение взяток, зная, что Плишкин нарушил требования ст. 4.1.2., 4.2.1., действовавших в тот момент Правил любительского и спортивного рыболовства в Кировской области, утвержденных постановлением правительства Кировской области от 21.10.2003 года № 54/291, должен быть привлечен к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ, промысловые орудие лова – жаки должны быть изъяты, потребовал у Плишкина дать ему взятку в виде рыбы за не составление протокола об административном правонарушении, за не привлечение его к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ и за не изъятие запрещенных орудий лова – жаков, на что последний согласился. Протокол об административном правонарушении на Плишкина Дресвянников не составил, к административной ответственности последнего не привлек, запрещенные орудия лова – жаки не изъял. В указанном месте Дресвянников согласно ранее достигнутой с последним договоренности, получил от Плишкина в качестве взятки 40 кг рыбы (налимов) общей стоимостью 1600 рублей.

Он же, в декабре 2003 года, являясь старшим государственным инспектором оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области – должностным лицом, находился в служебной командировке по охране водных рыбных запасов. В один из дней указанного периода времени Дресвянников прибыл на реку Вятка в районе дер. Актюба Малмыжского района Кировской области, где Саламатов осуществлял незаконный лов рыбы запрещенными орудиями лова – жаками. При этом Дресвянников умышленно, осознавая противоправность своих действий, из корыстной заинтересованности, имея умысел на систематическое получение взяток, зная, что Саламатов нарушил требования ст. 4.1.2., 4.2.1., действовавших в тот момент Правил любительского и спортивного рыболовства в Кировской области, утвержденных постановлением правительства Кировской области от 21.10.2003 года № 54/291, должен быть привлечен к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ, запрещенные орудие лова – жаки должны быть изъяты, потребовал у Саламатова дать ему взятку в виде рыбы за не составление протокола об административном правонарушении, за не привлечение его к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ и за не изъятие запрещенных орудий лова – жаков, на что последний согласился. Протокол об административном правонарушении на Саламатова Дресвянников не составил, к административной ответственности последнего не привлек, запрещенные орудия лова – жаки не изъял. В указанном месте Дресвянников согласно ранее достигнутой с последним договоренности, получил от Саламатова в качестве взятки 40 кг рыбы (налимов) общей стоимостью 1600 рублей.

Он же, 26.10.2004 года, являясь старшим государственным инспектором оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области – должностным лицом, находился в служебной командировке по охране водных рыбных запасов. В ходе рейда на реке Вятка в районе н.п. Истобенск и Новожилы Оричевского района Кировской области им был задержан Савенков А.И., у которого за нахождение на водоеме с любительскими орудиями лова без лицензии были изъяты две капроновые сети и лодочный мотор марки «Вихрь-30». 01.11.2004 года в помещении рыбинспекции по адресу: г. Киров, ул. Воровского, 78, Дресвянников рассмотрел правонарушение Савенкова, последний был привлечен к административной ответственности в виде штрафа. После уплаты штрафа сети и мотор «Вихрь-30», согласно постановлению об административном правонарушении № 285, должны были быть возвращены Савенкову в тот же день. Затем Савенков прибыл на склад оперативной группы ФГУ «Камуралрыбвод» по адресу: г. Киров, ул. Блюхера, 1А, где водитель оперативной группы Файзрахманов Э.М. выдал Савенкову лодочный мотор марки «Вихрь-30», однако, сети Савенкову выданы не были. После этого в один из дней в период 01.11.2004г. по 14.12.2004г. Савенков прибыл в ФГУ «Камуралрыбвод», где обратился к Дресвянникову с просьбой вернуть ему сети. Дресвянников, умышленно, осознавая противоправность своих действий, из корыстной заинтересованности, имея умысел на получение взятки, предложил Савенкову передать ему в качестве взятки рыбу за возвращение сетей, на что последний согласился.
После этого в один из дней в период с 01.12.2004г. по 14.12.2004г. включительно Савенков прибыл в ФГУ «Камуралрыбвод» по адресу: г. Киров, ул. Воровского, 78, где сообщил Дресвянникову, что согласно достигнутой с ним договоренности, принес ему рыбу. Дресвянников, умышленно, осознавая противоправность своих действий, из корыстной заинтересованности, совместно с последним приехал на склад ФГУ «Камуралрыбвод», расположенный по адресу: г. Киров, ул. Блюхера, 1А, где за возвращение Савенкову сетей – то есть за действия в пользу интересов взяткодателя, входящие в его служебные полномочия, в качестве взятки получил от него 4 судаков общим весом 6 кг на сумму 600 рублей и возвратил последнему принадлежащие ему сети.

В общей сложности Дресвянниковым С.Л. в качестве взяток было получено 240 кг рыбы на сумму 9600 рублей, а Палтовым А.Ф. была получена одна взятка 10 кг рыбы сом стоимостью 600 руб.


Дресвянников С.Л. виновным себя по ч. 2 ст. 290 УК РФ не признал по всем эпизодам, не признал себя он виновным и по ч. 1 ст. 290 УК РФ, просит суд вынести оправдательный приговор, суду пояснил следующее:
Он начал работать в инспекции рыбоохраны с марта 2004 года, не оспаривает того, что являлся должностным лицом. Палтов хорошо знал реку Вятка, где и как выявлять браконьеров, делился своим опытом. Он (Дресвянников) не мог через месяц после назначения на должность начать заниматься мздоимством, отношения с Палтовым были нормальные. Палтов стал совершать всякого рода правонарушения, служебные проступки, его пришлось уволить, он затаил обиду. Прошло 2 года и он вдруг стал писать явку с повинной в УБОП. По его (Дресвянникова) мнению, сотрудники УБОП заставили Палтова написать явку с повинной, как заставили это сделать Саламатова, Плишкина, Мамаева и оговорить его – Дресвянникова.
По эпизоду от 06.07.2002 года, н.п. Суводи.
Он не причастен к получению взятки от 06.07.2002 года от Мамаева на реке Вятке у н.п. Суводи Оричевского района. Со своими знакомыми Коротковым и Кузьминым он в это время находился в другом месте на реке Вятке у Лисьего Яра, занимался рыбалкой, а также рыбоохранной деятельностью. Гр-на Мамаева не задерживал, протокола на него не составлял. Мамаева задерживал и оформлял протокол на него Палтов. При рассмотрении этого протокола ему пришлось в инспекции дописать незаполненные строчки, а именно: «река Вятка, Суводи», время – «12.10» согласно постановлению Мамаеву был назначен штраф в размере 500 рублей. Мамаев штраф заплатил, постановление не обжаловал, а спустя 4 года обратился в УБОП с заявлением о передаче якобы ему (Дресвянникову) и Палтову взятки в виде рыбы - 2 сомов. Судя по показаниям Мамаева, как считает Дресвянников, он определил вес сомов «то рукой, то безменом». Объясняет, что составил протокол он (Дресвянников), то они, т.е. и он, и Палтов, то один Палтов. Все это свидетельствует о том, что показаниям Мамаева доверять нельзя. Он обращает внимание суда на то, что в июне 2002 года стояли жаркие дни и сомов от н.п. Суводи до г.Кирова невозможно было довезти в свежем виде. В автомашине было пять мужчин, сам он, Палтов, Хохрин, Кузьмин, Коротков. Никто, кроме Палтова и Хохрина, сомов не видели. Палтов и Хохрин, по мнению Дресвянникова, также дают ложные показания на почве личной неприязни к нему. Следователем допущено нарушение требований УПК РФ, т.е. не проведено опознание Мамаевым Дресвянникова, до рассмотрения протокола они не были знакомы.
По эпизоду от декабря 2002 года, д. Актюба.
Он взятку в виде налимов в количестве 70 кг от Плишкина не получал. На реке Вятка у д. Актюбы не был, рыбоохранной деятельностью не занимался, т.к. согласно приказу № 63-К с водителем Хохриным был направлен в Вятско-Полянскую межрайонную инспекцию для проверки. Там находился с 17 по 20 декабря 2002 года. С 23 по 27 декабря 2002 года находился там же и вновь с проверкой инспекции. Палтов дает ложные показания о том, что якобы они на «Буранах» приезжали к д. Актюба к Плишкину. На Палтова командировочного удостоверения за тот период нет, к уголовному делу приобщен приказ, свидетельствующий о том, что Палтов находился в отпуске со 2 по 30.12.2002 года, поэтому он никак не мог быть очевидцем передачи взятки в виде налимов. Плишкин также дает ложные показания, как заядлый браконьер, он оговаривает его (Дресвянникова) с той целью, чтобы его уволили с должности и Плишкин с Саламатовым чувствовали себя на реке вольготно.
По эпизоду от 21-22.01.2003 года, д. Актюба (2 эп.).
Он не мог вымогать взятку в виде налимов у Плишкина и Саламатова, т.к. на реке Вятка возле д. Актюбы не был. Согласно приказу 4-К от 17.01.2003 года был вместе с Палтовым и Хохриным в Вятско-Полянской МРИ, был в судебном заседании в г. Малмыже, рыбоохранной деятельностью не занимался. Плишкин и Саламатов являются рьяными браконьерами, оговаривают его.
По эпизоду от декабря 2003 года, д. Актюба (2эп.).
Он ни от Плишкина, ни от Саламатова взяток в виде налимов в двух мешках по 40 кг каждый не получал. Он в это время: 06-07.12.2003 года и 12-13.12.2003 года был вновь в командировке в Вятско-Полянской МРИ с Файзрахмановым. В Малмыжский район на снегоходах «Буран» они не выезжали, поэтому ни Плишкина, ни Саламатова он не видел, ловили ли они рыбу жаками, не знает. Палтов не мог быть очевидцем якобы получения им (Дресвянниковым) взяток, т.к. был в очередном отпуске. Он обращает внимание суда на то, что Плишкин и Саламатов на стадии предварительного расследования вначале называли дату передачи взяток в виде налимов в ноябре месяце, затем, поняв, что в ноябре на «Буранах» не ездят, льда на реке нет, изменили дату на декабрь месяц. Это свидетельствует, по его мнению, о том, что они лгут.
По эпизоду с 1 по 14.12.2004 года, г. Киров.
Савенков является матерым браконьером, уволен из инспекции рыбоохраны, дал ложные показания против него. Савенков неоднократно жаловался на него (подсудимого), вначале в своих жалобах указывал, что в инспекции рыбоохраны ему не вернули ранее изъятый лодочный мотор «Ямаха-40», хотя фактически он получил его, о чем свидетельствует его расписка на обратной стороне протокола изъятия. В возбуждении уголовного дела ему было отказано, тогда Савенков стал писать жалобы о взятке. Действительно у Савенкова на законных основаниях 26.10.2004 года были изъяты две капроновые сети и лодочный мотор «Вихрь». 01.11.2004 года согласно постановлению Савенкову назначен штраф, который он уплатил 01.11.2004 года. Изъятое имущество получил, о чем написал собственноручно на обратной стороне протокола изъятия, что претензий не имеет. Рыбы от Савенкова в гараже инспекции в период с 1 по 14.12.2004 года не получал, его в это время вообще не было в инспекции, т.к. с 4 по 05.12.2004 года он был в командировке в Котельническом районе, с 06.12.2004 года по 03.01.2005 года был в отпуске.
Фагот

Приключения рыбинспекторов на Вятке (продолжение № 1)

Подсудимый Палтов А.Ф. виновным себя по ст. 290 ч. 2 УК РФ признал, суду пояснил следующее:
С 05.10.2001 года по 22.06.2004 года он работал инспектором рыбоохраны по Кировской области. Работал под руководством Дресвянникова, совместно с ним участвовал в рейдах, были случаи, когда они находились в рейде лишь вдвоем, а иногда было по 6-8 человек. Он не оговаривает Дресвянникова, тот его не принимал на работу и не увольнял, инициатором возбуждения уголовного дела против Дресвянникова он не был, заявлений не писал, его пригласили в УБОП, на него физического и психического давления не оказывали, он добровольно написал явку с повинной, он рассказывает всё, как было, не выгораживая себя. Точные даты взяток он не помнит, фактические обстоятельства помнит хорошо.
По эпизоду 06.07.2002 года, н.п. Суводи.
05-06.07.2002 года он вместе с Дресвянниковым, водителем Хохриным, друзьями Дресвянникова – Кузьминым и Коротковым приехали на служебной автомашине, именуемой «буханкой», в Оричевский район к н.п. Суводи. Остановились ниже по течению у н.п. Разбойный Бор. Коротков с Кузьминым спустились на своей резиной лодке еще ниже к Лисьему Яру, расположенному в 3-4 км от Разбойного Бора. Хохрин остался в машине, у них с Дресвянниковым была служебная лодка «Шило» с лодочным мотором «Тахатцу-40», которую они также спустили на реку Вятку, занимались рыбоохранной деятельностью. Были там, где остановились Кузьмин с Коротковым. Дресвянников пытался выловить сомов, но у него ничего не получилось. На другой день Дресвянников с Кузьминым снова были на рыбалке на резиновой лодке, вернулись, не поймав сомов, тогда он (Палтов) с Дресвянниковым на лодке «Шило» поехали к прорве у н.п. Разбойный Бор, времени было где-то после обеда. Они увидели мужчину, как впоследствии выяснилось, Мамаева, который плыл на резиновой лодке, буксировал вторую резиновую лодку. Приблизившись к Мамаеву, они обнаружили у него в лодке три мешка с пятнами крови, поэтому произвели досмотр. Выяснилось, что в каждом мешке было по два сома, в баке была обнаружена засоленная рыба, очень мелкая, налицо было допущено нарушение промысловой меры, на взгляд ущерб составлял около 10000 рублей, о чем они сказали Мамаеву. Мамаев стал просить их о снисхождении, ссылаясь на наличие маленького ребенка, на низкую зарплату. Дресвянников отправил Мамаева к нему (Палтову) с целью договориться. Они отошли в сторону вдвоем. Он пожалел Мамаева и предложил дать ему одного сома, пообещал, что тогда он составит протокол по другому правонарушению «лов на перетягу с превышением нормы крючков – 50 штук и без лицензии», по которому предусмотрен штраф лишь 500 рублей. Мамаев согласился и отдал одного сома весом примерно 12 кг. К ним подошел Дресвянников и сам взял из мешка еще одного сома весом примерно 16 кг. Мамаев пытался возмутиться, т.к. договаривались лишь в отношении одного сома. Дресвянников заявил Мамаеву, чтоб тот не возмущался, что «правонарушение тянет на уголовное дело». Он (Палтов) в протоколе записал данные правонарушителя, существо нарушения, остальное дописал Дресвянников в инспекции своей рукой, Мамаев протокол подписал, постановление не обжаловал. Сомов на служебной лодке они привезли к берегу, выгружал их Хохрин, положил их в салон автомашины, и они сразу выехали в г. Киров. Это был единственный случай, когда он сам договаривался с взяткодателем. Во всех других случаях договаривался Дресвянников, т.к. он старший в оперативной группе. Из-за своей невнимательности на допросе у следователя он называл вес сома, который взял себе – 16 кг, а вес сома у Дресвянникова – 10 кг – это ошибка, в суде он говорит более точно.
По эпизодам в декабре 2002 года и в январе 2003 года, в декабре 2003г. д. Актюба.
Он с Дресвянниковым на служебной автомашине ездили в рейд в декабре 2002 года, с собой брали снегоход «Буран» с нардами. В это время у браконьера Плишкина стояли жаки на реке Вятка у д. Актюба, о чем они знали. Они, как госинспекторы, обязаны были составить протокол, изъять жаки. Они этого не делали. Взамен получили от Плишкина рыбу – налимов два мешка. Разговор о взятке вел Дресвянников. Как правило, норма взятки составляла один мешок налимов весом около 40 кг. Такие случаи были не единичными, он припоминает, что и у Саламатова были здесь жаки, оборудована будка, здесь они пили спиртное вчетвером, Плишкин, Дресвянников, Саламатов, он (Палтов). Плишкин с Саламатовым передали Дресвянникову по мешку налимов за не составление протокола и за не изъятие жаков. Такое было в январе и декабре месяце 2003 года, Саламатов и Плишкин передавали по мешку(по 40 кг) налимов Дресвянникову.
По эпизоду от 01-14.12.2004 года, г. Киров.
По его мнению, Савенков не лжет в отношении взятки, переданной Дресвянникову в виде рыбы. Действительно было заведено, что в инспекции рыбоохраны, расположенной на ул. Воровского, правонарушители расписывались в протоколе изъятия о том, что имущество получено, а затем ехали в гаражи на ул. Блюхера и там получали это имущество. Савенков рассказывал, что у него на реке в н.п. Истобенское были изъяты лодочный мотор «Вихрь», две сети. Файзрахманов лодочный мотор выдал Савенкову, а сети не выдал. Дресвянников потребовал от Савенкова дать ему рыбы, что тот и сделал, после получил сети обратно. По мнению подсудимого, и Плишкин, и Саламатов, несмотря на то, что браконьеры, дали правдивые показания по взяткам. Они с Дресвянниковым могли оформить командировку в г. Советск, а уехать в г. Малмыж. Командировочные документы не соответствуют действительности на 60%. Их оформляли иногда в конце месяца. Двинских подписывал их не глядя. В рейдах использовали технику других инспекций, а также ГСМ. В 2002-2003 годах был приказ на него об отпуске, фактически он его не использовал, а был в рейдах вместе с Дресвянниковым по просьбе Двинских, т.к. был самый разгар рыбной ловли – налимов браконьерами.

Из оглашенных с согласия сторон по ходатайству защиты показаний Палтова на стадии предварительного расследования видно, что он пояснял: Дресвянников занял позицию, чтобы не отвечать за взятки, он его не оговаривает. Будучи в отпуске, он (Палтов), действительно, принимал участие в рейдах. Палтов на допросе у следователя настаивал, что был очевидцем получения взяток Дресвянниковым в виде налимов на реке Вятка у д. Актюба за не составление административного протокола и за не изъятие жаков, в декабре 2002 года от Плишкина, и в январе, в декабре 2003 года от Плишкина и Саламатова. Он (Палтов) мог выехать в командировку, не выписывая удостоверения. Дресвянников участвовал в задержании правонарушителя Мамаева, на которого был составлен протокол 06.07.2002 года. Они получили от браконьера двух сомов, которых выгружал Хохрин из лодки в машину, другим участникам рейда они рыбу не показывали (т.4л.д.53-54).

Из оглашенных с согласия сторон показаний Палтова на очной ставке с Дресвянниковым следует, что Дресвянников получал от рыболовов: Плишкина, Саламатова рыбу, чтоб «смотреть на браконьеров сквозь пальцы». От Мамаева получили двух сомов, поскольку у того был большой объем незаконно выловленной рыбы и он ущерб возместить не имел возможности. Они же с Дресвянниковым составили протокол в отношении Мамаева с минимальной суммой штрафа – 500 рублей. Они постоянно с Дресвянниковым брали рыбу как в г. Советске, так и в г. Малмыже у браконьеров. Дресвянников по своей инициативе договаривался с ними (т.4л.д.20-26).

При даче показаний следователю (т.4л.д.9-19) (показания оглашены с согласия сторон), Палтов вновь повторяет, что Дресвянников получал взятки в виде рыбы от Саламатова, Плишкина, Воробьева. В ноябре 2002 года они были в командировке с Дресвянниковым, приехали в Малмыжский район на машине, а затем на снегоходе «Буран» ездили к д. Актюбе, где стояли жаки Плишкина и Саламатова. Дресвянников говорил, что жаки будут изъяты, составлен протокол, было понятно, что объем рыбы большой, Дресвянников предупреждал Плишкина, что возможно будет возбуждено уголовно дело. Плишкин дал согласие на содействие инспекции. Тогда Дресвянников предложил Плишкину передавать рыбу и его – Плишкина - никто трогать не будет, а рыбы потребуется много. Плишкин ответил, что он сразу готов дать рыбу и дал два мешка налимов весом 70 кг. 21-22.01.2003 года (командировочное удостоверение № 5) они с Дресвянниковым ездили с проверкой в Вятско-Полянскую МРИ, на обратном пути на снегоходе заехали к д. Актюба. Плишкин передал Дресвянникову налимов в мешке весом около 40 кг, протокол не составлялся, жаки не изымались. Здесь же недалеко рыбачил жаками и Саламатов. Ему Дресвянников предложил точно также давать налимов за не составление протокола, за не изъятие жаков. Саламатов отдал ему 40 кг налимов в мешке. Где-то в ноябре 2003 года, возвращаясь из командировки, они также заезжали к д. Актюба при аналогичных обстоятельствах Плишкин и Саламатов дали по мешку налимов весом по 40 кг. 05-06.07.2002 года (ком.уд.№ 83) были на реке Вятка у н.п. Суводи в Оричевском районе, задержали Мамаева на двух лодках, обнаружили несколько крупных сомов и иной рыбы, протокол составили за нарушение, за которое назначается минимальный штраф. В отношении взятки договаривался он (Палтов), взял себе сома, подошел Дресвянников и взял еще одного сома.
Палтов в суде уточнил, что на стадии предварительного расследования дату ноябрь 2002г., 2003 годов указал ошибочно. События имели место в декабре 2002г. и в декабре 2003г.
С учетом того, что с момента событий до допроса Палтова прошло достаточно много времени, а эпизодов передачи взяток в виде рыбы было несколько при однотипных обстоятельствах, учета взяток не велось, допущенные неточности Палтовым суд не считает существенным противоречием. Каждый из допрашиваемых имеет право на уточнение своих показаний.
Уточненные Палтовым по датам показания согласуются с показаниями других свидетелей.

Вина в совершении Дресвянниковым преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 290 и ч. 2 ст. 290 УК РФ и Палтовым по ст. 290 ч. 2 УК РФ подтверждается следующими доказательствами:

Эпизод от 06.07.2002 года, н.п. Суводи.
Показаниями свидетеля Мамаева С.П., пояснившего суду, что он знает Дресвяниикова и Палтова как инспекторов рыбоохраны по Кировской области. 06.07.2002 года он с друзьями рыбачил на реке Вятка в районе между н.п. Разбойный Бор и н.п. Суводи Оричевского района. С ним рыбачили Хлюпин, Микрюков на трех резиновых лодках. На квок они поймали 6 сомов, разделили их по два, сложили в мешки, разрешения на лов сомов не было, кроме того, выловили рыбы размером меньше промысловой меры, что является нарушением Правил рыболовства. Сомов держали в воде в «кукане». Микрюков с Хлюпиным на веслах на одной лодке стали подниматься вверх по течению к н.п. Суводи, т.к. там стояла их автомашина. Времени было примерно 13 часов. Он на одной из лодок поплыл в сторону Разбойного Бора, буксируя другую резиновую лодку, в которой были вещи и рыба. К нему подплыли на лодке «Шило» Палтов и Дресвянников. Они предъявили удостоверения, видно было, что Дресвянников старший. Он сразу же инспекторам признался в том, что лицензия находится у друга, который сейчас подъедет. Дресвянников заявил, что будут составлять протокол, т.к. нет лицензии, рыба меньше промысловой меры. Он (свидетель) подсчитал примерно ущерб, понял, что сумма будет большой, стал просить о снисхождении. Говорил, что у него маленький ребенок, он испытывает финансовые затруднения. Дресвянников сказал, чтобы он договаривался с Палтовым. Они с Палтовым отошли в сторону, Палтов потребовал одного сома и пояснил, что тогда они составят протокол по правонарушению с минимальной суммой штрафа в 500 рублей. Он согласился. Палтов забрал сома на 10 кг примерно. Подошел Дресвянников и забрал другого сома на 16 кг. Он (свидетель) стал возмущаться. Тогда Дресвянников пригрозил, что иначе составит протокол на всю рыбу, «по полной программе». Он больше не возмущался. Он не уверен, кто именно составил протокол, т.к. они (инспекторы) оба стояли рядом, оба задавали ему вопросы. Инспекторы уехали. Приехавшим на машине Хлюпину и Микрюкову он рассказал про случившееся. Сам он рыбачит 20 лет, сома с другим видом рыбы не спутает, вес определяет на «глаз», с точностью до 500 грамм, рыночная цена рыбы в то время была 40 рублей за 1 кг. Ранее он не обращается с заявлением в УБОП, т.к. боялся Дресвянникова, поскольку продолжал рыбачить. Перестал его бояться тогда, когда узнал про уголовное дело в отношении Дресвянникова (т.10л.д.172).

Из оглашенных с согласия сторон по ходатайству Дресвянникова показаний Мамаева, данных на стадии предварительного расследования, следует, что протокол на Мамаева составлял именно Палтов. Следователь на допросе предъявлял иллюстрации с видами рыб. Он указал на сома, пояснил, что такой вид рыбы он дал в качестве взятки Дресвянникову и Палтову, что сомов взвешивали безменом, а не определяли вес на «глаз». Постановление о наложении штрафа вынесено не 07, а 16.07.2002 года. То, что им названная дата 10-11.07.2002 года - как время дачи взятки - не совпадает с датой составления протокола от 06.07.2002 года, свидетель объяснил тем, что прошло с момента события 4 года, кое-что он запамятовал. То, что передавал сомов в качестве взятки Дресвянникову и Палтову, запомнил хорошо (т.3л.д.86-102).
Свидетель Мамаев показал на фрагменте топографической карты место передачи взятки в виде рыбы Дресвянникову и Палтову на реке Вятка между н.п. Суводи и н.п. Разбойный Бор.
На очной ставке с Дресвянниковым свидетель Мамаев подтвердил то, что передал в качестве взятки одного сома Палтову и одного сома Дресвянникову (т.3л.д.96-102).

Суд, сопоставив показания свидетеля в суде, на стадии предварительного расследования, находит, что они последовательны, обстоятельны. Показания Мамаева совпадают в деталях с показаниями Палтова, а также других свидетелей по делу: Хлюпина, Микрюкова, Хохрина. У суда нет оснований не доверять показаниям этого свидетеля. Незначительные различия в показаниях свидетеля Мамаева объясняются тем, что прошло длительное время с момента события преступления (более 4 лет) суд эти различия не признал существенным противоречием.

Свидетель Хлюпин Р.В. суду подтвердил, что числа 05-07.02.2002 года он рыбачил на реке Вятка в районе н.п. Суводи с Микрюковым и Мамаевым по купленной лицензии, разрешающей вылов рыбы перетягой на 50 крючков с соблюдением промысловой меры. Они выловили 6 сомов на квок и другую рыбу, часть которой была меньше промысловой меры. Перед отъездом домой от места рыбалки он с Микрюковым на резиновой лодке на веслах поплыл вверх в сторону н.п. Суводи около 13 часов. Мамаев поплыл на двух лодках вниз по течению к н.п. Разбойному Бору. В лодках у того были рыба и вещи. На реке они видели двух мужчин на лодке «Шило» с импортным лодочным мотором, те подплывали в их сторону, лиц он не разглядел. Те, увидев их пустую лодку, проехали дальше. В каком направлении, он не помнит. Он понял, что это инспекторы рыбоохраны, т.к. ране видел такую лодку с таким импортным мотором только у них. Часа через 3,5 они встретились с Мамаевым, приехав к нему на машине. Узнали, что у Мамаева двое инспекторов рыбоохраны делали досмотр, обнаружили рыбу, лицензии у Мамаева не было, пригрозили штрафом,чтоб «разойтись по-хорошему», инспекторы потребовали одного сома, а фактически забрали двух весом один – 20 кг, другой – 10-15 кг стоимостью по 40 рублей за 1 кг. По его мнению, Мамаев перепутал: безменом сомов взвешивали не на рыбалке, а уже дома (т.10л.д.193).

На стадии предварительного расследования свидетель Хлюпин давал несколько иные показания: он видел, что в проехавшей лодке «Шило» с импортным мотором был именно Дресвянников, вес сомов составлял не 30-35 кг, а 26 кг (т.3л.д.109). Эти показания оглашены с согласия сторон по ходатайству Дресвянникова.

Допущенные различия в показаниях свидетеля суд находит незначительными. Свидетель объяснил, что прошло много времени с момента события, кое-что он уже забыл. Суд вменил в вину подсудимым минимальный вес сомов по 10 кг, который подтверждается всеми свидетелями по делу, в том числе и подсудимым Палтовым. В остальном показания Хлюпина последовательны, подтверждаются показаниями других свидетелей. Суд признал их достоверными.

Из показаний свидетеля Микрюкова И.Б. видно, что 05-06.07.2002 года он с Хлюпиным, Мамаевым, действительно, рыбачили на реке Вятка в районе н.п. Суводи чуть ниже по течению в сторону Разбойного Бора. Поймали 6 сомов и мелкую рыбу. Он с Хлюпиным уплыл на резиновой лодке к н.п. Суводи, а Мамаев на двух лодках, в которых были вещи и рыба, поплыл в сторону Разбойного Бора. Он видел, как вверх по течению в сторону н.п. Суводи прошла лодка «Шило» инспекции рыбоохраны, в ней было двое мужчин, кто именно, он не разглядел. Примерно через 3,5 часа они на машине приехали от н.п. Суводи к Разбойному Бору. Мамаев им сообщил, что побывали два инспектора рыбоохраны, один из них Дресвянников, сделали досмотр. Обнаружив рыбу меньше промысловой меры, и то, что у Мамаева нет лицензии, инспекторы пригрозили штрафом. Чтоб избежать сурового административного наказания, Мамаев вынужден был отдать инспекторам двух самых больших сомов весом один – 12 кг, другой – еще больше. В результате протокол был составлен за правонарушение с минимальным штрафом, всего лишь 500 рублей. На рыбалке вес сомов определяли на «глаз», а дома взвешивали на весах (т.10л.д.208).

Свидетель Хохрин А.Г. суду пояснил, что он работал водителем в инспекции рыбоохраны по Кировской области. Летом 2002 года был в рейде на реке Вятка в районе н.п. Суводи. Были там он, Дресвянников, Палтов и два друга Дресвянникова: Коротков и Кузьмин. Все, кроме него, на лодках ездили по реке. Где-то после обеда привезли двух сомов разным весом в мешках, этих сомов взяли ниже по течению в двух-трех километрах от н.п. Суводи. Он (свидетель) мешки с сомами положил в салон машины, именуемой «буханкой», и они сразу же поехали в г. Киров, где Дресвянников взял себе одного сома, другого взял Палтов, который поделился с ним частью сома.

Из показаний свидетеля защиты Усатова А.В. следует, что 06.07.2002 года он рыбачил в районе Лисьего Яра реки Вятка, ловил на квок сомов. К нему подъехали на резиновой лодке около 11-12 часов Кузьмин, Дресвянников, они разговорились, Дресвянников объяснил ему механизм вылова сомов на перетягу, после чего они сделали эту снасть, Дресвянников выписал ему лицензию, он её оплатил, они рыбачили часа 3-4. За Дресвянниковым и Кузьминым кто-то приехал на моторной лодке «Шило» и они уехали в сторону Разбойного Бора. Свидетель Усатов предъявил лицензию от 06.07.2002 года, в которой указано, что она выписана в 12.00 часов того же дня.

Из показаний свидетеля защиты Кузьмина А.В. (т.10л.д.8) в суде следует, что он является другом детства Дресвянникову. 05.07.2002 года с ним, Коротковым, Палтовым, Хохриным ездили в рейд на автомашине УАЗ-3962, именуемой «буханкой», в н.п. Разбойный Бор, что возле н.п. Суводи Оричевского района. Ближе к Лисьему Яру спустили две лодки: одну резиновую, другую алюминиевую – «Шило». На резиновой лодке рыбачили по двое, Дресвянников, а с ним либо он (Кузьмин), либо Коротков. Палтов занимался рыбоохраной деятельностью на лодке «Шило». Хохрин в основном готовил еду на берегу. Палтов без Дресвянникова отлучался. Когда они находились в районе Лисьего Яра, Дресвянников одному рыбаку – Усатову выписывал лицензию, сами они сомов так и не поймали. При каких обстоятельствах был задержан Мамаев, производился ли у него досмотр, составляли ли протокол, он не знает. Сомов он ни у кого не видел, в том числе и в машине, в салоне которой была резиновая лодка, весла, рюкзаки, под сиденьями были ящики (т.10л.д.8).

Свидетель защиты Коротков А.М. (т.10л.д.23) суду пояснил тоже самое, что ловил 05-06.07.2002 года сомов на реке Вятка в районе н.п. Суводи и н.п. Разбойный Бор. Это было перед днем рождения матери Дресвянникова, ему нужен был сом к столу, сомов они так и не поймали. При каких обстоятельствах задерживался Мамаев и составлялся протокол на него, он не знает. Дресвянников с Кузьминым ездили рыбачить на резиновой лодке. Их с места рыбалки к месту стоянки привозил Палтов на моторной лодке. Он знает, что Палтов рано утром 06.07.2002 года составил протокол на мужчину, который рыбачил с семьей, а позже на рыбака, несшего рыбу по берегу. Составлял ли протоколы Дресвянников, он не знает. Сомов в машине инспекции он не видел.

На стадии предварительного расследования этот свидетель пояснял, что плохо помнит события 06.07.2002 года, поскольку пил спиртное, спал, сомов они не поймали, везли ли рыбу в автомашине, когда ехали в г. Киров, не помнит (т.3л.д.210-212).

Судом исследован административный протокол в отношении Мамаева на л.д. 252 т. 2, л.д.92 т. 1, из которого видно, что он составлен « 06 июля», составителем протокола указан «Палтов А.Ф.», участником обнаружения правонарушения указан «Дресвянников», причем Дресвянников указал себя собственноручно, местом составления протокола указано «река вятка н.п. Суводи», запись сделана рукой Дресвянникова. Указано время составления протокола «12.10», также исполнено Дресвянниковым. Нарушителем указан – «гр. Мамаев Сергей Петрович». Существо правонарушения: «рыбачил на перетягу с превышением норм крючков 50 штук без лицензии». Дата рассмотрения протокола назначена «08.07.2002 года». этот документ подтверждает, что Дресвянников присутствовал при задержании Мамаева и при составлении протокола.

Из копии постановления на л.д. 253 т. 2, л.д.94 т. 1 следует, что фактически протокол в отношении Мамаева рассматривался не 08.07., как это планировалось, а 16.07.2002 года. В постановлении указано, что Мамаев в 12 часов 10 минут на реке Вятка ниже н.п. Суводи нарушил ст. 11.6 Правил рыболовства по Кировской области и ст. 8.37 КоАП РФ. Назначен штраф – 500 рублей.

Судя по копии квитанции, штраф заплачен 24.07.2002 года в сумме 500 рублей.

В томе № 6 л.д. 77-78 имеется командированное удостоверение № 82 на имя Дресвянникова, согласно которому Дресвянников находился в командировке в н.п. Суводи Оричевского района 5-6.07.2002г. Приказ № 28-К от 05.07.2002г. В своем отчете л.д. 78 т. № 6 Дресвянников указывает, что 05-06.07.2002г. занимался рыбоохранной деятельностью составлено 10 протоколов за нарушение правил рыболовства.
Из главной книги о рыбоохране оперативной группы за 2002г. следует, что в ней имеется запись о том, что 06.07.2002г. на реке Вятка в районе Суводи Палтов и Дресвянников составили на Мамаева адмпротокол № 017051.

Допрошенный свидетель Мамаев А.В. по специальности ихтиолог в суде подтвердил, что в реке Вятка н.п. Суводи водится сом (т.10 л.д. 38-63).

Проанализировав доказательства по данному эпизоду взяток с позиции относимости, допустимости, достоверности, достаточности, как того требует УПК РФ, сопоставив их между собой, изучив позицию стороны защиты и стороны гособвинения по данному событию, суд пришел к следующим выводам.

Суд не признал правильной позицию защиты в отношении того, что показания Мамаева существенно противоречивы и являются недостоверными лишь на основе того, что Мамаев:
- по разному называл количество резиновых лодок то 3, то 4, на которых они рыбачили;
- по разному говорил в отношении лицензии в частности: кто ее покупал, то он сам, то его друг;
- по разному говорил, кто составил на него протокол: то Дресвянников, то Палтов, то оба;
- дату передачи взятки 06.07.2002г. назвал лишь после предъявлении ему административного протокола;
- следователю назвал разный вес сомов, которых передал в качестве взятки.
Между тем, суд находит убедительными объяснения Мамаева по поводу допущенных неточностей. Он пояснил, что с момента события прошло 4 года, поэтому кое - что забыл и он запоминает лучше дни недели, чем числа в датах.
Суд исходит из того, что на свидетелях не лежит обязанность запоминать то или иное событие до мельчайших подробностей. Упомянутые неточности, допущенные Мамаевым, были устранены в суде.

С достоверностью путем свидетельских показаний установлено, что было три резиновых лодки, на которых рыбачили Мамаев с друзьями, да и количество их не имеет значение для инкриминируемого Палтову и Дресвянникову деяния по получению взятки от Мамаева.
Точная дата преступного события установлена посредством протокола в отношении Мамаева, составленного 06.07.2002г. Именно тогда и была получена взятка в виде рыбы подсудимыми.

Хотя в суде прозвучало от Палтова то, что фактически вес сома, взятого Палтовым, был 12 кг, а не 16 кг, как вменялось ему следствием, а вес сома, взятого Дресвянниковым, составлял 16 кг, а не 10 кг, как ему вменялось следствием, суд, чтобы не ухудшить положение того и другого подсудимого, решил снизить вес рыбы (как взятки), полученной Палтовым до 10 кг и такой же вес рыбы (как взятки) оставил у Дресвянникова. При этом суд учел, что никто из свидетелей, а также и подсудимый Палтов вес рыбы ниже 10 кг не называл.

Защита считает, что Мамаев является лжесвидетелем, поскольку он пояснил, что подсчитал штраф, который могут назначить за правонарушение в области рыболовства в размере 30000 рублей, исходя из Правил рыболовства, а в этом нормативном акте не содержится информации о размере штрафа.
Суд считает, что эта допущенная свидетелем ошибка не является существенной и не имеет значения для дела.
Не существенной суд признал ошибку Мамаева в дате рассмотрения протокола и в дате вынесения постановления в отношении его. Мамаев сказал, что протокол рассматривался 07.07.2002г. Суд считает, что это число он назвал ошибочно в связи с тем, что, судя по отметке в протоколе, его приглашали на рассмотрение 08.07.2002г. Фактически протокол рассмотрели 16.07.2002г. По прошествии четырех лет эти даты легко спутать. Указанная эта неточность в показаниях Мамаева была устранена путем исследования протокола в отношении Мамаева от 06.07.2002г.

Суд не согласился с позицией защиты в части того, что свидетель Хлюпин в суде якобы был уличен во лжи, а именно: на предварительном следствии свидетель утверждал, что мимо их проехала лодка, в которой был Дресвянников, а в судебном заседании, по мнению защиты, стал говорить, что в лодке не было ни Палтова, ни Дресвянникова, а после свидетель заявил, что сидящих мужчин в лодке не узнал и лишь от Мамаева ему стало известно, что это были Палтов и Дресвянников.
Между тем, суд обратил внимание на то, что Хлюпин не давал таких пояснений, что ни Палтова, ни Дресвянникова не было в лодке, а был кто-то другой. На самом деле свидетель Хлюпин говорил: кто был в лодке рыбинспекции – он не узнал: «я их лиц не разглядел». Суд считает «не разглядеть лиц, не узнать» не означает того, что Палтова и Дресвянникова в лодке не было. Они были в лодке, проехавшей мимо Хлюпина, их просто не узнали.
Следовательно свидетель Хлюпин дал правдивые показания – таково мнение суда.

Суд не согласился с заявлением защиты в части того, что Мамаев, Хлюпин, Микрюков, не имея специальных познаний в области ихтиологии, могли ошибиться и перепутать вид рыбы, то есть сома. При этом защита ссылается на показания Мамаева А.В. (младшего научного сотрудника рыбного хозяйства), который пояснял, что для определения вида рыб нужны специальные познания. Привел пример о том, что молодь сомов можно спутать с налимом.
В рассматриваемом случае в качестве взятки фигурировали сомы весом по 10 кг, то есть это была не молодь, таких сомов спутать с налимом невозможно. Кроме того, свидетели Мамаев, Хлюпин и Микрюков имеют большой опыт рыбной ловли.

Свидетель Хохрин, подсудимый Палтов также подтвердили, что в качестве взятки были перевезены с реки Вятка от н.п. Суводи в г. Киров сомы, а не иной вид рыбы.
Ихтиолог Мамаев А.В. подтвердил, что в реке Вятке н.п. Суводи сомы водятся.

С учетом выше изложенного у суда нет сомнения в том, что Дресвянникову и Палтову от Мамаева были переданы в качестве взятки именно сомы, а не иной вид рыбы.
Обвинение вправе было выбрать средства доказывания по своему усмотрению, оно выбрало свидетельские показания, а не заключение специалиста, что не противоречит ст. 74 УПК РФ.

Аналогичную мотивацию суд приводит и в части цены рыбы за 1 кг 40 рублей. Эта цена не вызывает у суда сомнение, она установлена посредством свидетельских показаний.

Суд находит неправильным мнение стороны защиты, что якобы Палтов на стадии предварительного расследования собственных показаний не давал, а те показания Палтова, которые имеются в материалах уголовного дела, по мнению защиты, написаны не с его слов, а написаны следователем со слов свидетеля Мамаева. При этом сторона защиты ссылается на противоречивость показаний Палтова в части веса сомов, в его протоколе допроса указано, что себе он взял сома весом 16 кг, а Дресвянников весом 10 кг. В суде Палтов заявил, что себе взял сома уже на 12 кг, Дресвянников на 16 кг. При устранении защитой этих противоречий Палтов ответил, что ему следователь зачитывал показания Мамаева и он назвал тот же вес, что и Мамаев, хотя и не согласен был, но не пожелал их опровергать.
Фагот

Приключения рыбинспекторов на Вятке (продолжение № 2)

Между тем, как выяснил суд, Мамаев пояснял на предварительном следствии (т.3 л.д. 88): «Дресвянников с напарником вытащили из мешков двух сомов весом около 16 кг и около 10 кг».
Аналогичные показания у Мамаева на л.д. 93 т. 3.
На очной ставке с Дресвянниковым Мамаев пояснил, что кому, какой сом достался, он не смотрел.
Таким образом, утверждение защиты, что показания Палтова следователь списал с показаний свидетеля Мамаева – несостоятельно.
В судебном заседании Палтов пояснял, почему в его показаниях о весе сомов допущена ошибка: он не хотел затягивать допрос, поэтому не стал делать замечание на протокол, в котором неправильно был указан вес рыбы, кроме того, не считал это важным.
Суд отверг также мнение защиты о том, что Палтов якобы не смог объяснить того, что почему при составлении протокола в отношении Мамаева он не все строчки бланка заполнил. Это не так. Палтов объяснил суду, что на реке во время рыбоохранной деятельности они торопились. Как правило, заполняют лишь строки, где указываются данные нарушителя, существо нарушения и где необходима подпись нарушителя. Остальные данные в протоколе дописывали в инспекции. В рассматриваемом протоколе Дресвянников сам своей рукой записал себя участником выявления нарушения, расписался за составителя протокола, по мнению Палтова по той причине, что фактически участвовал в задержании Мамаева. Суд согласился с мнением Палтова, так как оно подтверждено и показаниями Мамаева.
Суд признал доводы Палтова убедительными.
Суд не может согласиться с защитой в части того, что показания Хлюпина, Микрюкова не свидетельствуют якобы о причастности подсудимых к совершению этого эпизода в получении взяток, поскольку, по мнению защиты, являются всего лишь производными от показаний Мамаева. Между тем, производные показания в теории доказывания называются косвенными доказательствами, использование которых не запрещается УПК РФ. В рассматриваемом случае они, то есть показания Хлюпина и Микрюкова, подтверждают достоверность показаний Мамаева, а следовательно подтверждают причастность Дресвянникова к получению взятки от Мамаева.
Вопреки позиции защиты суд показания свидетеля Хохрина также признал достоверными.
То обстоятельство, что свидетель Хохрин не на все вопросы отвечал уверенно, а на иные вопросы ответить не мог, поясняя, что не помнит - не является основанием, вопреки мнению защиты, для признания всех его показаний недостоверными. Суд учитывает, что с момента события до его допроса прошло более четырех лет.

Не согласившись с защитой, суд считает, что представленная суду отрицательная характеристика Хохрина не является основанием для признания его показаний недостоверными, поскольку она не опровергает фактических обстоятельств по делу.
Как уже упоминалось ранее в приговоре, показания Хохрина, напротив, согласуются с показаниями других свидетелей и подсудимого Палтова.

Не признал суд и того, что свидетели защиты Усатов, Кузьмин и Коротков якобы подтвердили алиби Дресвянникова, то есть то, что он был в другом месте, не задерживал Мамаева, не был при составлении протокола и не брал у Мамаева сома в качестве взятки.
При этом суд взял за основу следующие факты.
Во-первых: свидетель Усатов не называет точного времени, когда к нему у Лисьего Яра подъехал Кузьмин с Дресвянниковым, называет «ближе к обеду», «около 11-12». Не называет он и время, когда по окончанию рыбалки за Дресвянниковым приехали на моторной лодке «шило» и Дресвянников покинул Лисий Яр. Следовательно, время могло быть любое другое. Усатов пояснил, что рыбачили на сомов 3-4 часа, «хотя не были вместе, но контактировали с Кузьминым и Дресвянниковым раз в полчаса». Это означает, что Дресвянников с Кузьминым были не все время в поле зрения Усатова.
Во-вторых: Дресвянникову и Палтову вменяется время получения взятки от Мамаева «около 13 часов», то есть это от 13 часов любые минуты до 12 часов, как и любые минуты от 13 до 14 часов.
В-третьих: ни один из допрошенных свидетелей, в том числе свидетелей защиты, ни подсудимые не заявили того, что на реке Вятка н.п. Суводи, н.п. Разбойного Бора, Лисьего Яра была бы еще другая лодка «шило» с мотором Тахатцу-40 и с другими инспекторами рыбоохраны, а не с Дресвянниковым и с Палтовым. Следовательно, речь идет лишь об одной лодке рыбинспекции, которую привезли Дресвянников с Палтовым из г. Кирова.
В - четвертых: свидетели Микрюков, Хлюпин, плывя к н.п. Суводи на резиновых лодках, видели именно лодку «шило» с лодочным мотором Тахатцу-40 около 13 часов, шедшую в сторону н.п. Суводи. В это время Мамаев плыл на двух резиновых лодках в сторону н.п. Разбойный Бор.
Суд пришел к выводу с учетом всех доказательств, что в моторной лодке были именно Дресвянников и Палтов. Подтверждается это и показаниями Мамаева, что около 13 часов к нему подъезжали Дресвянников с Палтовым составили протокол, забрали двух сомов и уехали в направлении н.п. Суводи.
В-пятых: как уже упоминалось ранее в протоколе и в постановлении в отношении Мамаева указанно время обнаружения правонарушения 12 часов 10 минут. Это время не выходит за пределы предъявленного обвинения подсудимым «около 13 часов».
В – шестых: свидетель Хохрин также подтвердил, что сомов к месту стоянки автомашины инспекции привезли на моторной лодке Палтов и Дресвянников после обеда.

Анализ выше перечисленных фактов свидетельствует о том, что задержание Мамаева Палтовым и Дресвянниковым, составление на него протокола, получение взяток в виде сомов, вписывается по времени в период «около 13 часов», в это же время свидетели Микрюков и Хлюпин видели именно лодку рыбинспекции с Дресвянниковым и Палтовым, едущую по реке Вятке. Как уже отмечалось ранее, другой такой лодки рыбинспекции на реке Вятке не было.

Таким образом, опровергаются показания Усатова, ошибочно полагающего, что Дресвянников не мог отлучаться из Лисьего Яра с 11-12 часов до 16-17 часов и не мог быть в месте задержания Мамаева.

Совокупностью вышеперечисленных фактов опровергается также утверждение Кузьмина о том, что Дресвянников 06.07.2002г. рыбачил с утра до вечера с ним в районе Лисьего Яра, никуда не отлучался.
При этом суд обратил внимание на показания Кузьмина о том, что в присутствии последнего в течение 05-06.07.2002г. Дресвянников составил лишь один протокол на нарушителя Правил рыболовства и выписал одну лицензию Усатову.

Между тем в т. № 6 на л.д. 70 имеется отчет Дресвянникова по командировке, в котором он указывает, что 05-06.07.2002г. в Оричевском районе во время рыбоохранной деятельности составлено 10 протоколов. Этот факт говорит о том, что Дресвянников не все время находился в поле зрения Кузьмина, а был на реке Вятка без него, в его отсутствие задерживал других нарушителей, было составлено еще 8 протоколов, очевидцем чего не был Кузьмин. А этот факт в свою очередь подтверждает правильность показаний Палтова, который пояснял, что когда Дресвянников с Кузьминым не смогли поймать сомов, а Дресвянникову сом нужен был на день рождение матери, они вдвоем с Дресвянниковым поехали на моторной лодке к прорве у Разбойного Бора с рыбоохранной деятельностью и там задержали Мамаева.
Суд находит, что Кузьмин из-за дружеских отношений, желая облегчить участь Дресвянникова, дал показания, создающие ему алиби.

Суд не согласился с тем, что свидетель защиты Коротков якобы подтверждает алиби Дресвянникова. При этом суд обратил внимание, что Коротков 06.07.2002 года не был рядом с Дресвянниоквым на реке Вятка. Коротков пояснил, что он спал на берегу, пил спиртное, поэтому он не мог видеть чем, где занимается на реке Дресвянников.

То, что ни Кузьмин, ни Коротков не видели сомов в салоне автомашины, не означает, того, что их там не было.

Как видно из показаний всех тех, кто был тогда в машине, в салоне ее была резиновая лодка, весла, вещи рыбаков, инспекторов, коробки, ящики под сидениями, среди этих предметов и была спрятана рыба. Палтов не зря подчеркнул, что друзьям Дресвянникова они сомов не показывали. В свою очередь свидетель Хохрин категорично заявил, что он мешки с сомами из лодки перенес именно в салон автомашины, на которой они были в командировке.
Суд исследовал лицензию, которую представил свидетель Усатов. Действительно, в ней указано время её выдачи - 12.00 часов 06.07.2002 года. Этот документ не опровергает того, что Дресвянников, выписывая ее в районе Лисьего Яра, имел возможность оказаться в 12 час. 10 мин. в месте задержания Мамаева. Этот вывод суд сделал, исходя из следующих фактов. Как показал Палтов, расстояние от н.п. Суводи до н.п. Разбойного Бора 8-10 км. Расстояние от Разбойного Бора до Лисьего Яра 3-4 км. Мамаев был задержан в районе между н.п. Суводи и н.п. Разбойным Бором ближе к Разбойному Бору. Следовательно, от Лисьего Яра расстояние было 6-5 км. На алюминиевой лодке с мотором Тахатцу мощностью 40 лошадиных сил это расстояние, возможно, преодолеть за 5-10 минут.

Ссылку защиты на то, что рыба не изымалась, не осматривалась, как орудие лова и транспортное средство Мамаева, а следовательно, по мнению защиты, отсутствуют доказательства того, что имели место взятки в виде только что выловленной рыбы, а именно сомов, суд считает несостоятельной.
Как уже ранее отмечалось в приговоре, доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд устанавливает наличие, отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу (ст. 74 УПК РФ).
Часть 2 относит к таковым показания обвиняемого, свидетелей и иные документы, протоколы следственных действий.
В рассматриваемом случае обстоятельства, подлежащие доказыванию, установлены показаниями подсудимого Палтова, свидетелей, протоколами их допросов на стадии предварительного расследования, протоколами очных ставок, оглашенными в суде, документами по командировкам.


Эпизоды от декабря 2002 года, от 21-22.01.2003 года, от декабря 2003 года (Плишкин), от 21-22.01.2003 года, от декабря 2003 года, (Саламатов), д. Актюба.

Свидетель Плишкин суду пояснил следующее: ни к Дресвянникову, ни к Палтову он неприязни не испытывает, говорит только правду. Так в декабре 2002 года, в январе 2003 года на реке Вятка возле д. Актюба он рыбачил жаками. Устанавливал 45 штук. Неподалеку рыбачил и Саламатов. Инспекторы Дресвянников и Палтов знали об этих нарушениях правил рыболовства, однако, протоколы не составляли, жаки не изымали, взамен Дресвянников, как старший опергруппы, потребовал давать рыбу. Механизм дачи взяток был отлажен. Он вспоминает случай в декабре 2002 года, когда Дресвянников и Палтов приехали на снегоходах «Буран» с нардами. На реке у них с Саламатовым имелась будка. Они выпили спиртного в этой будке, он дал Дресвянникову, как старшему по должности, в двух мешках налимов весом по 40 кг, всего 70 кг по рыночной цене 40 рублей за 1 кг, и они уехали. Во второй половине 2003 года вновь на снегоходах приехали Дресвянников и Палтов. Вновь как прежде он и Саламатов дали Дресвянникову, как старшему опергруппы, по мешку налимов весом по 40 кг по цене 40 рублей за 1 кг. В январе месяце 2003 года таких аналогичных случаев было 3-4, порой рыбачили только для дачи взяток инспекторам рыбоохраны. В декабре 2003 года точно также он рыбачил жаками, был хороший клев, приезжали Палтов с Дресвянниковым на снегоходах, Дресвянников требовал рыбу взамен на то, что он не будет составлять протокол и изымать запрещенные орудия лова – жаки, и вновь пришлось дать налимов 40 кг в мешке. Порой приходилось ему отдавать весь улов налимов как взятку (т.9л.д.179).

Из оглашенных с согласия сторон показаний Плишкина, которые он дал на стадии предварительного следствия, следует, что в зимний период с конца ноября по январь 2002-2003 годов он занимался ловлей налимов жаками. Он точную дату не помнит, но примерно во второй половине ноября 2002 года он как обычно проверял жаки в районе д. Актюба. На снегоходе «Буран» появились на реке Вятке Дресвянников и Палтов. Дресвянников, узнав, что у него (Плишкина) установлено 50 жаков, разъяснил об уголовной ответственности за браконьерство. Испугавшись, он спросил Дресвянникова, можно ли разрешить проблему как-то по-другому. Вот тогда Дресвянников предложил давать ему рыбу при каждом приезде, тогда и будет разрешена проблема. На этот раз он (свидетель) дал Дресвянникову в двух мешках налимов весом по 35 кг каждый, то есть всего 70 кг по цене 40 рублей за 1 кг. Дресвянников не составил протокол, жаки не изъял. В январе 2003 года он также проверял жаки на реке Вятка у д. Актюба и вновь на снегоходе «Буран» приехали Дресвянников и Палтов. Дресвянников заявил, что приехал за рыбой. Зная, что Дресвянников не составит протокол, не изымет жаки, если дать ему рыбу, он передал Дресвянникову 40 кг налимов в мешке. Аналогичная ситуация была где-то в конце ноября 2003 года, хотя он точную дату не помнит. У Саламатова в этом же районе были поставлены жаки, ему известно, что Саламатов также передавал налимов Дресвянникову мешками. Палтов с ним переговоров о взятках в виде рыбы не вел (т.3л.д.25-30).

Аналогичные показания Плишкин давал на стадии предварительного следствия при дополнительном допросе его (т.3л.д.31-35), а также при дополнительном допросе от 04.10.2006 года (т.3л.д.36-37). При этом Плишкин уточнил, что жаками рыбачил налимов и передавал их в качестве взятки Дресвянникову не в ноябре, а в декабре 2002 года и в декабре 2003 года. Месяц ноябрь назвал ошибочно. Остальные показания подтвердил в полном объеме.
На очной ставке с Дресвянниковым Плишкин подтвердил то, что зимой 2002 и 2003 годов давал Дресвянникову взятки в виде рыбы – налимов за то, чтобы тот не составлял протоколы и не изымал жаки. Иногда для улучшения своих показателей Дресвянников все же составлял административные протоколы на него по незначительным правонарушениям с минимальной штрафной санкцией. Ранее он не заявлял о взятках, которые передавал Дресвянникову по той причине, что занимался незаконной рыбалкой и понимал, что Дресвянников примет к нему меры. В последнее время рыбачить прекратил, так как Дресвянников перестал приезжать в Малмыжский район, договариваться о взятках из-за незаконной рыбной ловли стало не с кем (т.3л.д.43-47).
Суд, проанализировав показания Плишкина, сопоставив их между собой, не находит в них каких-либо существенных противоречий, дающих основание считать, что они не достоверны. Отдельные неточности в своих показаниях Плишкин объяснил тем, что с момента событий прошло длительное время, эпизодов взяток было много, он не вел их учет, поэтому трудно дать точные показания. Суд находит это объяснение Плишкина убедительным. Его показания подтверждаются показаниями свидетелей Саламатова, Юнусова, Хохрина, подсудимого Палтова.

Свидетель Плишкин во время допроса от 21.08.2006 года показал на фрагменте топографической карты места на реке Вятка в районе д. Актюба Малмыжского района, где он передавал взятки в виде налимов в декабре 2002 года, в январе 2003 года и в декабре 2003 года.

Из показаний свидетеля Саламатова в судебном заседании следует, что он подсудимых знает, неприязни к ним не испытывает, что он постоянно в зимнее время года ставил на реке Вятке в районе д. Актюбы от 40 до 60 жаков для вылова налима в нерестовый период, что является нарушением Правил рыбоохраны. Аналогичным способом рыбачил и Плишкин. В один из дней января 2003 года он увидел, как от Плишкина к нему на снегоходах подъехали Дресвянников и Палтов. Для того, чтобы инспекторы не тронули снасти, не составили протокол, они с Плишкиным давали им рыбу, и на этот раз он отдал заранее приготовленный мешок с налимами весом 40 кг по цене 40 рублей за 1 кг. Этот мешок с рыбой он сам положил в сани снегохода. В свою очередь Дресвянников не составил протокол, жаки не изъял. Плишкин говорил ему, что тоже дал мешок налимов Дресвянникову, чтобы тот не составил протокол и не изъял жаки. Ему из инспекции сообщали иногда, что Дресвянников и Палтов выехали на проверку в Малмыжский район, он сразу же готовил очередной мешок налимов – это была норма взятки. В декабре 2003 года вновь приехали на снегоходе Дресвянников и Палтов. В будке выпили спиртного, Дресвянников сказал ему: «Не обижай рыбой, и всё будет нормально». Он передал Дресвянникову мешок налимов весом 40 кг по цене 40 рублей за 1 кг. Дресвянников протокол не составил, жаки не изъял. Он (свидетель) продолжал, как и прежде, рыбачить жаками. Ему известно, что в декабре 2003 года Плишкин дал Дресвянникову мешок налимов, того также не трогали. Обычно жаки ставили в конце ноября, и они стояли по конец января. Когда Дресвянников с Палтовым приезжали в Малмыжский район, на протяжении трех лет ночевали, пили, ели у него. Их опергруппа даже помогала долбить жаки и вытаскивать рыбу. Явку с повинной он написал добровольно. Ранее не писал её, считая, что это бесполезно. Он находит, что на предварительном следствии он говорил тоже самое, то есть правду. По его мнению, именно Дресвянников, как руководитель, решал вопрос, брать или не брать взятку в виде рыбы. На предварительном следствии при допросе он упустил это, ошибочно назвал дату передачи взятки – ноябрь, а не декабрь 2003 года, так как иногда начинали рыбачить жаками и в ноябре, когда был ледостав. А в 2003 году начали рыбачить именно 26 ноября. В 2004 году у Дресвянникова был «пик славы», сам он уже перестал приезжать за рыбой, однако, ему рыбу продолжали переправлять с другими инспекторами рыбоохраны.

Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля Саламатова, которые он дал на стадии предварительного следствия (т.2л.д.51-62), следует, что в январе 2003 года они с Плишкиным реку Вятку у д. Актюба поделили между собой, ловили налимов жаками. В один из дней он видел, как со стороны Плишкина к нему подъехали на снегоходах Дресвянников и Палтов. У них уже был мешок с рыбой. Дресвянников сразу заявил, что он (Саламатов) незаконно рыбачит запрещенной снастью, чтоб не было проблем, потребовал дать рыбу. Он вынужден был дать мешок налимов весом около 40 кг. Дресвянников сказал, что еще будет приезжать за рыбой. На этот раз протокол не составил, жаки не изъял. Действительно, в следующий зимний сезон, точную дату он не помнит, возможно в ноябре 2003 года, при аналогичной ситуации ему пришлось отдать Дресвянникову мешок с налимами весом 40 кг вновь протокол не был составлен, жаки не изымались. Разговоры о взятках вел не Палтов, а Дресвянников.

В показаниях на л.д.61 т. 2 Саламатов уточнил, что взятки давал Дресвянникову в виде налимов не в ноябре, а в декабре 2003 года.

На очной ставке с Дресвянников свидетель Саламатов подтвердил, что зимой 2003 года рыбачил жаками у д. Актюба на реке Вятка, вылавливал налимов, давал эту рыбу Дресвянникову за то, чтобы спокойно рыбачить, чтобы его никто не трогал.

Суд проанализировал показания свидетеля Саламатова, которые он дал на суде и на стадии предварительного следствия, сопоставил их между собой и, вопреки мнению защиты, пришел к выводу о том, что никаких существенных противоречий в них нет, следовательно, они достоверны. Свидетель вправе уточнять свои показания, что и сделал Саламатов, к примеру: 26.11.2003 года он начал лов рыбы жаками, а передача взятки Дресвянникову была не в ноябре, а в декабре 2003 года. По остальным существенным моментам, относящимся к событиям преступлений, показания его последовательны, подтверждаются показаниями Палтова, Плишкина, Юнусова.

Суд не согласился с выводом защиты и в части того, что Саламатов давал противоречивые показания по дате 21-22.01.2003 года. Он сразу же в суде говорил, что он точное число января 2003 года не помнит, но передача взятки в виде рыбы Дресвянникову была именно в этом месяце, добавил, что и перед рождеством в том числе приезжали инспекторы за рыбой, однако. Саламатов не утверждает категорично, что именно эта взятка, которая была вменена Дресвянникову, передана ему перед рождеством.
Сторона защиты необоснованно сделала вывод, что Саламатов точное количество и видовой состав рыбы, переданный в качестве взятки, не указывает. Это не так. Саламатов пояснял, что давал рыбу в виде налимов – целый мешок, в который входит 40 кг этой рыбы.
Суд не согласен с позицией защиты и в части того, что Саламатов в суде стал изобличать не только Дресвянникова, но и Палтова в получении взяток в виде налимов. Однако, Палтову эпизод от 21-22.01.2003 года не вменен и не может быть вменен согласно ст. 252 УПК РФ, а следовательно, по мнению защиты, показания Саламатова следует считать не правдивыми, не достоверными, поскольку, по мнению защиты, и следователь не поверил Саламатову. Однако, суд пришел к иному мнению. Показания Саламатова подтверждаются не только показаниями Палтова, но и свидетелей Плишкина, Хохрина, косвенно и Юнусова, а также документами по командировке, свидетельствующими, что Дресвянников был в Малмыжском районе и, как показал свидетель Хохрин, занимался рыбоохранной деятельностью, передвигаясь по реке Вятка на снегоходе. При этом суд обратил внимание на то, что как на стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании Палтов, Плишкин, Саламатов, неоднократно подчеркивали, что все переговоры по взяткам вел именно Дресвянников как старший в оперативной группе, именно требовал дать рыбу, он решал вопрос о том, будет или не будет составлен протокол, будут или нет изыматься жаки, произносил при этом: «Не обижайте рыбой, и вас никто не заденет», Палтов же был единственный раз инициатором взятки в н.п. Суводи.

Показаниями свидетеля Хохрина А.Г. (т.11л.д.6-23) подтверждается, что в январе 2003 года он, как водитель инспекции, вместе с Дресвянниковым и Палтовым был в рейде на автомашине УАЗ, ночевали тогда в г. Малмыже у Паюрова. Инспекторы по реке Вятке ездили на снегоходах «Буран», а он оставался на берегу в машине. Кто-то из них принес рыбу в мешке. Эту рыбу привезли в г. Киров, выгрузили в гараже инспекции, ему дали 1 кг налимов. Из каждого рейда они привозили рыбу.
Свидетель Юнусов Г.Н. (т.11л.д.58) в суде утверждал, что к Палтову и к Дресвянникову неприязни не испытывает. Инспекция рыбоохраны создала рыболовецкую бригаду из браконьеров в составе Плишкина, Саламатова и Воробьева, которые рыбачили в любое время года запрещенными орудиями лова: сетями, жаками, аханами, без лицензии. Он (Юнусов) покупал у них рыбу, налимов по 40 рублей за 1 кг, судаков, стерлядь, сомов по 60 рублей за 1 кг. Браконьеры рассказывали ему, что им приходится часть рыбы отдавать инспекторам рыбоохраны, в том числе Дресвянникову, Палтову за то, чтобы их не привлекали к административной ответственности, не изымали орудия лова. Саламатов как-то поделился тем, что ему пришлось направить в Кировскую инспекцию налимов где-то на 50000 рублей и что рыбачить стало невыгодно, говорил, лучше штрафы платить, чем давать взятки. Говорил, что вот опять позвонил Дресвянников, сообщил, что приедут Палтов и Файзрахманов и с ними нужно переправить в г. Киров рыбу. Браконьерство стало процветать на реке Вятка с приходом Дресвянникова на руководящую должность.
Из оглашенных с согласия сторон показаний Юнусова (т.3л.д.173-175) следует, что он не возглавлял бригаду браконьеров в составе Саламатова, Воробьев, Плишкина, наоборот, боролся за то, чтобы на реке был порядок. Рыбу покупал у перечисленных выше граждан лишь себе на еду.

Свидетель Воробьева А.Н. пояснила, что супруг рыбачил с 2002 года, ловил зимой налимов, летом лещей, каким способом и какими снастями, не знает, давал ли рыбу инспекторам рыбоохраны, также не знает (т.11л.д.79).

Свидетель Плишкина подтвердила, что Дресвянникова видела с Файзрахмановым в доме у Саламатова, они там выпивали, ночевали. Супруг её рыбачил, зимой ловил налимов, летом судаков, стерлядь, сомов, продавал рыбу. Иногда приходил с рыбалки злой, говорил, что приходится часть рыбы передавать кому-то из инспекторов рыбоохраны. Об этом же говорил и Саламатов. В качестве тары под рыбу муж использовал мешки. Взвешивал рыбу безменом. Мог и без весов определить вес её, держа просто в руке. Обычно в мешок входит 40 кг рыбы. Налимов продавали по 40 рублей за 1кг. Ежедневно муж приносил с рыбалки 1-1,5 мешка с рыбой.

Свидетель Альчиков А.А. в суде и на стадии предварительного следствия показал, что Саламатов является ему соседом, действительно, занимается ловлей рыбы на реке Вятка, имеет лодку, лодочный мотор. У Саламатова есть сарай, в котором он хранит рыбу, рыбачит он лет 10. Он (свидетель) покупал у Саламатова налимов по цене 40 рублей за 1 кг, сомов, судаков, стерлядь по цене 60 рублей за 1 кг.

Свидетель Девятов подтвердил в судебном заседании, что зимой 2002-2003 годов он осуществлял вылов в реке Вятка в Малмыжском районе налимов и продавал их по рыночной цене по 40 рублей за 1 кг.
В уголовном деле имеются исследованные судом иные документы, как доказательства, это копии командировочных удостоверений с прилагаемыми документами, в частности:
- копии командировочных удостоверений № 261 и № 264 с прилагаемыми документами, согласно которой Дресвянников С.Л. в период 17-20.12.2002 года и 23.12.2003 года находился в служебной командировке с отметкой в н.п. Вятские Поляны (т.6л.д.8-9,11),
- копия командировочного удостоверения № 4 с прилагаемыми документами, согласно которой Дресвянников С.Л. в период 21-22.01.2003 года находился в служебной командировке с отметкой н.п. Вятские Поляны (т.6л.д.13,14,15,т.13л.д.105),
- копия командировочного удостоверения № 259 с прилагаемыми документами, согласно которой Дресвянников С.Л. в период 06-07.12.2003 года находился в служебной командировке в н.п. Вятские Поляны (т.6л.д.43,т.13л.д.125),
- копия командировочного удостоверения № 261 с прилагаемыми документами, согласно которой Дресвянников С.Л. в период 12-13.12.2003 года находился в служебной командировке с отметкой в н.п. Вятские Поляны (т.6л.д.44, т. 13л.д.127),
- копия командировочного удостоверения № 5 с прилагаемыми документами, согласно которой Палтов А.Ф. в период 21-22.01.2003 года находился в служебной командировке с отметкой в н.п. Вятские Поляны (т.13л.д.143-145).

Как пояснил в судебном заседании подсудимый Палтов, возвращаясь из командировок из г. Вятские Поляны зимой 2002 года и зимой 2003 года, они заезжали за рыбой к Плишкину и Саламатову на реку Вятку в район д. Актюба, зная о том, что те в то время рыбачат жаками, всякий раз Дресвянников требовал с них рыбу – налимов.

Суд не согласился с защитой в части того, что в материалах уголовного дела отсутствуют следственные уголовно-процессуальные, административно-процессуальные документы по факту незаконной добычи рыбы Плишкиным и Саламатовым в указанные периоды времени и в указанном месте, следовательно, по мнению защиты, они и не установлены, а выводы обвинения основаны на предположениях. Тем более, как считает защита, что жаки, которыми якобы Плишкин и Саламатов ловили рыбу, не изъяты, не осмотрены, не приобщены в качестве вещественных доказательств по уголовному делу. Защита, ссылаясь на показания подсудимого Дресвянникова, свидетеля Мамаева А.В., являющегося младшим научным работником Пермского отделения ГОСНИОРХА, отрицает, что в указанные в обвинительном заключении периоды времени Плишкин и Саламатов имели возможность вылавливать по 40, 70 кг налимов.

Вышеуказанная позиция защиты опровергается показаниями подсудимого Палтова, свидетелей Саламатова, Плишкина, которые однозначно заявили, что вылов налимов жаками зимой 2002 и 2003 годов осуществлялся, причем в количествах более чем 40-70 кг. Саламатов и Плишкин не работали, а семьи содержали лишь за счет вылова рыбы, в том числе зимой за счет вылова налимов. Этот факт подтвердил свидетель Юнусов, свидетели Плишкина, Альчиков, Хохрин.

Согласно ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются показания обвиняемого, свидетелей, протоколы следственных действий. Свидетели обвинения, подсудимый Палтов по рассматриваемому эпизоду допрашивались как на стадии предварительного следствия, так и в суде с соблюдением требования ст. 164, ст. 173, ст. 174, ст. 189-190, ст. 275, ст. 187-191, ст. 278 УПК РФ.

Оглашение показаний Палтова, свидетелей обвинения производилось так же с соблюдением ст. 276, ст. 281 УПК РФ.
Следовательно, у суда нет оснований исключать их показания из круга доказательств. При этом их показания основаны не на догадках, предположениях, слухах, а на личном восприятии событий. Эти доказательства свидетельствуют о том, что в декабре 2002 года, в декабре 2003 года, в январе 2003 года Дресвянников получал взятки от Плишкина и Саламатова в виде налимов.

Напротив, суд не может взять за основу показания свидетеля Мамаева А.В. (ихтиолога) в связи с тем, что он сам в суде пояснил: ихтиологических исследований по видовому, количественному составу рыбы, контрольного вылова на реке Вятка в районе д. Актюба не проводилось ни им самим, ни кем-то другим. Следовательно, его выводы о невозможности вылова налимов по 40-70 кг в районе д. Актюба в указанные выше три зимних периода как раз носят предположительный характер, основаны лишь на общих рассуждениях о том, что «из-за гибели ерша количество налимов в реке Вятка уменьшилось».

К примеру: утверждения данного свидетеля о том, что в мае в Малмыжском районе лов рыбы аханом невозможен из-за массового движения льда (т.10л.д.39) опровергается данными административного протокола на л.д. 149 т. 5, согласно которому ГИР Гусев составил протокол в отношении Плишкина за незаконный лов рыбы аханом именно в апреле, 16 числа 2003 года.
Утверждения Мамаева А.В. о том, что в апреле сетями лов рыбы невозможен в Малмыжском районе из-за ледохода опровергается административным протоколом на л.д.248 т. 2, согласно которому 20 апреля 2002 года на 130 км реки Вятка Саламатов был задержан за незаконный лов рыбы сетями, обнаружена стерлядь.
Эти обстоятельства еще раз подчеркивают то, что как раз выводы Мамаева А.В., не являющегося очевидцем рассматриваемых событий, и носят предположительный характер, основанные на общих рассуждениях, они опровергаются конкретными фактами из реальной жизни, более того, подтверждаются свидетельскими показаниями Саламатова, Плишкина, Хохрина, Юнусова, Альчикова, подсудимого Палтова.

То, что жаки не изымались, не осматривались, не исключает того, что они фактически были и устанавливались в зимние периоды Саламатовым, Плишкиным на реке Вятка в районе д. Актюба. Это достоверно подтверждено ими самими, Палтовым. Кроме того, косвенно подтверждается тем, что Саламатов и после рассматриваемых событий продолжал ставить жаки. Об этом пояснили суду даже свидетели защиты Возисов, Мальцев, Шестоперов: по их словам зимой 2006 года было вырублено 80 жаков, принадлежащих Саламатову в районе д. Актюба, а в январе 2007 года вновь обнаружено 5 жаков, принадлежащих Саламатову.

У суда нет сомнений в том, что и Саламатов, и Плишкин осуществляли лов налима в зимний период жаками и передавали рыбу в качестве взятки Дресвянникову.

Нельзя согласиться с мнением защиты, что Плишкин, Саламатов, не имея ихтиологического образования, могли спутать налимов с молодыми сомами. Как пояснили Плишкин и Саламатов, они имеют большой опыт в рыболовстве. Даже свидетели защиты подчеркивали то, что Плишкин и Саламатов являются заядлыми браконьерами на протяжении многих лет. Общеизвестен факт, что зимой сомы не ловятся. Следовательно, налимов Плишкин и Саламатов в зимнее время никак не могли спутать с сомами. Кроме того, Дресвянников и Мамаев А.В. сами поясняли суду, что сомы ловятся в теплую летнюю погоду.
Фагот

Приключения рыбинспекторов на Вятке (продолжение № 3)

Хотя сторона защиты в обоснование алиби Дресвянникова ссылается на то, что в декабре 2002 года, в декабре 2003 года, Дресвянникова в Малмыжском районе не было, он находился в н.п. Вятские Поляны с проверкой МРИ, проводил там инвентаризацию основных средств и прочее и что в командировочных удостоверениях имеются оттиски печати Вятско-Полянской МРИ, однако суд обратил внимание на следующие факты:
- сам Дресвянников суду пояснял, что в Малмыжском районе нет инспекции рыбоохраны, поэтому командировки отмечались либо в Вятско-Полянской МРИ, либо в Советской инспекции рыбоохраны;
- судя по отчетам в т. 6 л.д. 9,12,13,43,44 в периоды: 17-12.12.2002 года
23-27.12.2002 года
06-07.12.2003 года
12-13.12.2003 года
Дресвянников занимался именно рыбоохранной деятельностью, а не только проверял инспекцию;
- занимаясь рыбоохранной деятельностью, Дресвянников был на реке Вятка, для перемещения по которой, как показывают Палтов, Хохрин, Саламатов, Плишкин, инспекторы рыбоохраны использовали именно снегоходы «Буран», а не другой вид транспорта: либо привозили с собой из г. Кирова, либо брали у местных инспекторов;
- судя по показаниям Палтова, по окончании командировок они с Дресвянниковым возвращаясь в г. Киров, заезжали в Малмыжский район к Плишкину, Саламатову за рыбой, а поскольку по автодороге они перемещались на автомашине УАЗ-3962, то миновать Малмыжский район они не могли, следовательно, чтобы попасть к Плишкину и Саламатову в район н.п. Актюба им не нужно было преодолевать 60 км, на которые указывает защита, опровергая доводы гособвинения и считая, что гособвинение не доказало того, что Дресвянников мог быть в районе д. Актюба.
Сторона защиты в оправдание Дресвянникова ссылается на то, что с 21 по 22.01.2003 года согласно командировочному удостоверению № 4, Дресвянников находился в судебном заседании в Малмыжском райсуде, рыбоохранной деятельностью не занимался, поэтому не мог быть на реке Вятка в районе д. Актюба. Однако, это не так.
Судя по исследованному протоколу судебного заседания от 22.01.2003 года, заседание суда началось в 9 часов 00 минут и закончилось в 10 часов 00 минут. Дресвянников в судебном заседании был всего лишь 1 час. Это обстоятельство не опровергает, а наоборот подтверждает правдивость показаний Палтова, Саламатова и Плишкина, которые утверждают, что Дресвянников был 21-22.01.2003 года на реке Вятка в районе д. Актюба и получил от Саламатова и Плишкина взятки в виде налимов.
Более того, в т. 6 л.д.13 имеется отчет Дресвянникова за командировку. В этом отчете он указывает, что он занимался именно рыбоохранной деятельностью.

Суд отверг доводы защиты как несостоятельные в части того, что показания Палтова не достоверны, не правдивы по эпизодам декабря 2002 года, января 2003 года, декабря 2003 года, что его не было на реке Вятка в районе д. Актюба, он не был очевидцем якобы передачи взятки от Плишкина и Саламатова в виде рыбы, поскольку, по мнению защиты, в материалах дела отсутствуют какие-либо документы, подтверждающие обстоятельства нахождения Палтова в указанные периоды в указанном месте. Напротив Палтов находился в очередном отпуске со 2 по 30.12.2002 года и с 08.12.2003 года по 08.01.2004 года.

Принимая такое решение, отвергая доводы защиты, суд учел следующие факты.
Подсудимый Палтов пояснил суду то, что хотя и оформлял отпуск в декабре 2002 года и в декабре 2003 года, однако фактически их не использовал, т.к. в зимний период в декабре был самый разгар вылова налима и ему приходилось участвовать в рейдах по рыбоохранной деятельностью, уходил в рейд иногда без оформления командировок.
В т. 6 на л.д.12, в т. 13 л.д.103 имеется отчет, исполненный Палтовым, он датирован 28.12.2002 года, в т. 6 л.д. 58 имеется отчет Палтова за командировку в Малмыжский район в ноябре 2002 года, отчет датирован 28.12.2002 года. Следовательно, Палтов, несмотря на отпуск, находился на рабочем месте, как 27, так 28.12.2002 года, что подтверждает правдивость показаний Палтова в части того, что, будучи в отпуске, он был на работе и участвовал в рейдах без оформления командировок.

Свидетель защиты Шулятьева Т.Ю. (т.10л.д.76) суду подтвердила, что из-за производственной необходимости, когда в разгаре был вылов налимов браконьерами, инспекторов отзывали из отпуска.
Её показания также подтверждают достоверность показаний Палтова.

В т. 6 л.д. 25 Дресвянников в своем отчете указывает на то, что с 16.04. по 19.04.2003 года совместно с Палтовым А.Ф. находился в рейде по рыбоохранной работе на реке Вятка в г. Вятские Поляны (командировочное удостоверение № 69, приказ 31-К). В т. 13 л.д.150 имеется приказ 31-К о направлении в рейд и Палтова. Между тем командировочного удостоверения и отчета Палтова в ФГУ «Камуралрыбвод» не имеется (т.13л.д.85).
Аналогичная ситуация по командировке от 06-08.06.2003 года в г. Советск (т.6л.д.32). Достоверно установлено, что Палтов был в командировке 05-06.07.2002 года в н.п. Суводи.
Дресвянников ссылается в отчете на участие Палтова в рейде, между тем в ФГУ «Камуралрыбвод» вновь отсутствует командировочное удостоверение. Эти факты подтверждают правдивость показаний Палтова о том, что командировочное удостоверение он отмечал не всегда по месту своего нахождения, мог отметить в г. Вятские Поляны, в Советской рыбинспекции, для отметки командировки пересылались с другими инспекторами. Были такие ситуации, когда командировку выписывали в один район, а фактически уезжали в другой. То, что Палтов был 21-22.01.2003 года в районе д. Актюба, как уже говорилось ранее, подтверждает сам Палтов, Хохрин, Плишкин, Саламатов. Да и для перемещения из г. Вятские Поляны в г. Малмыж – достаточно 1-1,5 часа. Хохрин пояснял, что машина, на которой они приезжали в январе 2003 года, оставлялась в г. Малмыже, ночевали они здесь же в г. Малмыже, следовательно, Палтов также был здесь, в г. Малмыже.

Свидетель Воробьев также подтвердил при допросе на стадии предварительного расследования, что ему Саламатов и Плишкин говорили, что им приходится регулярно передавать рыбу Дресвянникову за не составление административных протоколов (т.3л.д.3). Его показания оглашены с согласия сторон.

Суд не согласился с позицией защиты в части того, что обвинение необоснованно вменило цену налимов по 40 рублей за 1 кг, исходя лишь из свидетельских показаний, по мнению защиты, обвинению следовало исходить при определении цены налимов из расшифровки (т.5л.д.109-119), где цена намного ниже. Суд не может брать за основу этот документ, т.к. в нем не указан видовой состав рыбы, а цена зависит как раз от вида рыбы.

Консультационные справки ихтиолога Мамаева А.В. (т.5 л.д.131-133, т.8 л.д.139-142) суд также не может взять за основу как доказательство, т.к. ихтиологические исследования, контрольные выловы рыбы на реке Вятка в районе н.п. Суводи в летнее время не проводились, не проводились они и в районе д. Актюба в зимнее время, чего не отрицает сам Мамаев А.В.

Суд не согласился с мнением стороны защиты, что поскольку в материалах уголовного дела нет документов, подтверждающих, что в указанные периоды времени снегоход «Буран» эксплуатировался, следовательно, считает защита, Дресвянников не мог подъезжать ни к Плишкину, ни к Саламатову за рыбой на снегоходе.
Между тем, Палтов суду пояснил, что, как правило, в зимний период они снегоход в рейд привозили из г. Кирова на автомашине, но были случаи, когда снегоходы брали в местных инспекциях.

Отсутствие документов по эксплуатации снегоходов не опровергает показаний Палтова, Плишкина, Саламатова, Хохрина о том, что Дресвянников во всех трех случаях: в декабре 2002 года, в январе и декабре 2003 года приезжал в район д. Актюба за налимами именно на снегоходе. У суда нет оснований сомневаться в том, что в зимнее время по заснеженной реке Вятка инспекторы ездят именно на снегоходах.

Проанализировав доказательства, сопоставив их между собой, суд находит доказанным то, что в декабре 2002 года Дресвянников получил взятку от Плишкина в виде рыбы – 70 кг на сумму 2800 рублей, а также 21-22.01.2003 года получил от Плишкина взятку виде 40 кг налимов на сумму 1600 рублей, от Саламатова получил взятку в виде налимов весом 40 кг на сумму 1600 рублей и в декабре 2003 года получил взятку в виде налимов весом 40 кг на сумму 1600 рублей от Плишкина, получил от Саламатова взятку в виде 40 кг налимов на сумму 1600 рублей.

Эпизод от 01-14.12.2004 года, г. Киров.

Свидетель Савенков А.И. в судебном заседании пояснил следующее: осенью 2004 года, судя по административному протоколу 26.10.2004 года, Дресвянников составил на него административный протокол за нарушение Правил рыбной ловли, изъял две капроновых сети, лодочный мотор «Вихрь». На рассмотрении протокола он явился в инспекцию рыбоохраны 01.11.2004 года. В тот же день заплатил назначенный штраф в размере 1000 рублей. Дресвянников предложил ему в инспекции расписаться в протоколе о том, что сети и лодочный мотор получены, претензий нет, после чего съездить и получить имущество в гараже инспекции. Не подозревая ничего, он так и поступил. Когда приехали к гаражу, Файзрахманов вынес на улицу лодочный мотор, сети не выдал, ссылаясь на то, что не было указания Дресвянникова, предложил с Дресвянниковым переговорить по сотовому телефону. Дресвянников заявил, что вернет сети, если он (Савенков) к 15 декабря (ко дню рождения Дресвянникова) даст рыбы 5-6 кг, желательно судака. Он согласился на предложение Дресвянникова, т.к. сети стоят дороже рыбы. На местном рынке он купил 4 судаков весом 6 кг по покупной цене 100 рублей за 1 кг на сумму 600 рублей. Дня за 2-3 до дня рождения, т.е. до 15 декабря он приехал с Лежниным, Басалаевым к зданию инспекции. Он сходил в кабинет Дресвянникова, сообщил, что привез рыбу. Она была в машине. Дресвянников сел в их автомашину, они приехали к гаражу. Он рыбу в полиэтиленовом мешке занес в помещение гаража и там её передал Дресвянникову. После чего получил сети, они отвезли Дресвянникова в инспекцию. Он не оговаривает Дресвянникова, рассказал правду. У него изымался также импортный дорогостоящий мотор «Ямаха». С ним поступили точно также. Он расписался в получении этого мотора, а он оказался поврежденным. В ответ на его претензии, ему заявили, что он лодочный мотор получил, коль расписался.
Из оглашенных по ходатайству защиты с согласия сторон показаний Савенкова, которые он дал на стадии предварительного расследования, следует, что Савенков давал такие точно показания, как и в судебном заседании, за исключение6м следующего:
- примерно 10.12.2004 года он передал Дресвянникову 4 судаков весом около 6 -7 кг по продажной цене 100 рублей за 1 кг (т.3л.д.119-124).

Протоколом очной ставки между Дресвянниковым и Савенковым подтверждено то, что свидетель также пояснял, что Дресвянников задержал выдачу двух капроновых сетей, хотя он (Савенков) заплатил штраф в тот же день, когда было вынесено постановление. Дресвянников потребовал от него ко дню рождения (15 декабря) на стол рыбы 5-6 кг, ему пришлось покупать у магазина «Мечта» у частника 4 судаков весом по 1,5 кг по цене 100 рублей на сумму 600 рублей. Эту рыбу он передал Дресвянникову перед 15 декабря 2004 года, после чего тот выдал сети. Протокол очной ставки оглашен с согласия сторон (т.3л.д.125-130).

Сопоставив показания Савенкова, которые он дал на стадии предварительного расследования, а также в судебном заседании, суд находит их последовательными, убедительными, несмотря на несущественные расхождения в части веса рыбы – «6 кг» или «6-7кг», берет за основу вес рыбы – 6 кг, как и предъявлено Дресвянникову в обвинительном заключении.
То, что Савенков на допросе у следователя цену 100 рублей назвал «продажной», а в суде назвал «покупной», не имеет никакого значения для дела, вопреки утверждению стороны защиты о наличии существенных противоречий в показаниях свидетеля, которые она просит признать недостоверными.
Суд обратил внимание на то, что Савенков время получения взятки Дресвянниковым называет «примерно 10 декабря», «за 2-3 дня до 15 декабря», «15 декабря». С учетом показаний свидетелей Лежнина, Басалаева, суд за основу берет дату события, которая вменена Дресвянникову в обвинительном заключении - «в период времени с 01 по 14 декабря 2004 года». Этот период времени нашел подтверждение в суде. Расхождения в показаниях Савенкова объясняются тем, что между события преступления, очевидцем которого был свидетель Савенков, и дачей показаний по этому событию прошло 2 года.
Суд критически отнесся к утверждению Дресвянникова о том, что он был в отпуске с 06.12.2004 года по 04.01.2005 года, кроме того, был в командировке 04-05.12.2004 года в г. Котельниче, а поэтому не мог быть ни в коем случае в инспекции. Нахождение Дресвянникова в командировке и отпуске не исключало возможности появления его в здании инспекции в один из дней с 01 по 04.12.2004 года, что не противоречит показаниям не только Савенкова, но и показаниям Лежнина, Басалаева.

Судя по показаниям свидетеля Лежнина в судебном заседании (т.9л.д.100-108), он не испытывал не приязни ни к Дресвянникову, ни к Палтову. Как-то Дресвянников составлял на него протокол, наказал его обоснованно, справедливо, на законном основании. 24.10.2004 года он рыбачил с Савенковым на реке Вятка. Дресвянников составил на Савенкова протокол за нарушение правил рыбной ловли, изъял мотор «Вихрь-30» и две капроновые сети. К указанному в протоколе времени рассмотрения его они с Савенковым явились к зданию инспекции. Савенков сразу же по окончании рассмотрения дела заплатил штраф. На машине Тупицына они поехали получать изъятое у Савенкова имущество в гараже инспекции. Файзрахманов на улице возле гаражей передал Савенкову лодочный мотор «Вихрь». Савенков спросил: «А что с сетями?» Файзрахманов ответил, что указания в отношении сетей ему не поступало. Савенков по телефону переговорил с Дресвянниковым о чем-то. Перед 15.12.2004 года, т.е. перед днем рождения Дресвянникова Савенков повез рыбу – судаков Дресвянникову. Савенков ходил в инспекцию один, вышел с Дресвянниковым, они все вместе поехали к гаражам инспекции на машине Басалаева. Савенков из машины взял пакет с рыбой – судаками весом 6 кг, которые купил на рынке и занес его в гараж, вышел из гаража без пакета с рыбой, нес лишь капроновые сети. Они подвезли Дресвянникова обратно в инспекцию. Ему известно, что до сих пор из инспекции не вернули Савенкову лодочный мотор «Ямаха-40» (т.9л.д.100-108).

Из оглашенных с согласия сторон по ходатайству защиты показаний Лежнина на стадии предварительного расследования видно, что он дал точно такие же полные, последовательные показания, подтверждая:
- изъятие двух сетей, лодочного мотора у Савенкова 26.10.2004 года с составлением протокола о правонарушении;
- рассмотрение протокола состоялось 01.11.2004 года;
- лодочный мотор Савенкову вернули без сетей;
- в декабре 2004 года на машине Басалаева Савенков и он ездили в отдел рыбнадзора;
- Савенков говорил им, что Дресвянников вернет сети, если ко дню рождения даст рыбы;
- у Савенкова в пакете было 4 судака;
- Савенков с Дресвянниковым вдвоем ушли в гараж, Савенков занес рыбу туда, оттуда Савенков вышел без рыбы.

Суд никаких существенных противоречий в показаниях Лежнина не усматривает, вопреки заявлению стороны защиты. У суда нет оснований не доверять показаниям этого свидетеля, поскольку они по всем важным моментам согласуются с показаниями другого свидетеля – Басалаева, а также Савенкова.

Как пояснил в судебном заседании Басалаев, у него нет неприязни к Дресвянникову, он не оговаривает его. Действительно, перед 15 декабря 2004 года ездил по просьбе Савенкова в инспекцию рыбоохраны за сетями вместе с Лежниным. Савенков говорил, что у него изымали две сети, лодочный мотор «Вихрь», мотор вернули, а сети нет. Чтоб отдали их, надо Дресвянникову передать рыбу ко дню рождения. Он видел, что из пакета, который был у Савенкова, торчали 4 хвоста судаков. Савенков на ул. Воровского зашел в инспекцию, оттуда вернулся с Дресвянниковым, поехали на ул. Блюхера к боксу гаражей. Там Дресвянников открыл двери. Савенков, держа в руках пакет с рыбой, зашел туда вместе с Дресвянниковым. Оттуда вышел без рыбы, но с сетями. Дресвянникова отвезли в инспекцию, Савенков говорил им, что рыбу в боксе отдал именно Дресвянникову (т.10л.д.160-171).
Свидетель Колбин В.В. подтвердил, что в г. Кирове у магазина «Мечта» он продавал рыбу: сомов, судаков, выловленную в реке Вятка у моста или у н.п. Разбойный Бор. В 2002 году цены были: сом- 40-50 рублей за 1 кг, судак – 100 рублей за 1 кг, налим – 40 рублей за 1 кг.

Судя по протоколу осмотра документов от 09.10.2006 года, а именно главной книги по рыбоохране за 2003 год, обнаружена запись о том, что 26.10.2003 года на реке Вятка на Савенкова А.И. был составлен административный протокол № 009734 (т.2л.д.242-259).
Копией протокола об административном правонарушении № 009734 от 26.10.2004 года, составленного на реке Вятка в районе н.п. Истобенское ГИР Дресвянниковым С.Л. на Савенкова А.И., подтверждается, что он незаконно находился на водоеме.
Из копии протокола об изъятии вещей и документов следует, что у Савенкова было обнаружено и изъято две сети и лодочный мотор марки «Вихрь».
Копией квитанции подтверждается уплата штрафа в сумме 1000 рублей Савенковым.
Показания свидетеля защиты Файзрахманова о том, что сразу же вместе с мотором «Вихрь» выдал обе сети Савенкову, за что тот расписался в протоколе, направлены на то, чтобы Дресвянников избежал уголовной ответственности, суд находит их несостоятельными.
Проанализировав все доказательства по данному эпизоду, суд находит доказанным то, что Дресвянников получил взятку от Савенкова в виде 6 кг судаков, после чего выдал ему ранее изъятые сети.
В деле имеется иной документ: должностная Инструкция государственного инспектора рыбоохранного бассейного управления «Камуралрыбвод», утвержденного приказом начальника бассейного управления ФГУ «Камуралрыбвод» от 19.02.2001 года № 17-П, согласно которой Дресвянников С.Л. и Патов А.Ф. были обязаны:
- осуществлять государственный контроль за состоянием и использованием водных биологических ресурсов, их охрану, регулирование рыболовства;
- организовывать и принимать непосредственное участие в рыбоохранной работе на подконтрольных водоемах проводить проверку протоколов, составленных подчиненными государственными (если таковые есть) и общественными инспекторами, работниками милиции и той категории лиц, которым предоставлены права младших инспекторов рыбоохраны, предоставлять оформленные дела о нарушениях старшему государственному инспектору в порядке подчиненности с предложениями об ответственности виновных лиц;
- сдавать незаконно добытые водные биологические объекты, изъятые у нарушителей правил рыболовства и охраны рыбных запасов, на рыбозаводы, приемные пункты, торгующим и другим организациям по действующим приемным ценам.
- обеспечивать надежное хранение задержанных у нарушителей правил рыболовства и охраны рыбных запасов орудий лова, другого рыболовного имущества, а также водных и сухопутных транспортных средств до решения вопроса об ответственности нарушителей в административном или судебном порядке.
- осуществлять рыбохозяйственный мониторинг и контроль за состоянием сырьевой базы в подконтрольных водоемах, эффективность действующих правил рыболовства, комплексных мероприятий по охране рыбных запасов.
- руководить и контролировать деятельность подчиненных государственных инспекторов, вспомогательного персонала, общественных инспекторов рыбоохраны, отрядов «голубой патруль» и других общественных организаций.
- обеспечивать бережное и правильное использование вверенных материальных ценностей и денежных средств и нести материальную ответственность за их сохранность.
- предоставлять в вышестоящие органы рыбоохраны установленную отчетность.
Помимо прочего имели право:
- проводить проверку орудий и способов лова, осмотр добытой рыбы и других водных животных на местах лова, на судах и других плавучих средствах, принадлежащих предприятиям, организациям, колхозам, ИЧП, а также на приемных пунктах, рыбозаводах, складах, базах и иных местах хранения и реализации.
- выдавать в установленном порядке разрешения (лицензии) на право любительского лова рыбы гражданами орудиями лова, предусмотренными Режимом любительского рыболовства.
- задерживать нарушителей законодательства о рыболовстве и охране водных биоресурсов, составлять протоколы о совершенных ими правонарушениях, в предусмотренном порядке доставлять нарушителей в органы рыбоохраны, правоохранительные органы и органы местного самоуправления для установления личности.
- требовать от должностных лиц предприятий и организаций всех форм собственности и отдельных граждан письменного объяснения по поводу нарушения ими правил рыболовства и охраны рыбных запасов.
- производить в установленном порядке досмотр вещей задержанных лиц, транспортных и плавучих средств.
- задерживать у лиц, нарушивших Правила рыболовства, находящихся при них орудия лова, плавучие и другие транспортные средства и иные предметы, являющиеся орудиями совершения правонарушения, незаконно добытые водные биоресурсы, а также соответствующие документы (т.5л.д.16-18).
Имеется также иной документ: приказ и.о. начальника Федерального учреждения «Камско-Уральское бассейное управление по сохранению, воспроизводству водных биологических ресурсов и организации рыболовства» о назначении Дресвянникова на должность старшего государственного инспектора оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области (т.5л.д.8).
Иной документ: правила любительского рыболовства в водоемах Кировской области, утвержденные решением исполкома областного Совета народных депутатов от 13.09.1989 года № 438 (в редакции постановления администрации Кировской области от 23.05.2001 года № 165), согласно ст. 11.6 которых запрещается лов рыбы с применением промысловых орудий лова (сетей, бредней, неводов, мережей, вентерей, вершей, экранов, подъемников-пауков и прочих орудий и способов лова) при ловле рыбы для личного потребления без специального разрешения органов рыбоохраны, оговоренного настоящими правилами (т.7л.д.213-219).
Иной документ: правила любительского и спортивного рыболовства в Кировской области, утвержденные постановлением правите6льства Кировской области от 21.10.2003 года № 54/291, согласно которых жаки и аханы являются запрещенными орудиями лова (т.7л.д.230-233).
Ответ на запрос из Кировского филиала ФГУ «Камуралрыбвод», согласно которому в период действия правил любительского рыболовства в водоемах Кировской области, утвержденных решением исполкома областного Совета народных депутатов от 13.09.1989 года № 438 (в редакции постановления администрации Кировской области от 23.05.2001 года № 165), жаки и аханы являлись промысловыми орудиями лова (т.7л.д.228).
Иной документ: приказ и.о. начальника Федерального государственного учреждения «Камско-Уральское бассейное управление по сохранению, воспроизводству водных биологических ресурсов и организации рыболовства» № 250-Л от 05.10.2001 года о назначении Палтова А.Ф. на должность государственного инспектора рыбоохраны оперативной группы рыбинспекции Кировской области (т.5л.д.4).

Судом были допрошены свидетели защиты, в частности, свидетель Пентегов суду пояснил: Плишкин, Саламатов, Воробьев - заядлые браконьеры, Саламатов и Воробьев привлекались к административной ответственности за браконьерство. Ему приходилось участвовать в рейдах с инспекторами рыбоохраны. Саламатов неоднократно скрывался от инспекции, выбрасывал за борт рыбу, может слепить в глаза светом от фонаря, однажды ему (свидетелю) удалось схватить рукой за край борта, Саламатов, зная, что свидетель является работником милиции, тем не менее, оттолкнул его. О взятках ему ничего неизвестно (т.9л.д.131-136).
Бердников суду пояснил, что являлся страшим инспектором Вятско-Полянской МРИ, фактов получения взяток инспекторами от браконьеров не было и быть не могло. В рейды Дресвянников один не ходил, как правило, выходят по 5-6 человек, в том числе и сотрудники милиции. Саламатов, Плишкин и Воробьев – браконьеры. К их показаниям нужно относится критически, они оговаривают Дресвянникова, который проводил очень активно работу по охране рыбных запасов. Он подтверждает то, что в декабре месяце 2002-2003 года Дресвянников приезжал проводить инвентаризацию основных средств, так что он не мог быть в Малмыжском районе. Лишь ночью он участвовал по выявлению браконьеров, которые лов рыбы осуществляют баграми. Дресвянников приезжал из г. Кирова на машине без снегоходов «Буран». Рыбоохранной деятельностью занимались в Вятско-Полянском районе, лишь один раз в Малмыжском районе. Обычно Палтов в декабре месяце уходил в отпуск, не мог участвовать в рейдах. По его мнению, вид рыбы может определить только специалист-ихтиолог, вес рыбы нельзя определять на «глаз», на «руку», а только весами (т.11л.д. 136-144,т.11л.д.124).
Свидетель Шмаков суду пояснил, что с 1998 года по 2004 год он работал инспектором рыбоохраны, затем старшим инспектором рыбоохраны, летом на реке Вятке бывал по 2-3 раза в неделю, зимой – один раз в ледостав. По его мнению, у Саламатова и Плишкина не должно быть поставлено до 80 жаков. За сутки в жак попадает 1-2 рыбины, ему неизвестны факты получения взяток инспекторами. Такое, по его мнению, исключено. В г. Киров для Дресвянникова рыбу не отправлял, в январе 2003 года участвовал в рейде, когда Дресвянников был представителем в судебном заседании. Тогда в рейде были Палтов и Файзрахманов. Никогда не был очевидцем того, что кому-то из инспекторов передавали рыбу. В декабре 2002 года и 2003 года Дресвянников проверял Вятско-Полянскую МРИ (т.9л.д.151-154,т.11л.д.109).
Судя по показаниям Тихоновой (т.9л.д.145-158), она работала делопроизводителем в инспекции рыбоохраны. На Воробьева, Плишкина, Саламатова неоднократно поступали административные дела, кроме того, на Воробьева и Плишкина направлялись иски в суд, ей неизвестны факты получения взяток инспекторами.
Из показаний свидетеля Морозова следует, что с 1981 года он являлся общественным инспектором рыбоохраны. Воробьев, Плишкин, Саламатов известны ему, как заядлые браконьеры, к их показаниям следует относиться критически, у него доверительные отношения с рыбаками, если бы кто-то из инспекторов рыбоохраны брал взятки, ему было бы известно. Но таких фактов не было (т.9л.д.165-169).
Мальцев (т.9л.д.155-164) обратил внимание суда на то, что в рейде участвуют не менее 3 работников рыбоохраны, сотрудники милиции. По его мнению, Дресвянников взяток не брал, он принципиален. Плишкин, Саламатов и Воробьев – браконьеры, оговаривают Дресвянникова, чтобы его убрали с должности, и они могли себя чувствовать свободно на реке Вятке. В январе 2003 года он не работал и не мог быть очевидцем передачи налимов в двух мешках от Саламатова и Плишкина – Дресвянникову. Не могли приехать к Плишкину и Саламатову в д. Актюбу на его (Мальцева) снегоходе «Буран», т.к. он его получил в апреле 2004 года. Сам он жаками рыбу не ловил.
Свидетель Возисов А.С. (т.10л.д.95-103) также считает, что к показаниям Плишкина, Саламатова, Воробьева и Савенкова относится нужно критически, оговаривают Дресвянникова. Зимой 2006 года они вырубили у Саламатова 80 жаков.
Свидетели Безобразов (т.10л.д.104), Шестоперов А.С. (т.10л.д.64) суду дали аналогичные показания, что и Возисов.
Суд, проанализировав показания вышеперечисленных свидетелей защиты, сопоставив их с другими доказательствами, пришел к выводу о том, что они не были очевидцами передачи взяток в виде сомов Дресвянникову и Палтову на реке Вятка в районе н.п. Суводи от Мамаева, не были очевидцами передачи взяток Дресвянникову в декабре 2002 года от Плишкина на реке Вятка в районе д. Актюба, не были очевидцами передачи взяток Дресвянникову 21-22.01.2003 года от Плишкина и Саламатова на реке Вятка в районе д. Актюба, не были очевидцами передачи взяток Дресвянникову в декабре 2003 года от Плишкина и Саламатова на реке Вятка в районе д. Актюба, не были очевидцами передачи взятки Дресвянникову 01-14.12.2004 года от Савенкова в г. Кирове. Эти свидетели подтверждали суду, что взяткодатели – закоренелые браконьеры, но этого не отрицают сами Плишкин, Саламатов, Мамаев, Савенков. Утверждения свидетелей защиты о том, что Дресвянникова оговорили специально, чтобы снять с должности, голословны, как голословны утверждения, что уголовное дело сфабриковано сотрудниками УБОП.

Суд вину Дресвянникова С.Л. находит доказанной и квалифицирует его действия по эпизодам: 06.07.2002 года н.п. Суводи от Мамаева, декабрь 2002 года д. Актюба от Плишкина, 21-22.01.2003 года д. Актюба от Плишкина, Саламатова, декабрь 2003 года д. Актюба от Плишкина и Саламатова по ч. 2 ст. 290 УК РФ в редакции до 08.12.2003 года, т.е. Дресвянников С.Л., являясь должностным лицом, лично получал взятки в виде рыбы за незаконные действия и бездействия в пользу взяткодателей.
Его же действия по преступлению от 01-14.12.2004 года от Савенкова, г. Киров суд квалифицирует по ч. 1 ст. 290 УК РФ, т.е. Дресвянников С.Л., являясь должностным лицом, лично получил взятку в виде рыбы за действия в пользу взяткодателя, входящие в его служебные полномочия.

Действия Палтова А.Ф. от 06.07.2002 года н.п. Суводи от Мамаева суд квалифицирует по ч. 2 ст. 290 УК РФ в редакции до 08.12.2003 года, т.е. Палтов А.Ф., являясь должностным лицом, лично получил взятку в виде рыбы за незаконное действие и бездействие в пользу взяткодателя. Вина его также доказана.

В суде нашло подтверждение то, что и Дресвянников, и Палтов являются должностными лицами, осуществляющими функции представителей власти.
Фагот

Приключения рыбинспекторов на Вятке (окончание)

Деяния ими совершены умышленно. Как действия, так и бездействия были незаконными, за исключением взятки, полученной от Савенкова. Предметом взятки являлась рыба, которая представляла реальную цену для той и другой стороны, стоимость каждой взятки установлена правильно. Составы преступлений были окончены.

Суд не поддерживает сторону защиты в части того, что следователь не вправе был без мотивировки менять в обвинительном заключении в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого дату получения взяток Дресвянниковым от Плишкина и Саламатова с ноября на декабрь в связи с тем, что из гидрометеослужбы поступили сведения о том, что в ноябре 2002 года и 2003 года не было ледостава.
Ст. 175 УПК РФ гласит о том, что если в ходе предварительного расследования появятся основания для изменения предъявленного обвинения, то следователь в соответствии со ст. 171 УПК РФ выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого с соблюдением требований ст. 171 УПК РФ, что и сделал в рассматриваемом случае следователь. Указанная норма не требует мотивировки изменения обвинения. В рассматриваемом случае основанием изменения обвинения послужило то, что свидетели Плишкин и Саламатов, обвиняемый Палтов уточнили свои показания, указав, что взятки передавались Дресвянникову фактически не в ноябре, а в декабре, как 2002 года, так и 2003 года.

Органами предварительного расследования Дресвянников обвинялся в том, что в период с 19.04.2002 года по 22.04.2002 года Дресвянников С.Л., являясь старшим государственным инспектором оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области – должностным лицом, находился в служебной командировке по охране водных рыбных запасов. В один из дней указанного периода времени Дресвянников на реке Вятка около дер. Старые Бакуры Малмыжского района Кировской области выявил факт незаконного лова рыбы Воробьевым Л.Н. Тот рыбачил промысловым орудием лова – аханом. При этом Дресвянников умышленно, осознавая противоправность своих действий, из корыстной заинтересованности, имея умысел на получение взятки, зная, что Воробьев нарушил требования ст. 11.6, действовавших в тот момент Правил любительского рыболовства в водоемах Кировской области, утвержденных решением исполкома областного Совета народных депутатов от 13.09.1989 года № 438 (в редакции постановления администрации Кировской области от 23.05.2001 года № 165), а значит должен быть привлечен к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ, а промысловое орудие лова – ахан должно быть изъято, предложил Воробьеву дать взятку в виде рыбы за не составление протокола об административном правонарушении, за не привлечение Воробьева к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ и за не изъятие промыслового орудия лова – ахана, на что последний согласился. Протокол об административном правонарушении на Воробьева Дресвянников не составил, к административной ответственности последнего не привлек, промысловое орудие лова – ахан не изъял. На следующий день около 15 часов в районе дома № 15 по ул. Моторная г. Малмыжа Кировской области, согласно ранее достигнутой с последним договоренности, получил от Воробьева в качестве взятки не менее 12 кг рыбы (стерлядь, судак) общей стоимостью не менее 720 рублей.
Он же, в период с 19.04.2002 года по 22.04.2002 года, являясь старшим государственным инспектором оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области – должностным лицом, находился в служебной командировке по охране водных рыбных запасов. В один из дней указанного периода времени Дресвянников на реке Вятка около дер. Старые Бакуры Малмыжского района Кировской области выявил факт незаконного лова рыбы Плишкиным Ю.В. Тот рыбачил промысловым орудием лова – аханом. При этом Дресвянников умышленно, осознавая противоправность своих действий, из корыстной заинтересованности, имея умысел на получение взятки, зная, что Плишкин нарушил требования ст. 11.6, действовавших в тот момент Правил любительского рыболовства в водоемах Кировской области, утвержденных решением исполкома областного Совета народных депутатов от 13.09.1989 года № 438 (в редакции постановления администрации Кировской области от 23.05.2001 года № 165), должен быть привлечен к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ, промысловое орудие лова – ахан должно быть изъято, предложил Плишкину дать взятку в виде рыбы за не составление протокола об административном правонарушении, за не привлечение его к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КОАП РФ и за не изъятие промыслового орудия лова – ахана, на что последний согласился. Протокол об административном правонарушении на Плишкина Дресвянников не составил, к административной ответственности последнего не привлек, промысловое орудие лова – ахан не изъял. На следующий день около 15 часов в районе дома № 15 по ул. Моторная г. Малмыжа Кировской области, согласно ранее достигнутой с последним договоренности, получил от Плишкина в качестве взятки не менее 12 кг рыбы (сом, стерлядь) общей стоимостью не менее 720 рублей.

Государственный обвинитель в прениях пришел к выводу о том, что оба вышеуказанных эпизода следует объединить в один, т.к. была одна совместная со стороны Плишкина и Воробьева дача взятки Дресвянникову в виде не менее 12 кг рыбы от той же даты, что указана в обвинительном заключении: «в период с 19.04.2002 года по 22.04.2002 года». При этом гособвинитель посчитал, что указанный период времени был установлен в суде. С таким выводом гособвинителя согласиться нельзя.
Суд оба эпизода исключает из обвинения Дресвянникова С.Л. в соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием состава преступления, т.к. не установлено время события преступления, а оно подлежит обязательному доказыванию - таково требование ст. 73 ч. 1 п. 1 УПК РФ.

При этом суд приводит следующую мотивацию принятого решения.

Свидетель Плишкин в судебном заседании уточнил, что, действительно, был один факт передачи Дресвянникову рыбы возле дома № 15 по ул. Моторная г. Малмыжа. Это была общая его и Воробьева рыба. Передали её подсудимому по требованию последнего за то, чтобы тот не составлял административный протокол за вылов рыбы аханом. Однако, по его мнению, событие было не в 2002 году, а в 2003 году в апреле. Он запомнил дату в связи с тем, что накануне в отношении его был составлен административный протокол госинспекторами Гусевым и Шмаковым на реке Вятка у дер. Старые Бакуры за незаконный лов рыбы аханом. Когда к нему и Воробьеву подъехали на лодке Дресвянников с Палтовым, он (Плишкин) им сказал, что на него уже составлен протокол с наложением штрафа в размере 500 рублей. На предварительном следствии дату 19-22.04.2002 года указал ошибочно (т.9л.д.202-203,212-214).

В уголовном деле в томе № 5 л.д.149 имеется копия административного протокола в отношении Плишкина, датированная именно 16.04.2003 года. Протокол составлен госинспектором Гусевым, в нем указан другой инспектор – Шмаков. Суть правонарушения заключается в том, что Плишкиным совершен незаконный лов рыбы запрещенным орудием – аханом на реке Вятка у дер. Бакуры. В верхней части протокола имеется отметка – «штраф 500 р.».
Свидетель Плишкин, ознакомившись с данным протоколом, суду заявил, что это тот самый протокол, с датой которого он увязывает дату передачи взятки Дресвянникову, то есть в 2003 году, а не в 2002 году.

Между тем свидетель Воробьев в судебном заседании пояснил, что 20-21.04., но не 2003 года, а 2002 года они с Плишкиным находились на лодке у берега реки Вятка возле дер. Старые Бакуры, у них имелся ахан, но они еще не рыбачили. Вдруг к ним подъехали госинспекторы: один из г. Вятские Поляны – Гусев, другой из г. Малмыжа – Шмаков. Они составили в отношении Плишкина административный протокол, после чего уехали. Вскоре появились возле них кировские госинспекторы: Дресвянников и Палтов. Плишкин им сообщил, что Гусев со Шмаковым уже составили на него протокол. Дресвянников сказал им, что они составлять протокол не будут, однако, взамен потребовал дать ему рыбы на следующий день, что они и сделали с Плишкиным, отдав ему 12-13 кг стерляди, судака, сома. Он запомнил, что факт был именно в 2002 году в связи с тем, что тогда впервые выехал рыбачить с аханом на лодке Плишкина.

В томе № 2 л.д.246 имеется копия административного протокола в отношении Плишкина от 22.04.2002 года, в которой указано «река Вятка, 155 км, должностные лица: Дресвянников, Палтов, существо нарушения: на реке Вятка Плишкин ездил на лодке с мотором «Вихрь», не имел разрешения на выезд».

Свидетелю Воробьеву в суде была представлена данная копия протокола. Свидетель заявил, что протокол если и составлялся, то не при нем.

Суд обратил внимание на противоречивость пояснений Воробьева, в частности на то, что хотя, по его мнению, протокол составлен Гусевым в отношении Плишкина и почему-то за выезд на лодке с мотором в нерестовый период, и что он составлен якобы 20-21.04.2002 года, фактически же он составлялся в 2003 году и за лов рыбы аханом.
В свою очередь протокол в отношении Плишкина за выезд без разрешения на лодке с мотором составлен был 22.04.2002 года.

Подсудимый Палтов в судебном заседании пояснил, что передача рыбы в качестве взятки Дресвянникову от Плишкина и Воробьева на ул. Моторной возле станции Кислородная, последовавшая после задержания Плишкина и Воробьева на реке Вятка у д. Бакуры при незаконной ловле аханом – это не два, а одно событие. Оно имело место в апреле 2002 года, а не в апреле 2003 года. Между тем, Палтов одновременно подтверждает то обстоятельство, что когда они подъехали на лодке к Плишкину с Воробьевым и у тех увидели ахан, то Плишкин, действительно, сказал им, что только что были инспекторы Гусев со Шмаковым, оштрафовали его на 500 рублей (т.11л.д.136-176;т.12л.д.2-56).

Подсудимый Дресвянников не оспаривает того, что в период времени с 19 по 22.04.2002 года на реке Вятка у дер. Старые Бакуры они с Палтовым и с кем-то еще из инспекторов задержали Плишкина и Воробьева, которые были на лодке, имели ахан. Протокол был составлен в отношении Плишкина, наложен штраф 500 рублей, при этом никто никакой взятки не требовал и не давал.
Сличив данные административных протоколов за апрель 2002 год и за апрель 2003 года между собой и сопоставив их с показаниями свидетелей Воробьева, Плишкина, подсудимого Палтова, которые они дали как в судебном заседании, так и на предварительном следствии (они оглашены с согласия сторон), суд пришел к выводу о том, что эти данные имеют существенные противоречия, из-за которых невозможно установить время совершения преступления, которое вменено Дресвянникову как получение взятки в виде не менее 12 кг рыбы стоимостью не менее 720 рублей на ул. Моторной возле дома № 58. Ни одно из представленных суду доказательств о времени совершения преступления нельзя взять за основу в виду противоречивости их.

Исключая оба эпизода получения взятки Дресвянниковым из обвинения подсудимого в виду не установления времени события, суд не стал давать оценку другим доказательствам, касающимся лишь этих двух эпизодов, как-то: протоколами осмотра мест происшествий (т.3л.д.11-16, 38-42) и прочее, хотя они и исследовались в судебном заседании.

Органами предварительного расследования Дресвянников обвиняется также в том, что он в период с 24.04.2002 года по 27.04.2002 года, являясь старшим государственным инспектором оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области – должностным лицом, находился в служебной командировке по охране водных рыбных запасов. В один из дней указанного периода времени Дресвянников умышленно, осознавая противоправность своих действий, из корыстной заинтересованности, имея умысел на систематическое получение взяток, на реке Вятка в районе с. Петропавловское Советского района Кировской области разрешил Кошкину А.Г., зная, что последний систематически занимается незаконной рыбной ловлей и в нарушение действовавших в тот момент Правил любительского рыболовства в водоемах Кировской области, утвержденных решением исполкома областного Совета народных депутатов от 13.09.1989г. № 438 (в редакции постановления администрации Кировской области от 23.05.2001г. № 165), рыбачить промысловыми орудиями лова – сетями и иными, в том числе запрещенными орудиями лова, в любое время, в том числе и в нерестовый период, а в случае выявления нарушений обещал не привлекать его к ответственности за незаконный лов рыбы, не изымать орудия лова. Взамен за эти незаконные действия и бездействие Дресвянников потребовал от Кошкина систематически при его приездах давать ему взятки в виде рыбы. Кошкин согласился на предложение Дресвянникова. После чего через несколько дней в период проведения указанного рейда Дресвянников умышленно, согласно достигнутой договоренности, на берегу реки Вятка в районе с. Петропавловское Советского района Кировской области получил от Кошкина в качестве взятки не мене 40 кг рыбы (щуки и судаки) общей стоимостью не менее 1600 рублей.
Дресвянников в период с 10.06.2003 года по 12.06.2003 года, являясь старшим государственным инспектором оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области – должностным лицом, находился в служебной командировке по охране водных рыбных запасов. В один из дней указанного периода времени он прибыл на берег реки Вятка в район с. Петропавловское Советского района Кировской области. Умышленно, осознавая противоправность своих действий из корыстной заинтересованности, вопреки интересам службы, реализуя возникший в апреле 2002 года умысел на систематическое получение взяток от Кошкина за незаконные действия и бездействие – в нарушение действовавших в тот момент Правил любительского рыболовства в водоемах Кировской области, утвержденных решением исполкома областного Совета народных депутатов от 13.09.1989г. № 438 (в редакции постановления администрации Кировской области от 23.05.2001г. № 165), дал ему разрешение на рыбалку промысловыми орудиями лова – сетями и иными, в том числе запрещенными орудиями лова, в любое время, в том числе и в нерестовый период. Обещал в случае выявления нарушений не привлекать Кошкина к ответственности и не изымать орудия лова. За это Дресвянников получил от Кошкина в качестве взятки не менее 40 кг рыбы (щуки и судаки) общей стоимостью не менее 1600 рублей.
Он же, в июне 2004 года, являясь старшим государственным инспектором оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области – должностным лицом, находился в служебной командировке по охране водных рыбных запасов. В один из дней указанного периода времени Дресвянников прибыл на берег реки Вятка в район с. Петропавловское Советского района Кировской области. Умышленно, осознавая противоправность своих действий из корыстной заинтересованности, вопреки интересам службы, реализуя возникший в апреле 2002 года умысел на систематическое получение взяток от Кошкина за незаконные действия и бездействие – в нарушение действовавших в тот момент Правил любительского рыболовства в водоемах Кировской области, утвержденных решением исполкома областного Совета народных депутатов от 13.09.1989г. № 438 (в редакции постановления администрации Кировской области от 23.05.2001г. № 165), дал ему разрешение на рыбалку промысловыми орудиями лова – сетями и иными, в том числе запрещенными орудиями лова, в любое время, в том числе и в нерестовый период. Обещал в случае выявления нарушений не привлекать Кошкина к ответственности и не изымать орудия лова. За это Дресвянников получил от Кошкина в качестве взятки не мене 40 кг рыбы (щуки и судаки) общей стоимостью не менее 1600 рублей.

Суд исключает все три вышеуказанных эпизода из обвинения Дресвянникова в соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием состава преступления.
При этом суд обратил внимание на то, что выводы стороны обвинения не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании, и не подтверждаются в полной мере доказательствами, представленными суду.

Так, свидетель Кошкин в ходе судебного следствия пояснил, что он дружит с Дресвянниковым с 2000 года, бывали друг у друга в гостях. Дресвянников никогда не давал разрешения ему на лов рыбы сетями в нерестовый период, лицензии выдавал лишь на период, когда лов рыбы разрешен, давал сети. Дресвянников ни разу не заставал его при браконьерстве, а потому и не было составлено на него протоколов Дресвянниковым. Когда тот появлялся с Палтовым и другими инспекторами на реке Вятка у с. Петропавловское Советского района, то он трижды, даты не помнит, приносил из будки на катер рыбу, она была в мешке, вес рыбы составлял 30-35 кг, оставлял её на катере в качестве угощения всем, а не лично Дресвянникову. Обычно говорил: «Вот вам рыба, ребята». Это была не взятка, а именно угощение для друзей. Дресвянников не просил рыбу в качестве взятки и не обещал совершать незаконные действия (бездействие). Следователю он говорил также, что Дресвянников не требовал рыбу с него, возможно он допустил некоторые неточности при допросе у следователя, по его мнению, всё зависит от того, как задаются вопросы (т.9л.д.108-125).

На очной ставке с Дресвянниковым на стадии предварительного расследования свидетель Кошкин подтвердил, что с Дресвянниковым знакомы давно, являются друзьями, рыбу давал ему в качестве подарка, как другу. Дресвянников от него рыбу не требовал за какие-либо действия (бездействие) (т.3л.д.79-81).

Суд обратил внимание на то, что на допросе у следователя Кошкин давал несколько иные показания, а именно, что ему Дресвянников устно разрешил ловить рыбу сетями в нерестовый период. Он в апреле 2002 года, в июне 2003 года, в июне 2004 года Дресвянникову давал рыбы по 40 кг, чтобы не было проблем на реке и, тем не менее, взяткой это не считал (т.3л.д.69-72,76). Показания Кошкина оглашены с согласия сторон.
Между тем, в этих его показаниях, в показаниях в суде, на очной ставке отсутствуют сведения о том, что Дресвянников требовал от Кошкина взятки в виде рыбы, напротив, Кошкин поясняет, что по собственной инициативе передавал рыбу Дресвянникову и его друзьям. Нет сведений о том, что Дресвянников обещал при выявлении фактов браконьерства со стороны Кошкина, не привлекать его к ответственности за незаконный лов рыбы и не будет изымать орудия лова (как это указывается следователем в описательной части обвинительного заключения).

Подсудимый Дресвянников в суде пояснил, что с Кошкиным находятся в дружеских отношениях, он никогда не требовал от Кошкина рыбу, Кошкин давал её как угощение, подарок и не лично ему одному, а всей опергруппе на уху. Он никогда не давал обещаний, что при обнаружении фактов браконьерства не привлечет Кошкина к ответственности и не изымет орудия лова. И на самом деле он ни разу не видел, чтобы Кошкин занимался браконьерством. 10-12.06.2003 года он не мог получить рыбу от Кошкина на реке Вятка у с. Петропавловское, т.к. согласно командировочного удостоверения № 49-К от 10.06.2003 года находился в Малмыжском райсуде в судебном заседании. По мнению Дресвянникова, Кошкин дал первые показания у следователя с обвинительным уклоном в связи с тем, что там присутствовал Измайлов, а Кошкин находится в подчинении брата Измайлова. Между Измайловым и им (Дресвянниковым) сложились крайне неприязненные отношения (т.9л.д.49-70).

Из показаний подсудимого Палтова в судебном заседании следует, что весной не 2002 года, а весной 2003 года они с Дресвянниковым на катере 110 ездили по реке Вятка к селу Петропавловское Советского района, их встречал знакомый Дресвянникова Кошкин, даты он точно не помнит. Однажды Кошкин принес рыбу в мешке: лещей, щук, судаков килограммов 15 на катер. Дважды передавал рыбу в будке, что стоит на берегу, Дресвянников знал, что Кошкин ловит рыбу сетями, говорил, чтобы протоколы на Кошкина не составлялись (т.11л.д.136-178).
Из показаний свидетеля Крупина в судебном заседании следует, что весной: в апреле 2002 года на катере-110, где он был капитаном, с Дресвянниковым, Палтовым они находились у с. Петропавловское. Кошкин приносил туда рыбу в мешке, бросил его на корму, рыба предназначалась всей опергруппе, а не персонально Дресвянникову. Из этой рыбы он (свидетель) варил уху для всех, кто был на катере.
Проанализировав доказательства по трем инкриминируемым Дресвянникову эпизодам получения взяток от Кошкина, сопоставив их между собой, суд пришел к выводу о том, что не добыто данных, свидетельствующих о наличии прямого умысла у Дресвянникова на получение этих взяток взамен на незаконные действия (бездействие).
Во-первых: нашло подтверждение то, что Дресвянников и Кошкин состоят, действительно, в дружеских отношениях.
Во-вторых: ни на стадии предварительного расследования, ни в судебном заседании не получено сведений о том, что Дресвянников требовал рыбу именно как взятку взамен обещал бы не составлять на Кошкина протоколы, не изымать орудия лова либо иным способом покровительствовать ему, либо чем-то способствовать.
В – третьих: Дресвянников не заставал Кошкина за незаконным выловом рыбы.
В-четвертых: суждения самого свидетеля Кошкина, а также подсудимого Палтова о том:
- что Дресвянников догадывался о вылове Кошкиным рыбы сетями,
- что Кошкин, угощая Дресвянникова и находящихся с ним инспекторов, надеялся на то, что те не будут наказывать Кошкина, не являются доказательством наличия прямого умысла Дресвянникова на получение взятки, т.к. он таковую не требовал.

Органами предварительного расследования Дресвянников также обвинялся в том, что, в период с 22.04.2003 года по 26.04.2003 года, являясь старшим государственным инспектором оперативной группы инспекции рыбоохраны по Кировской области - должностным лицом, находился в служебной командировке по охране водных рыбных запасов. В один из дней указанного периода времени Дресвянников на реке Вятка в районе с. Гоньба Малмыжского района Кировской области выявил факт незаконного лова рыбы Саламатовым, который рыбачил в нерестовый период промысловыми орудиями лова - сетями, когда рыбалка запрещена. При этом Дресвянников, умышленно, осознавая противоправность своих действий, из корыстной заинтересованности, имея умысел на систематическое получение взяток, зная, что Саламатов нарушил требования ст. 11.6, действовавших в тот момент Правил любительского рыболовства в водоемах Кировской области, утвержденных решением исполкома областного Совета народных депутатов от 13.09.1989 года № 438 (в редакции постановления администрации Кировской области от 23.05.2001 № 165), должен быть привлечен к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ, промысловые орудия лова – сети должны быть изъяты, потребовал у Саламатова дать ему взятку в виде рыбы за не составление протокола об административном правонарушении, за не привлечение его к административной ответственности за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ и за не изъятие промысловых орудий лова - сетей, на что последний согласился. Протокол об административном правонарушении на Саламатова Дресвянников не составил, к административной ответственности последнего не привлек, промысловое орудия лова – сети не изъял и после чего в указанном месте Дресвянников, умышленно, осознавая противоправность своих действий, из корыстной заинтересованности, действуя вопреки интересам службы, за незаконное бездействие – не составление протокола об административном правонарушении, не привлечение к административной ответственности Саламатова за незаконный лов рыбы по ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ, не изъятие промысловых орудий лова - сетей, согласно ранее достигнутой с последним договоренности, получил от Саламатова в качестве взятки не менее 6 кг рыбы (судак) общей стоимостью не менее 360 рублей.
Суд исключает этот эпизод, инкриминируемый Дресвянникову последующим основаниям.
Свидетель Саламатов суду пояснил, что в или апреле, или в мае 2003 года в нерестовый период он ловил рыбу сетями на реке Вятка у с. Гоньбы на Мелетском затоне. На лодке подъехал Дресвянников, потребовал дать ему рыбы. Он пообещал, что привезет её на катер-110, который стоял на переправе. Он подъехал на своей лодке к катеру и отдал для Дресвянникова одного судака 8-10 кг по цене 60 рублей за 1 кг, одного сазана на 10 кг и одну щуку весом 10-14 кг. Дресвянников протокол не составил, сети не изъял. Сюда подъехал на автомашине старший ГИР Бердников. Он (Саламатов) мужчинам привез 1 литр водки, выпивали в честь дня рождения сына, сын у него родился 18 мая. Следовательно, событие было, по мнению свидетеля, не в апреле, а в мае 2003 года.

Из оглашенных с согласия сторон показаний Саламатова, которые он дал на стадии предварительного следствия, следует, что он Дресвянникову давал всего лишь одного судака весом 6 кг.

Согласно исследованной в судебном заседании выписки из судового журнала на катер-110, в апреле 2003 года катер прибывал в Малмыжский район лишь 27 мая 2003 года, в апреле его в Малмыжском районе не было (т.13л.д.200).

Достоверность данного документа гособвинение опровергать не стало.

Исходя из того, что сам Дресвянников опровергает факт получения взятки, подсудимый Палтов точное время получения Десвянниковым взятки указать не может, Саламатов называет датой передачи взятки Дресвянникову – 18 мая, увязывает это с днем рождения сына, выписка из судового журнала свидетельствует о том, что катера-110 возле с. Гоньба в апреле 2003 года быть не могло, (указанные противоречия устранить не представилось возможным), суд пришел к выводу, что дата передачи взятки не установлена: или это был апрель, или это был май 2003 года.

Суд исключает данный эпизод из обвинения Дресвянникова за отсутствием состава преступления в его действиях на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ, поскольку время совершения преступления подлежит обязательному доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ.

Назначая наказание, суд учитывает личность подсудимых: так, Палтов по месту работы характеризовался удовлетворительно, Дресвянников положительно, заслуживает внимание у Дресвянникова то, что он служил безукоризненно в органах ФСБ, в звании подполковника вышел в запас, более 10 раз поощрялся правами командиров и начальников всех уровней, награжден медалью «За отличие в военной службе 3 степени», в 1995 и в 2000 годах командировался в Чеченскую республику, выполнял боевые задачи по восстановлению конституционного порядка и разоружению НВФ, участвовал в пресечении попыток приобретения оружия, награжден медалью Жукова, имеет звание «Ветеран военной службы», по последнему месту работы характеризуется также положительно, как у Палтова, так у Дресвянникова на иждивении находятся несовершеннолетние дети, суд учитывает также характер и степень общественной опасности действий Палтова и Дресвянникова, то, что Дресвянниковым совершено пять эпизодов получения взяток, учитывает влияние наказание на исправление подсудимых, на условия жизни их семей.

Обстоятельств, отягчающих наказание, суд не признал.

К смягчающим наказание обстоятельствам суд отнес:
- у обоих отсутствие судимости,
- наличие детей,
- у Дресвянникова состояние здоровья.

Суд у Палтова явку с повинной, чистосердечное признание вины, способствование раскрытию преступления, совершенного им самим, а также преступлений, совершенных Дресвянниковым, признал исключительным обстоятельством, значительно уменьшающим степень общественной опасности его деяния и личности, что дает право суду на применение ст. 64 УК РФ, т.е. на назначение наказания ниже низшего предела.

Суд не применяет в отношении Дресвянникова ст. 64 УК РФ в связи с тем, что им совершено два преступления, одно из которых является многоэпизодным.

Суд не применяет к Дресвянникову С.Л. ст. 48 УК РФ, поскольку совершенные им преступления не связаны с предыдущей деятельностью в органах ФСБ.

Суд не назначает подсудимому Дресвянникову С.Л. наказание в виде штрафа по ст. 290 ч. 1 УК РФ с учетом характера его деяния и того, что им совершено два преступления, одно из которых – тяжкое.

Хотя подсудимыми совершены тяжкие преступления, однако, с учетом вышеперечисленных смягчающих обстоятельств суд пришел к выводу о том, что исправление как Дресвянникова, так и Палтова возможно без реального отбывания наказания, без изоляции от общества. Суд учитывает при этом также тот факт, что с момента совершения преступления Палтовым прошло 5 лет, а с момента совершения последнего эпизода взяток Дресвянниковым прошло более 2 лет.
К Дресвянникову и Палтову применимо условное осуждение в соответствии со ст. 73 УК РФ с назначением испытательного срока.

С учетом того, что они, совершая преступления, являлись должностными лицами в области охраны рыбных запасов, суд назначает дополнительное наказание тому и другому подсудимому в виде лишения права занимать должности в государственных органах с контрольно-надзорными функциями в области охраны рыбных запасов.

Суд, согласившись с объективным, убедительным заключением судебно-психиатрической экспертизы, которое не противоречит другим доказательствам по делу, признал Дресвянникова С.Л. вменяемым.

Поскольку Дресвянниковым совершены два преступления, суд окончательное наказание назначает по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний.

Вещественные доказательства по уголовному делу отсутствуют.
Гражданский иск по уголовному делу не заявлялся.
Процессуальные издержки по уголовному делу не заявлялись.

Руководствуясь ст. ст. 305-309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Дресвянникова Сергея Леонидовича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 290 УК РФ (в редакции УК РФ до 08.12.2003 года) и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком 3 года 1 месяц с лишением права занимать должности в государственных органах с контрольно-надзорными функциями в области охраны рыбных запасов сроком на 2 года.
Его же признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 1 УК РФ и назначить наказание 1 год лишения свободы с лишением права занимать должности в государственных органах с контрольно-надзорными функциями в области охраны рыбных запасов сроком 1 год.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание Дресвянникову С.Л. назначить по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний - 3 года 2 месяца лишения свободы с лишением права занимать должности в государственных органах с контрольно-надзорными функциями в области охраны рыбных запасов сроком 2 года 1 месяц.
В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание считать условным с испытательным сроком 2 года.
Меру пресечения на кассационный срок оставить прежней – подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Палтова Александра Феликсовича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 2 УК РФ (в редакции УК РФ до 08.12.2003 года) и назначить наказание в виде лишения свободы с применением ст. 64 УК РФ сроком 1 год с лишением права занимать должности в государственных органах с контрольно-надзорными функциями в области охраны рыбных запасов сроком 1 год.
Наказание считать условным в соответствии со ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.
Меру пресечения на кассационный срок оставить прежней - подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Возложить на Дресвянникова С.Л. и Палтова А.Ф. следующие обязанности:
- не менять место жительства без предварительного уведомления Уголовно-исполнительной инспекции;
- являться на регистрацию в дни, определяемые Уголовно-исполнительной инспекцией.

Приговор может быть обжалован в Кировский областной суд в 10-дневный срок со дня его провозглашения.
Подсудимые при подаче кассационной жалобы вправе участвовать в рассмотрении уголовного дела в кассационной инстанции.

Судья Степанова

Копия верна:

Судья Л.Л.Степанова

Приговор вступил в законную силу 2007г.

Судья Л.Л.Степанова

И.о. начальника отдела М.И.Зарипова
Фагот

Про ментов вердикт

П Р И Г О В О Р
Именем Российской Федерации
г. Малмыж 2 июня 2006г.

Судья Малмыжского районного суда Кировской области Л.Л.Степанова
С участием государственного обвинителя – помощника прокурора Вятско-Полянской межрайпрокуратуры Антипова В.Г.
Подсудимых: Тимшина А.А., Мошкина С.Г., Шерстнева А.Н.
Адвокатов: Немец Е.Е., удостоверение № 590, ордер № 111, Ватажниковой Н.В., удостоверение № 444, ордер № 130, Абдуллина Р.И., удостоверение № 450, ордер №35
Защитников: Глуховой Л.П., Закирзянова Р.Р.
При секретаре Опариной Т.Н.
А также потерпевших: Кондратьева А.М., Рассомахина И.С., представителя потерпевшего юридического лица – Балаш А.П.,
Рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении:

Тимшина Андрея Анисимовича, 19 октября 1971 года рождения, уроженца д. Арык Малмыжского района Кировской области, гр-на РФ, образование высшее юридическое, женат, на иждивении трое несовершеннолетних детей, первого заместителя начальника ОВД Малмыжского района майора милиции, военнообязанного, не судимого, проживающего в селе Калинино, ул. Молодежная, д. 71 Малмыжского района Кировской области, находящегося под стражей с 24 мая 2005 года

- обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 285 ч. 1, ст. 286 ч. 3 п. «а,б»; ст. 30 ч. 3, ст. 290 ч. 2 УК РФ;

Мошкина Сергея Геннадьевича, 12 августа 1971 года рождения, уроженца с. Каксинвай Малмыжского района Кировской области, гр-на РФ, образование средне-специальное, женатого, на иждивении двое несовершеннолетних детей, начальника отделения уголовного розыска ОВД Малмыжского района, майора милиции, ранее не судимого, военнообязанного, проживающего в г. Малмыже, ул. Логовская, д.3 Кировской области, мера пресечения – подписка о невыезде, надлежащем поведении,

- обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. «а,б» УК РФ;

Шерстнева Андрея Николаевича, 13 октября 1976 года рождения, уроженца г. Малмыжа Кировской области, гр-на РФ, образование средне- специальное, разведен, имеет двоих несовершеннолетних детей, оперуполномоченного уголовного розыска ОВД Малмыжского района, лейтенанта милиции, военнообязанного, не судимого, проживающего в г. Малмыже по ул.Юбилейной, д. 9, кв. 2, место регистрации г. Малмыж, ул. Октябрьская, д. 4, кв. 2, мера пресечения – подписка о невыезде и надлежащем поведении,

- обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. «а,б» УК РФ,


У С Т А Н О В И Л:

Подсудимый Тимшин А.А., будучи назначенным согласно приказу начальника УВД Кировской области № 198 от 31.07.2003 года заместителем начальника РОВД, начальником криминальной милиции Малмыжского РОВД, а затем согласно приказу № 220 от 23.10.2004 года назначен первым заместителем того же РОВД, начальником криминальной милиции, в звании майора милиции; подсудимый Мошкин С.Г., будучи назначенным согласно приказу начальника УВД Кировской области № 2005 от 7 августа 2003 года начальником отделения уголовного розыска криминальной милиции ОВД Малмыжского района, майор милиции; подсудимый Шерстнев А.Н., будучи назначенным согласно приказу начальника УВД Кировской области № 37 от 13.08.2002 года оперуполномоченным отделения уголовного розыска криминальной милиции ОВД Малмыжского района, лейтенант милиции, то есть все трое, являясь должностными лицами, представителями власти, совершили в отношении гражданина Кондратьева А.М. превышение должностных полномочий – действий явно выходящих за пределы полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина, охраняемых законом интересов государства с квалифицирующими признаками:
- у всех троих – с применением насилия;
кроме того, у Тимшина с угрозой применения насилия;
у Мошкина С.Г., Шерстнева – с применением специальных средств.

Подсудимый Тимшин А.А., являясь должностным лицом – представителем власти, совершил покушение на получение взятки лично от гр-на Камалетдинова в виде денег в размере 19000 рублей за совершение с использованием служебных полномочий незаконных действий вопреки интересам службы в пользу взяткодателя.

Преступления подсудимыми совершены при следующих обстоятельствах:
15 мая 2004 года Кондратьев А.М. – адвокат коллегии адвокатов № 3 Республики Татарстан прибыл из г. Н. Челны в Малмыжский РОВД Кировской области для осуществления защиты находящегося под стражей подозреваемого Ахтямова Х.Г. Он представился дежурному по РОВД, объяснил цель приезда. Его попросили подождать на улице. Здесь он познакомился с оперуполномоченным уголовного розыска Шерстневым А.Н. Оба друг другу предъявили удостоверения. Поскольку Кондратьеву А.М. заявили, что следователя нет, а Ахтямова отправили в СИЗО г. Кирова, он доехал до адвоката Поташова А.В., так же защищавшего интересы Ахтямова. После беседы с ним, Кондратьев вышел на дорогу у магазина «Дешевизна», расположенного по адресу ул. К.Маркса, д. 80 г. Малмыжа, разговаривал по сотовому телефону. В 17 часов к нему на автомашине марки УАЗ подъехали тот же Шерстнев и начальник отделения уголовного розыска Мошкин С.Г., которые потребовали от Кондратьева А.М. прекратить телефонный разговор и проследовать с ними на автомобиле в Малмыжский РОВД. Кондратьев А.М. отказался. Шерстнев А.Н. и Мошкин С.Г., явно выходя за пределы своих полномочий, решили доставить Кондратьева А.М. в РОВД принудительно. Осознавая, что оснований для его доставления не имеется, тем не менее, в нарушение требований ст. 12 и 13 закона РФ «О милиции» от 18.04.1991 года с последующими изменениями, допускающих применение физической силы только для пресечения преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, преодоления противодействия законным требованиям работников милиции, если ненасильственные способы не обеспечивают выполнения возложенных на милицию обязанностей, а таких оснований как раз не было, более того, они не предоставили Кондратьеву А.М. времени, достаточного для выполнения их требований, не проверили у него документы, не удостоверившись в его личности, как это положено, а сразу схватили его за руки, с применением физической силы загнули их за спину, после чего в нарушение требований ст. 14 того же ФЗ РФ «О милиции», определяющей порядок применения специальных средств, надели на него наручники, хотя Кондратьев А.М. не совершал противоправных действий. Кондратьев А.М., спасаясь от незаконных действий Мошкина С.Г., Шерстнева А.Н., стал вырываться, но его насильно поместили в автомашину, доставили в Малмыжский РОВД, расположенный по адресу г. Малмыж, ул. Свободы, дом 21. Минуя дежурную часть, Мошкин С.Г., Шерстнев А.Н. завели Кондратьева А.М. на второй этаж, в кабинет № 3. Убедившись, что Кондратьев А.М. адвокат, они потребовали сообщить им кто с ним заключил соглашение, что является адвокатской тайной, а также то, с кем он приехал, пин код его телефона. Кондратьев А.М. отказался выполнять их требования. После сюда зашел заместитель начальника РОВД – Тимшин А.А., потребовал сообщить те же сведения. Кондратьев А.М. вновь отказался отвечать. Тогда Тимшин А.А., Мошкин С.Г., Шерстнев А.Н. явно выходя за пределы своих полномочий, с целью добиться требуемых сведения, применили насилие к Кондратьеву А.М, а именно: каждый из них нанес по три удара потерпевшему руками:
- Тимшин 3 удара в лицевую часть головы;
- Шертснев 3 удара по туловищу и нижним конечностям;
- Мошкин 3 удара по туловищу.
Подсудимые своими действиями причинили сильную физическую боль Кондратьеву А.М., а также телесные повреждения в виде кровоподтеков на левом бедре, эпиастральной области живота. Наручниками Шерстнев А.Н., Мошкин С.Г. причинили потерпевшему кровоподтеки линейной формы на обоих лучезапястных суставах. Во время избиения Кондратьева А.М. Тимшин А.А. угрожал ему физической расправой и введением в анальное отверстие лампы дневного освещения, унижая тем самым честь и достоинство потерпевшего. Угрозы расправой Кондратьев А.М. воспринял реально. Своими преступными действиями Тимшин А.А., Мошкин С.Г., Шерстнев А.Н. существенно нарушили законные интересы и права потерпевшего на свободу и личную неприкосновенность, которые гарантированы ст. 22 Конституции РФ, унизили честь и достоинство личности, охраняемые государством и Конституцией РФ. Их противозаконные действия повлекли и существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, что выразилось в подрыве авторитета органов государственной власти.
Он же, Тимшин А.А., будучи назначенным согласно приказу № 220 от 23.10.2004 года на должность первого заместителя начальника райотдела – начальника криминальной милиции ОВД Малмыжского района, то есть, являясь должностным лицом, представителем власти, имея звание майор, в соответствии со ст. ст. 2 и 10 Закона РФ «О милиции» от 18.04.1991 года в редакции от 09.05.2005 года обязан был предупреждать и пресекать преступления, административные правонарушения и деятельность свою должен строить на основе законности согласно ст. 3 ФЗ «О милиции». Однако, он возложенные на него права и обязанности использовал в корыстных целях для незаконного обогащения вопреки интересам службы. А именно: в связи с исполнением своих служебных обязанностей он узнал о том, что житель Республики Татарстан Камалетдинов Р. занимается реализацией горюче-смазочных материалов, в частности: «печного топлива» на территории Кировской области без соответствующих документов на провоз груза, что является административным правонарушением (ст. 12.3 ч. 2 Ко АП РФ). В один из дней марта 2005 года Камалетдинов Р.Р. и Тимшин А.А. при личной встрече договорились о том, что Тимшин А.А. будет давать указания сотрудникам милиции в силу своего должностного положения о беспрепятственном пропуске автомашин, используемых Камалетдиновым Р.Р. для перевозки ГСМ через пост ГИБДД, расположенный на территории Малмыжского района, за денежное вознаграждение в сумме 5 тысяч рублей за каждую автомашину ГСМ независимо от того, надлежаще или нет оформлены документы на груз.
В последствии между ними была достигнута договоренность об обеспечении Тимшиным А.А. беспрепятственного пропуска через указанный пост ГИБДД частных используемых Камалетдиновым Р.Р. 4-х автомашин с нефтепродуктами и о размере денежного вознаграждения за это в сумме 20000 рублей.
24.05.2005 года около 14 часов у стационарного поста ГИБДД Малмыжского РОВД, расположенного на 280 км автодороги г. Киров – г. В.Поляны вблизи г. Малмыжа Камалетдинов Р.Р. передал, а Тимшин А.А., являясь должностным лицом – представителем власти, принял лично деньги в виде взятки без пересчета их, полагая, что она соответствует оговоренной между ними сумме в размере 20 тысяч рублей, а фактически в размере 19000 рублей за организацию заведомо незаконно действия в пользу взяткодателя Камалетдинова Р.Р., а именно: обеспечение беспрепятственного проезда через пост ГИБДД используемых Камалетдиновым Р.Р. автомашин для перевозки ГСМ – «печное топливо» без надлежаще оформленных сопроводительных документов на перевозимый груз, предусмотренных Правилами дорожного движения путем подачи прямых указаний сотрудникам ДПС пропускать упомянутые машины беспрепятственно. После принятия денег Тимшин А.А. был задержан сотрудниками Управления ФСБ РФ по Кировской области. Тимшин А.А. совершил умышленные действия, непосредственно направленные на совершение преступления – получение взятки должностным лицом представителем власти, однако это преступление не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам.

Подсудимый Тимшин А.А. виновным себя в совершении преступлений, предусмотренных ст. 286 ч. 3 п. «а» УК РФ, ст. 30 ч. 3, ст. 290 ч. 2 УК РФ не признал, суду пояснил следующее: он не оспаривает того, что работал первым заместителем начальника Малмыжского РОВД, начальником криминальной милиции. Располагал информацией о кражах нефти с магистральных проводов, которые совершались организованной группой. Он пресекал, изобличал их. Его решили нейтрализовать, потому возбудили уголовное дело против него. Искусственно создали доказательства его вины. Фактически происходило всё иначе, а не так, как указано в обвинении. 13 мая 2004 года при очередной краже нефти был задержан Ахтямов, который на допросе рассказал, что лидером группы является Шириезданов из Татарстана. Того по телефону вызывали неоднократно в РОВД. Шириезданов обещал приехать в РОВД 15 мая 2004 года. Сам он (Тимшин А.А.) был на соревнованиях в В.Полянском районе. Вернулся в РОВД около 18 часов. Еще в пути следования ему доложили, что приехал адвокат Кондратьев А.М. защищать Ахтямова, водитель Кондратьева А.М. скрылся от работников УР, при этом чуть не сшиб инспектора ДПС. Когда он зашел в отдел, с Кондратьевым уже побеседовал следователь Ефимов А.В. Кондратьев А.М. отказался назвать водителя машины, хотя это не является адвокатской тайной. Он приглашал Кондратьева А.М. в свой кабинет для разговора. Тот попросил разрешения позвонить. Он разрешил. Вдруг Кондратьев кому-то по телефону сообщил, что его бьют в Малмыжском РОВД, он выгнал Кондратьева А.М. из своего кабинета. Был вызван судебно-медицинский эксперт с целью зафиксировать отсутствие телесных повреждений у Кондратьева А.М. Эксперт зафиксировал следы от наручников, которые были применены законно, т.к. Кондратьев А.М. оказал работникам милиции сопротивление. Насилие к Кондратьеву А.М. никто не применял, угроз не высказывал, честь, достоинство не унижал. Кондратьев А.М. оговорил его с целью защиты фигурантов по хищению нефти. Его показания противоречивы, подлежат исключению из числа доказательств.
С Камалетдиновым Р. он познакомился весной 2005г. по инициативе последнего. Тот сообщил, что занимается перевозкой печного топлива, просил содействовать проезду через стационарный пост ГИБДД. Он отказался в категоричной форме. Он никаких указаний сотрудникам ДПС не давал, за исключением 1 раза, когда попросил Сметанина Д.В. побыстрее проверить документы у водителя, перевозившего ГСМ из Татарстана в г. Киров. Он не оспаривает того, что подыскивал Камалетдинову клиентов по сбыту печного топлива, разговаривал с Юферевым, Шангиным. Камалетдинов Р. сам назвал оплату посреднических услуг 5 тысяч рублей с одной машины ГСМ. Если прочитать фонограммы, то видно, что о взятке не идет речь, а как раз речь ведется о посредничестве. Он обращает внимание суда на то, что не доказано, фактически Камалетдинов Р. провез или нет 4 бензовоза с ГСМ. По его мнению, Камалетдинов Р. все инсценировал, зная о том, что ведется прослушивание телефона. 24 мая 2005 года Камалетдинов Р. сам предложил встретиться на посту ГИБДД, они сидели в его (Тимшина А.А.) автомашине. Он деньги у Камалетдинова Р. не просил и тот их не передавал. Когда он вышел из машины за пивом, в этот момент Камалетдинов подбросил ему деньги в бардачок, после чего сотрудники УФСБ провели его (Тимшина) задержание. Деньги он не выдавал, их из бардачка достал сотрудник УФСБ. Вся оперативно-розыскная деятельность от начала до конца проведена была незаконно, с грубейшим нарушением норм ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Предварительное расследование велось с обвинительным уклоном. Результаты ОРД не были проверены, надлежаще оформлены согласно нормам УПК РФ. Их нельзя считать доказательствами, следует всё исключить за недопустимостью.

Подсудимый Мошкин С.Г. виновным себя в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. «а,б» УК РФ не признал, суду пояснил следующее: они, действительно, в мае 2004 года занимались раскрытием хищений нефти из магистрального нефтепровода «Холмогоры – Клин», участвовали в засадах. Знали, что кражи совершаются организованной группой. 13 мая 2004 года Ахтямов дал показания, что организатором преступлений является Шириезданов. Того вызвали по телефону в РОВД на 15 мая 2004 года. в тот день им сообщили, что автомашина Шириезданова проследовала в город. Они её увидели за магазином «Дешевизна», из неё как раз вышел Кондратьев А.М., которого они не знали. Когда водитель автомашины Шириезданова скрылся, чуть не сбив инспектора ДПС, они решили переговорить с Кондратьевым А.М. О том, что он адвокат – они не знали. Кондратьев разговаривал по телефону, они слышали, как он говорил кому-то: «Гони, гони». Они потребовали, чтобы он прекратил разговор по телефону, представились, предложили проехать в РОВД, чтобы выяснить: кто водитель скрывшейся машины. Кондратьев А.М. пытался убежать, отталкивал их. Он (Мошкин) принял решение применить наручники. Решение это законно. Они предупредили Кондратьева о применении физической силы, у него было время, чтобы выполнить их требование. После того, как надели наручники, посадили его в автомашину и привезли в РОВД не 15, а в 17 часов. Судя по детализации телефонных соединений Кондратьева, он последний звонок перед задержанием сделал в 16 час. 48 мин. Кондратьева они с Шерстневым завели в кабинет № 3. на их вопросы о водителе Кондратьев не стал отвечать, ссылаясь на адвокатскую тайну. Его никто не бил, ему не угрожали. Отвели в кабинет следователя Ефимова. Кондратьев потребовал адвоката. Позвонили Поташову А.В. Переговорив с ним, Кондратьев А.М. отказался от услуг адвоката. Затем с ним разговаривал Тимшин А.А. Вызвали эксперта, т.к. Кондратьев А.М. заявил о том. что его избили. У него были лишь на запястьях полосы от наручников. Других телесных повреждений не было после медосвидетельствования Кондратьев А.М. покинул РОВД. Кондратьев дал неправдивые, противоречивые показания, которые следует исключить из числа доказательств.

Подсудимый Шерстнев А.Н. виновным себя в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. «а,б» УК РФ не признал, суду пояснил следующее: действительно, 15 мая 2004 года они видели как из машины Шириезданова вышел Кондратьев А.М., а водитель, скрываясь от них, чуть не сбыл инспектора ДПС. Они вновь увидели Кондратьева, когда тот кому-то говорил по телефону «гони». Они, подойдя к Кондратьеву А.М., представились, потребовали, чтобы он прекратил разговор, Кондратьев А.М. стал их отталкивать от себя. Его предупреждали, что применят силу, если он не прекратит сопротивление. Они на законных основаниях применили наручники к нему, посадили в автомашину, чтобы выяснить вопрос: кто был за рулем скрывшейся автомашины. Кондратьев уже после сказал, что он адвокат. В кабинете № 3 они стали беседовать с ним. он сказал, что приехал защищать интересы Ахтямова, отвечать на их вопросы не будет, ссылаясь на адвокатскую тайну. Кондратьева никто не бил. Наручники были сняты. Водили его на допрос к следователю Ефимову А.В. Там он тоже отказался отвечать. Позднее появился Тимшин А.А., он пригласил его к себе в кабинет. Вскоре Тимшин сообщил им, что Кондратьев заявил о его избиении. Вызвали эксперта, тот произвел освидетельствование адвоката, который был менее 3-х часов в РОВД. Его никто не бил, расправой не угрожал. Показания Кондратьева А.М. лживы, противоречивы.

Между тем, вина Тимшина А.А. в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. «а» УК РФ, Мошкина С.Г., Шерстнева А.Н. в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. «а,б» УК РФ подтверждается показаниями потерпевшего, свидетелей, материалами дела, представленными обвинением.

Так, показаниями потерпевшего Кондратьева А.М. подтверждается, что 15.05.2004 года им было заключено соглашение № 733 на защиту подследственного Ахтямова Х.Г. по уголовному делу, которое расследовалось в Малмыжском РОВД. Был выписан ордер № 002441 от 15.05.2004 года. В указанный день около 13 часов он выехал из г. Набережные Челны с водителем по имени Ринат на машине ВАЗ-21093. Дорогой Ринат сообщил, что является собственником машины, на которой был задержан Ахтямов. В г. Малмыж они прибыли в 15 часов. В дежурной части Малмыжского РОВД он предъявил удостоверение адвоката и ордер. Дежурный сообщил, что дело расследует следователь Ефимов А.В. и он находится в РОВД, ему предложили побыть на улице. Минут через 10-15 во двор РОВД приехали два сотрудника УР в штатском, потребовали предъявить документы. Он в свою очередь также их попросил предъявить документы. Это были Шерстнев А. и Насипов Д. Они сообщили ему, что следователь в отъезде, а Ахтямова перевели в СИЗО г. Кирова. Он позвонил адвокату Поташову А.В., договорился с ним о встрече. Поташов А.В. был дома, предложил встретиться за магазином «Дешевизна». Насипов подвез его на служебной автомашине туда. Он по мобильному телефону сообщил Поташову А.В., что уже прибыл. Вызвал сюда же водителя Рината. Поташов А.В.ему сказал, что следователь на месте, прокурора нет, тот в отъезде. Поташову А.В. позвонили из РОВД и предъявили претензии, почему тот общается с ним (Кондратьевым). К машине Рината стала приближаться машина с работниками УР. Ринат на высокой скорости скрылся в сторону поста ГИБДД. Когда они с Ринатом созвонились по мобильным телефонам, Ринат сказал, что испугался задержания, встретит его в Мамадыше. Он (потерпевший) вышел на дорогу, по мобильному телефону сообщил коллегам, что возвращается из г. Малмыжа. Судя по детализации телефонных разговоров, это произошло в 16 часов 48 минут. Именно в это время к нему подъехали на машине Шерстнев А.Н. и ранее незнакомый – Мошкин С.Г. Они с употреблением нецензурных слов потребовали – прекратить разговаривать по телефону, не представились, не объясняя ничего, не устанавливая его личность, оба вместе завернули руки назад и надели наручники, хотя он ничего противоправного не совершал. Насильно посадили в машину. Дорогой отобрали телефон, паспорт, удостоверение адвоката. В РОВД завели на 2-ой этаж в кабинет № 3. не снимая наручников усадили на стул. Требовали назвать пин код его телефона. Долго пытались разблокировать телефон. Продолжали сквернословя спрашивать: кто с ним заключил соглашение, кто водитель автомашины. Он отвечать отказался. Позднее сюда зашел Тимшин А.А., тот стал задавать те же вопросы. Тимшин А.А. и Шерстнев А.Н. были нетрезвы. Тимшин А.А. угрожал тем, что здесь они хозяева, его убьют и закопают, его никто не найдет. Тимшин А.А. приказал подчиненным избить его. Избиение начал Шерстнев А.Н. Избивали все трое, били трижды:
- первый раз, когда появился Тимшин А.А.;
- второй раз, когда привели от следователя;
- третий раз, когда он сумел позвонить коллегам из кабинета Тимшина А.А. и сообщить об избиении. Очередность нанесения ударов, их количество при каждом эпизоде избиения, он может перепутать, т.к. был в то время очень взволнован, кроме того, прошло с момента события около 2-х лет. Ему запомнилось, что Шерстнев А.Н. коленом ударил его в область бедра один раз, дважды – в область паха. Затем его отвели в кабинет следователя Ефимова А.В., сняли наручники. Тимшин А.А. со словами, что: «он будет давать показания», передал следователю его документы. Ефимов А.В. заготовил бланк допроса. Он потребовал адвоката Поташова А.В. Работники УР ушли. Он переговорил с Поташовым А.В., считая, что угроза избиения миновала, он отказался от услуг адвоката, отказался и давать показания. Следователь сообщил в уголовный розыск об этом. За ним пришли подсудимые. Следователь заявил, что его (потерпевшего) будут бить до тех пор, пока он не скажет то, что нужно следователю. В том же кабинете № 3 Тимшин угрожал ему, что с него снимут брюки и засунут лампу в анальное отверстие. Действительно, справа в углу стояла лампа дневного освещения длиной 1 метр. Тимшин А.А. намотал на руку тряпку и нанес ему в лицо три удара. От сильной боли он начал падать на пол, но его удержал Шерстнев А.Н., а затем Шерстнев А.Н. стал заламывать ему кисть руки, делая болевой прием, вот тогда от боли он упал на пол. Его подняли, Мошкин С.Г., Шерстнев А.Н. сорвали с него плащ, пиджак, завернули ему руки назад так, что он грудью лег на стол. Тимшин А.А. стал расстегивать у него брюки с теми же словами, что засунет лампу в анус. Он закричал, т.к. угрозу воспринял реально. Зашел Насипов Д., он попросил коллег прекратить все, а ему (потерпевшему) посоветовал по телефону вызвать водителя в РОВД. Он решил схитрить: позвонить согласился, но со стационарного телефона. Его привели в кабинет Тимшина А.А. Он набрал номер Шелковниковой О.М. и успел сообщить, что его бьют в Малмыжском РОВД. Тимшин А.А. нажал на рычаг, со словами, что ему «конец», завел его снова в кабинет № 3. подсудимые снова наматывали тряпку на руку и били его. Шерстнев А.Н. нанес 3-4 удара в область груди, Мошкин С.Г. нанес 3 удара по туловищу. Снова требовали сведения: с кем заключено соглашение, пин код телефона, сведения о водителе. Тимшин А.А. угрожал лампой. Затем они прекратили свои действия. Пригласили эксперта, тот осмотрел его. Он жаловался на тошноту, головокружение, показал полосы от наручников. Эксперт освидетельствование проводил минут 15-20 и ушел. Сам он спустился со 2-го этажа. Тимшин А.А. бросил ему вслед телефон, удостоверение, ордер и пригрозил, чтобы он больше в г. Малмыже не показывался. Незнакомые люди довезли его до дома Поташова А.В., которому он все рассказал, почистил одежду. Знакомый Поташова А.В. Аскаров довез его до г. Мамадыша. Дорогой его рвало. Он рассказал про случившееся и ему (Аскарову). Его встретила Шелковникова О.М. Он обратился в БСМП, где поставили диагноз «ушиб лица, головы». На второй день им были сделаны заявления в адвокатскую палату Татарстана, России. 17.05.2004 года он выехал в г. Киров. 18.05.2004 года сделал заявления в облпрокуратуру, УВД, УФСБ. Подавалась телеграмма в Генпрокуратуру, он освидетельствовался в Кировском Бюро СМЭ, где у него был зафиксирован кровоподтек на бедре – это результат избиения его в Малмыжском РОВД.

Протокол проверки показаний Кондратьева А.М. на месте происшествия свидетельствует о том, что потерпевший ориентировался в здании Малмыжского РОВД, правильно показал кабинеты, по которым его водили во время события; и в котором били, и где освидетельствовал его эксперт (л.д.93-97т.2).

Свидетель Абдуллин в суде подтвердил, что 16.08.2005 года он участвовал понятым при проверке показаний Кондратьева А.М. на месте происшествия в Малмыжском РОВД. Кондратьев спокойно рассказал: куда его заводили подсудимые, где били, где допрашивал следователь, где осматривал эксперт. В протоколе все было отражено достоверно, потому он его и подписал.

Аналогичные показания дал свидетель Голиков О.А., они оглашены с согласия сторон (т.2л.д.101-103).
Показаниями свидетеля Поташова А.В. в суде подтверждается то, что 13 мая 2004 года он защищал Ахтямова Х.Г., который был арестован и содержался в ИВС Малмыжского РОВД. 15.05.2004 года в 16 часов 02 минуты ему домой позвонил адвокат Кондратьев А.М., просил о встрече. В 16 часов 27 минут (судя по детализации телефонных разговоров) Кондратьев А.М. сообщил, что прибыл к месту встречи. Они обсудили позицию Ахтямова. Ему позвонил следователь Ефимов А.В. и сообщил, что к ним едет Насипов Д. Неподалеку стояла автомашина «девятка» серебристого цвета. Когда появилась автомашина работников милиции, водитель «девятки» на высокой скорости скрылся в сторону поста ГИБДД. Кондратьев А.М был расстроен случившимся, тем, что остался без транспорта в незнакомом городе. Он говорил, что ему не дали встретиться ни со следователем, ни с Ахтямовым. На какой машине Кондратьев А.М. подъехал к месту их встречи – он не видел. Вскоре они расстались с ним. Ближе к вечеру, время точное не знает, ему позвонил Кондратьев А.М., сообщил, что его задержали в Малмыжском ОВД и допрашивают, он просил защитить его, а потом изменил позицию, заявив, что показаний не даст и в услуге по его защите не нуждается. Его удивило поведение работников милиции. Вечером Кондратьев А.М. появился в его доме. Был подавлен, сказал, что его избили в РОВД трое: Мошкин, Шерстнев, Ильчин Андрей Анисимович, он поправил его, что не Ильчин, а Тимшин. Кондратьев А.М. говорил, что били в кабинете оперативников. Потерпевший жаловался на головную боль, просил таблетки, просил щетку, чистил одежду. Затем позвонил обоим коллегам по работе, чтобы его встретили в Мамадыше. До Мамадыша Кондратьев уехал с Аскаровым. Он считает, что у Кондратьева А.МИ. нет оснований оговаривать работников милиции. Раньше клиенты жаловались на избиение их Мошкиным, Шерстневым, но в ходе прокурорских проверок факты не подтверждались.

Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля Аскарова Ш.Г. следует, что 15 мая 2004 года он отвозил адвоката Кондратьева А.М. до Мамадыша. Адвокат рассказал ему, что его избили в Малмыжском РОВД три работника милиции, в том числе Андрей Анисимович, т.е. Тимшин. Дорогой Кондратьева А.М. несколько раз тошнило. На лице Кондратьева А.М. в области скулы была припухлость. Кондратьев говорил, что его били и по голове (л.д.108-110т.2).

Показаниями свидетеля Шелковниковой О.М. подтверждено то, что 15.05.2004г. по её просьбе на защиту Ахтямова выехал в Малмыжский РОВД адвокат Кондратьев А.М., предварительно заключив соглашение с клиентом, оформив ордер. Около 16 часов он позвонил и сообщил, что в Ахтямовым не встретился. Затем, уже после разговора с местным адвокатом Поташовым А.В., вновь Кондратьев А.М. позвонил, сообщил, что выезжает домой. Затем его мобильный телефон был почему-то отключен. В 19-ом часу раздался звонок, Кондратьев А.М. успел сообщить, что он в Малмыжском РОВД и его избивают. Затем он звонил уже из дома Поташова А.В., сказал, что чувствует себя плохо, просил встретить его у Мамадыша. Она встретила его на своей автомашине. Он рассказал, что его били: первый зам. начальника Малмыжского РОВД и еще два сотрудника этого отдела. Туда доставили в наручниках. Выясняли у него, кто заключил с ним соглашение, следователь пытался оформить протокол допроса. Лицо у Кондратьева А.М. было опухшим от побоев, на запястьях были следы от наручников. Кондратьев А.М. обращался в БСМП. В справке, которую она видела, указан кратко диагноз, локализация телесных повреждений не описана по той причине, что это было не освидетельствование.

Свидетель Макаров Е.А. суду пояснил, что он, как руководитель коллегии адвокатов, знал о поездке Кондратьева А.М. в г. Малмыж 15.05.2004г. на защиту Ахтямова. Кондратьев А.М. позвонил из г. Малмыжа в 16 часов 43 минуты и сообщил, что возвращается. После этого поступил звонок от Поташова А.В., тот сказал, что Кондратьев А.М. задержан в Малмыжском РОВД, что он допрашивается, дал номер телефона 2-16-02. он позвонил на номер, представился, спросил, где Кондратьев А.М., мужчина ответил, что его нет и его никто не задерживал, хотя он про задержание вообще не спрашивал. Спустя часа два, Кондратьев А.М. позвонил от Поташова А.В., сообщил, что его избили, склоняя к даче показаний. 16.05.2004г. Кондратьев А.М. появился на работе. Лицо было покрасневшим, опухшим. Кондратьев А.М. говорил, что его били: первый зам. начальника РОВД и два оперативных работника, намотав тряпку на руку, угрожали убийством. Следователь пытался допросить его.
Фагот

Про ментов вердикт (продолжение № 1)

Показаниями свидетеля Крюкова А.И. в суде и его же оглашенными с согласия сторон показаниями на стадии предварительного расследования (т.2л.д.126) подтверждается, что его как судебно-медицинского эксперта вызывали 15 мая 2004 года в Малмыжский РОВД, где он освидетельствовал адвоката Кондратьева А.М., которого увидел вместе с Насиповым Д. в учебном зале. Насипов Д. сразу же покинул помещение. Кондратьев А.М. жаловался на головокружение, был подавлен, говорил, что работники милиции надевали на него наручники. Обнаруженные телесные повреждения он зафиксировал в своем акте № 72 от 15.05.2004г., то есть: кровоподтеки линейной формы на запястьях, кровоподтек в эпигастральной области, это выше желудка. Крюков А.И. разъяснил так же, что телесные повреждения проявляются не одновременно, все зависит от силы удара, локализации повреждения, от физического состояния человека. У Кондратьева А.М. другие телесные повреждения могли проявиться позднее, после освидетельствования. Кондратьев А.М. ему говорил, что будет жаловаться на действия сотрудников милиции. Освидетельствование проводилось минут 20.

Иной документ – акт судебно-медицинского освидетельствования, на который сослался Крюков А.И., подтверждает то, что у Кондратьева зафиксированы телесные повреждения в виде: кровоподтека в эпигастральной области, кровоподтеков линейной формы в области правого и левого лучезапястных суставов, отмечено, что потерпевший жалуется на головокружение и боль в груди (л.д.63т.2).
Иной документ – акт судебно-медицинского освидетельствования 102П от 18.05.2004г. непосредственно представленный в суд потерпевшим Кондратьевым А.М., гласит о том, что в Кировском Бюро СМЭ у Кондратьева А.М. зафиксирован кровоподтек на бедре. Этот документ надлежаще заверен (л.д.303т.5).
Свидетель Ефимов А.В. – следователь СО Малмыжского РОВД в суде пояснил следующее: именно он расследовал уголовное дело Ахтямова по хищению нефти. 15.05.2004г. к нему в кабинет кто-то из сотрудников уголовного розыска завел Кондратьева А.М., возможно в наручниках, кто снимал их – не помнит. Ему предложили допросить Кондратьева А.М., т.к. он был в одной машине с соучастником Ахтямова по хищению нефти. Ему передали удостоверение, подтверждающее, что Кондратьев А.М. адвокат и ордер на защиту Ахтямова. Кондратьев А.М. потребовал адвоката. Его соединили с Поташовым А.М. Затем Кондратьев А.М. заявил, что показания все равно давать не будет, потому от услуг адвоката отказался. Он Кондратьеву А.М. избиением не угрожал. Заходил ли сюда Тимшин А.А. не помнит. Он написал направление на освидетельствование Кондратьева А.М., т.к. от кого-то узнал, что Кондратьев А.М. заявил об избиении его. Он телесных повреждений у него не видел.

Согласно показаний свидетеля Долгих П.М. в суде и его показаниях на стадии предварительного расследования, оглашенных с согласия сторон (т.2л.д.131-133) подтверждено то, что он 15.05.2004г. дежурил по РОВД. Днем, точное время не помнит, прибыл адвокат Кондратьев А.М. для защиты арестованного Ахтямова, показал удостоверение, ордер, спрашивал про следователя, он ответил, что его нет. Адвокат записал номер телефона Поташова А.В. и ушел. Вскоре зашел Насипов Д., поинтересовался адвокатом, он сказал ему как есть, что Кондратьев А.М. приехал для защиты интересов Ахтямова. Насипов ушел. Затем поступило сообщение по рации о необходимости задержать машину, водитель которой скрылся от сотрудников УР. Затем Мошкин С.Г., Шерстнев А.Н. завели Кондратьева А.М. на второй этаж РОВД. Были ли на нем наручники – не видел. А через 2 часа Кондратьев А.М. покинул отдел, не заходя в дежурную часть.

Из показаний свидетеля Насипова Д. в суде следует, что Ахтямов дал показания о причастности Шириезданова к хищению нефти. Тот в РОВД по вызовам не являлся. Появилась в городе его машина 15.05.2004г., но Шириезднанов в РОВД так и не пришел. Они искали его. Тот скрылся от них, чуть не сбив инспектора ДПС. Он преследовал его. В РОВД вернулся, когда Кондратьев А.М. находился у кабинета следователя Ефимова А.В., пригласил его в учебный зал. Кондратьев А.М. предложил «вывести» из уголовного дела Шириезданова. В этот момент сюда зашел эксперт, он покинул зал. У Кондратьева А.М. не было телесных повреждений, его никто не бил. Сам он не пресекал действия коллег. На это указывает потерпевший ложно.
Между тем, на очной ставке Кондратьева А.М. и Насипова Д. первый настаивает на том, что Насипов Д. был свидетелем его избиения подсудимыми и пресекал их действия (т.2л.д.138-142).
Копиями приказов о назначении на должность на л.д.218,219т.3,220,221т. 3 подтверждается, что подсудимые являлись должностными лицами, представителями власти.
Копией табеля на л.д.256т.3 подтверждено, что Мошкин С.Г., Шерстнев А.Н. 15.05.2004г. находились на работе.
Из детализированного отчета телефонных соединений с телефона 2-29-02 – Тимшина А.А. следует, что в 18 час. 26 мин. был звонок на телефон Шелковниковой О.М. 15.05.2004г. (л.д.20т.6).
Судя по пояснениям Тимшина А.А., Кондратьева А.М., последний звонил Шелковниковой О.М., сообщив ей об избиении.
На л.д.427т.5 имеется детализация телефонных соединений с мобильным телефоном Кондратьева А.М., из которой видно, что последнее соединение 15.05.2004 года было в 16 часов 48 минут.
С учетом показаний Кондратьева А.М, Шерстнева А.Н., Мошкина С.Г. это как раз время задержания Кондратьева А.М. и последующей доставки его в РОВД в наручниках.
Из показаний свидетеля защиты Шарипова Т.С. следует, что 15.05.2004г. на пост ГИБДД поступила ориентировка о задержании автомашины «девятка», цвета металлик. Около 17 часов был натянут на дорожное полотно «ёж», но водитель проехал по встречной полосе, чуть не сбив инспектора ДПС. Они преследовали машину в сторону г. В.Поляны, но не догнали, встретили Тимшина А.А., ехавшего из г. В.Поляны. Времени было 17 час. 20 мин. примерно, доехать до поста ГИБДД достаточно было 30 минут. Насипов уехал в РОВД около 18 часов.

Свидетель защиты Щелчков А.Н. суду пояснил, что, действительно, 15.05.2004 года на пост ГИБДД поступала ориентировка о задержании вышеуказанной автомашины, но водитель её не остановился, Насипов Д. с Шариповым Т.С. преследовали её. В какое время Тимшин А.А. вернулся с соревнований – он не помнит.
Свидетель защиты Ахатов А.Э. подтвердил, что 15.05.2004г. они с Тимшиным А.А. вернулись с соревнований из г. В.Поляны примерно около 18 часов. Привезли почетную грамоту.
Судя по представленной стороной защиты грамоте, она датирована 15.05.2004 года, подписана начальником В-Полянского РОВД, ею награждена команда «Динамо» г. Малмыжа (т.7л.д.306).
В ином документе – заявлении потерпевшего Кондратьева А.М. от 16.05.2004 года речь идет о привлечении к уголовной ответственности Мошкина, Шерстнева, Тимшина за его избиение, имевшее место 15.05.2004 года в Малмыжском РОВД (т. л.д.).
Специалист Шафигуллин Р.Н., допрошенный по инициативе защиты, суду пояснил, что время проявления отеков, гематомы зависит от силы удара и от локализации его. На лице телесное повреждение проявляется легче. Небольшой отек пройдет через три дня, а большой не пройдет. Сила удара при намотанной тряпке на кулак уменьшается. При ударе человека о твердый предмет, телесные повреждения могут образоваться, а могут и не образоваться. Все зависит от локализации удара, от физического состояния человека.

Суд, сопоставив доказательства между собой, оценив их с позиции относимости, допустимости, достоверности и достаточности по преступлению в отношении Кондратьева А.В. пришел к выводу о том. что подсудимые виновны в инкримируемом им деянии.

Действия подсудимого Тимшина А.А. следует квалифицировать по ст. 286 ч. 3 п. «а» УК РФ, как совершение должностным лицом – представителем власти превышения должностных полномочий, т.е. действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина (потерпевшего), охраняемых законом интересов государства с применением насилия и с угрозой его применения.
Действия же подсудимых Мошкина С.Г., Шерстнева А.Н. следует квалифицировать по ст. 286 ч. 3 п. «а,б» УК РФ, как совершение должностным лицом – представителем власти превышения полномочий, то есть действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина (потерпевшего), охраняемых законом интересов государства, с применением насилия, а также с применением специальных средств.

Суд приводит следующую мотивацию принятого решения по квалификации действий подсудимых, по доказанности их вины, по оценке доказательств, представленных сторонами.

То, что подсудимые являлись должностными лицами правоохранительного органа, представителями власти, подтверждено соответствующими приказами о назначении их на должность, не оспаривают этого и сами подсудимые.
Они в своей деятельности, в зависимости от поставленных задач и ситуации должны руководствоваться в том числе: КоАП РФ, УПК РФ и федеральным законом РФ «О милиции» от 18.04.1991 года с последующими изменениями и дополнениями.
Ст. 8,10 ФЗ РФ «О милиции» возлагали на них обязанности:
- предотвращать, пресекать, выявлять, раскрывать преступления, а также административные правонарушения;
- оказывать помощь гражданам, пострадавших от посягательств;
- возбуждать дела, проводить дознание в пределах своих полномочий;
- обеспечивать правопорядок и т.д.
При этом подсудимые тем же Федеральным законом наделены были полномочиями:
-требовать от граждан прекращения совершения преступления, административного правонарушения, а также действий, препятствующих осуществлению полномочий милиции (п.1ст. 11);
-проверять документы, удостоверяющие личность, но только в случае, если имеются достаточные основания подозревать их в совершении преступления и полагать, что они в розыске (п.2ст.11);
- задерживать до трех часов лиц, но только незаконно проникнувших, либо пытавшихся проникнуть на охраняемые объекты (ст.11п.);
- получать от граждан объяснения (ст.11п.4);
- проводить уголовно-процессуальные действия (ст.11п.6);
Кроме того, согласно ст. 13 ФЗ «О милиции» они вправе были применить физическую силу, но только в случае пресечения преступления, административного правонарушении, для задержания лиц, совершивших их.
- преодоления противодействия законным требованиям, если ненасильственные способы не обеспечивают выполнения возложенных на милицию обязанностей.
Согласно ст. 14 упомянутого федерального закона они наделены были полномочиями для применения наручников, но только в случае:
- пресечения сопротивления, оказываемого сотрудникам милиции;
- задержания лица, застигнутого при совершении преступления и пытавшегося скрыться.
Между тем, ст. 12 ФЗ «О милиции» обязывает сотрудника милиции предупредить о намерении использовать физическую силу и наручники, предоставив при этом достаточно времени для выполнения требования.
Должностные лица ОВД уполномочены доставить в отдел лицо в целях составления административного протокола, а задержание до трех часов произвести лишь в исключительных случаях для своевременного рассмотрения дела – таково требование ст. 27.1, 27.2, 27.3 КоАП РФ.
В случае в Кондратьевым суд не усмотрел ни одного основания для задержания потерпевшего с применением силы, наручников, для насильственного привода в РОВД, лишения его свободы сроком на два часа, допроса его в рамках уголовного дела. Кондратьев А.М. не совершал ни преступления, ни адмправонарушения, его нельзя было допрашивать по делу Ахтямова о Шириезданове, т.к. он защищал Ахтямова как адвокат. Не был он и свидетелем по адмделу.
Все действия подсудимых в отношении Кондратьева А.М., начиная с 17 часов и заканчивая 19 часами производились незаконно с явным превышением полномочий.
Суд обратил внимание на то, что сторона защиты, убеждая суд в отсутствии явного превышения полномочий в действиях подсудимых в отношении Кондратьева, выдвигала различные версии:
- то, Шириезданов, с которым прибыл адвокат, является руководителем преступной группы, поэтому и Кондратьева приняли за соучастника, а потому и доставили в РОВД;
- то Кондратьева доставили в РОВД как свидетеля административного правонарушения, совершенного Шириездановым, а следователь по неизвестной причине стал допрашивать в рамках уголовного дела;
- то Кондратьев сам правонарушитель в связи с сопротивлением, потому и доставили его в наручниках.
Суд все эти версии отверг, признал их безосновательными.
Фактически подсудимые заведомо знали, что Кондратьев А.М. адвокат, действовали с превышением полномочий именно как против адвоката.
- Шерстнев и Насипов узнали, что Кондратьев адвокат вскоре после приезда его в РОВД, когда обменялись предъявлением удостоверений, что подтвердил потерпевший.
Свидетель Долгих подтвердил, что Насипов сразу же его расспросил о прибывшем адвокате, цели его приезда.
- Ефимов также знал об этом, потому и позвонил Поташову, выразил недовольство его общением с Кондратьевым, сказал, что к ним подъедет Насипов.
- Тимшин в пути следования к РОВД по телефону узнал о задержании адвоката Кондратьева А.М.
Ссылка же стороны защиты на то, что Шириезданов организатор преступной группы, опровергается тем, что по уголовному делу Ахтямова он прошел свидетелем.
Версия о преступной связи Кондратьева А.М. с Шириездановым беспочвенна, ничем не доказана, То, что Шириезданов скрылся от работников УР, не имеет отношения к Кондратьеву А.М. По показаниям Поташова А.В., Кондратьев сам был удивлен поступку Шириезданова, расстроен от того, что остался без автомашины.
Кондратьев не был свидетелем того, как Шириезданов чуть не сбил инспектора.
Требование со стороны подсудимых: Шерстнева и Мошкина от Кондратьева – прекратить разговор по мобильному телефону (а событие началось именно с этого момента) не основано на законе, тем более, что требование сопровождалось нецензурной бранью.
А согласно ст. 23 ФЗ РФ «О милиции» граждане обязаны исполнять лишь законные требования работников милиции. То, что Кондратьев продолжил разговор, не допуская к себе подсудимых, не представляло опасности ни для работников милиции, ни для других граждан. Следовательно, не было необходимости для применения силы и наручников. Обратное – есть явное превышение полномочий.
Вырываться потерпевший стал лишь после незаконных действий подсудимых.
Мошкин и Шерстнев имели возможность решить вопросы на месте, убедиться, что он адвокат, как это было ранее во дворе РОВД, когда Кондратьев по первому требованию предъявил удостоверение адвоката.
Кондратьеву не было представлено достаточного времени для выполнения пусть даже незаконного требования.
Превысив полномочия, доставляя потерпевшего в РОВД, ему не разъяснили в качестве кого его доставляют, какими правами он располагает.
Шерстнев, Мошкин, Тимшин приступили фактически к допросу адвоката вопреки тому, что оперативно-следственные действия в отношении адвоката производятся лишь по решению суда.
Подсудимые имели мотив: путем насилия склонить к даче показаний адвоката и получить от него информацию о лице, заключившим соглашение, о пин-коде телефона адвоката, в котором имеется так же информация, интересующая их, она относится к адвокатской тайне.
Законодатель к основным видам превышения должностных полномочий относит в том числе: совершение должностным лицом действий, которые никто, ни при каких обстоятельствах не вправе совершать, а подсудимые совершили насилие, хотя согласно ст. 5 ФЗ РФ «О милиции» запрещается прибегать работникам милиции к насилию, жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению, деятельность милиции строится в соответствии с принципами уважения прав и свобод человека и гражданина, законности, гуманизма (ст.3).
Насилие в данном случае заключалось в том, что Мошкин С.Г., Шерстнев А.Н., Тимшин А.А. нанесли потерпевшему по три удара каждый, причинив телесные повреждения, физическую боль потерпевшему.
Кроме того, потерпевшего без каких-либо законных оснований ограничили его свободы сроком на 2 часа.
Применение насилия потерпевшему Кондратьеву А.М. представителями власти подтверждается показаниями самого потерпевшего, свидетелей Поташова, Аскарова, Шелковниковой, Макарова, иными документами – двумя актами судебно-медицинского освидетельствования.
Исключение судом в связи с недопустимостью заключения судебно-медицинской экспертизы из-за нарушений, допущенных при назначении и её производстве, не повлияло на существо дела, т.к. квалифицирующий признак «применение насилия» не требует определения степени тяжести телесных повреждений, характера и степени, вреда, следовательно, на данный случай требования ст. 196 УПК РФ не распространяются.
Незаконное ограничение Кондратьева А.М. свободы сроком 2 часа подтверждается показаниями: Кондратьева, Поташова, Долгих, детализацией телефонных сообщений, согласно которых достоверно установлено, что Кондратьев А.М. Шерстневым, Мошкины был задержан в 17 часов, в 18 час. 26 мин. он находился в кабинете Тимшина, после чего его избивали, ездили за экспертом, эксперт осматривал потерпевшего 20 минут. Следовательно, суд пришел к выводу, Кондратьев покинул РОВД в 19 часов. Доказательств более позднего освобождения Кондратьева не добыто.
Существенное нарушение прав и законных интересов гражданина Кондратьева А.М. заключается в том, что должностные лица правоохранительных органов, посягнув на конституционные гарантии, нарушили права, свободы, личную неприкосновенность Кондратьева, унизили его честь и достоинство, подвергли его насилию, т.е. нарушили ст. 21,22 ч. 1 Конституции РФ.
На существенное нарушение охраняемых законом интересов государства указывает то обстоятельство, что в силу положений ст. 2 Конституции РФ человек и его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав, свобод человека, гражданина – обязанность государства.
Подсудимые, являясь должностными лицами такой структуры государства – как правоохранительные органы, не защитили права и свободы гражданина, напротив, грубо нарушили их, подрывая авторитет государства.
Суд исключил из обвинения Тимшина А.А. квалифицирующий признак «применение специальных средств по той причине, что в обвинительном заключении не конкретизировано, в чем же заключалось применение спецсредств Тимшиным А.А. Тимшин А.А. не присутствовал, когда Шерстнев А.Н., Мошкин С.Г. надевали наручники потерпевшему. Тимшин А.А. прибыл в РОВД позже. Ему не вменено в вину то, что при нем Кондратьев А.М. продолжал оставаться в наручниках вплоть до допроса у Ефимова А.В.
Исключил суд из обвинения Мошкина С.Г., Шерстнева А.Н. квалифицирующий признак «угрозу применения насилия» в связи с тем, что в обвинительном заключении не указано, что конкретно сделали Мошкин и Шерстнев, угрожая насилием Кондратьеву. Конкретизированы лишь действия Тимшина по угрозе насилием.
Суд исключил из обвинения подсудимых нанесение ударов по верхним конечностям за неподтверждением такого факта в суде. На запястьях рук потерпевшего были телесные повреждения от наручников, но не от ударов.
Уточнил суд время совершения преступления подсудимыми в отношении Кондратьева по следующим причинам:
Задержание Кондратьева А.М. Шерстневым и Мошкиным С.Г. было произведено не около 15 часов, как указано в обвинительном заключении, а в 17 часов. Достоверно установлено, что последний телефонный звонок с мобильного телефона Кондратьева был произведен в 16 часов 48 минут, после чего Кондратьев во время задержания его заблокировал. Это время не оспаривают и подсудимые Мошкин, Шерстнев, они в суде подтвердили, что задержание Кондратьева произвели именно в 17 часов. Они не выдвигают алиби, что были в ином месте. Подтвердил это время потерпевший Кондратьев.
В частичности, Шарипов Т.С. пояснил, что около 17 часов они раскинули на дороге «ёж», чтобы задержать скрывшуюся от работников УР автомашину.
Как установлено судом, именно в это время Кондратьева стали задержатвать Шерстнев и Мошкин.
Последующие события по времени согласовываются с показаниями свидетеля Поташова, Долгих и др.
Уточнение времени начала совершения преступного деяния Шерстнева и Мошкина, а в последствии и присоединившегося к ним Тимшина, не ухудшает их положения, не исключает их вины, не влияет на существо дела, не нарушает требований ст. 252 УПК РФ.
Суд не согласился и с указанием в обвинительном заключении того, что Тимшин уже был в РОВД, когда доставили Кондратьева туда.
Показаниями Шарипова, Насипова, Ахатова, Мошкина, Шерстнева подтверждается то, что Тимшин А.А. в РОВД вернулся около 18 часов из г. В. Поляны с соревнований. Точное время возвращения Тимшина А.А. вплоть до минут не установлено. Это могут быть любые минуты перед 18 часами.
Суд обратил внимание и на показания Кондратьева, который пояснил, что когда его доставили в кабинет № 3, Тимшина там не было. Мошкин и Шерстнев вдвоем требовали от него показаний, долго пытались разблокировать его телефон, лишь позднее появился Тимшин, затем началось его (потерпевшего) избиение.
Тимшин А.А. не выдвигает алиби, что его не было в РОВД в период времени с 18 часов по 18 часов 26 минут, не оспаривает он соответственно разговора с Кондратьевым, вызова им эксперта для освидетельствования Кондратьева А.М., отрицает лишь насилие и угрозу насилия в отношении Кондратьева А.М.
Развитие событий в отношении Кондратьева в РОВД с его избиением укладывается во временные рамки: в период времени с 17 часов до 19 часов, т.е. с момента задержания и появления Тимшина в РОВД избиения потерпевшего. Оценивая доказательства с позиции относимости, допустимости, достоверности, сопоставляя их между собой, суд принял следующие решения.
Суд не согласился с позицией стороны защиты и не исключил из числа доказательств показания потерпевшего Кондратьева А.М., которые он дал в судебном заседании и на стадии предварительного расследования.
Доводы защиты о недопустимости показаний потерпевшего в силу существенных противоречий суд признал не состоятельными.
Нарушений норм УПК РФ при допросах потерпевшего допущено не было.
Неточности по количеству ударов, последовательности ударов, имеющихся в показаниях, суд признал не существенными.
Суд согласился с позицией потерпевшего, что в той обстановке, когда в стенах правоохранительных органов его – адвоката били трое физически сильных офицеров милиции, он не имел возможности и из-за сильного волнения считать удары и запоминать их последовательность, да и такой обязанности на потерпевших не возлагается. Суд также учел, что с момента события прошло 2 года, воспроизвести его детали – сложно.
Между тем, суд обратил внимание на то, что подсудимым вменено в вину органом предварительного расследования нанесение потерпевшему лишь по три удара, хотя в суде нашло подтверждение большее количество ударов. На такое количество нанесенных ударов, как по три удара со стороны каждого подсудимого, потерпевший указывает на всех допросах, в том числе в суде.
Не состоятельна ссылка стороны защиты на то, что свидетель Поташов якобы уличает потерпевшего во лжи, а именно, что тот приехал не с Насиповым Д., а с водителем серебристой «девятки» и это основание к недоверию к потерпевшему Кондратьеву. На самом деле Поташов в суде заявил, что он видел эту машину, когда подошел к месту встречи, но с кем приехал Кондратьев А.М. – не видел.
Сам Кондратьев проясняет эту ситуацию с прибытием к месту встречи с Поташовым в своих показаниях так: он приехал к магазину «Дешевизна» с Насиповым. От магазина пришел на мостик, позвонил Поташову А.В., чтобы тот шел к месту встречи. Затем по мобильному телефону вызвал водителя Рината, разъяснил куда ехать и тот подъехал за магазин «Дешевизна».
Далее вопреки утверждению защиты Кондратьев А.М. на протяжении всех показаний, в том числе в суде, указывает на то, что Тимшин А.А. в кабинет № 3 зашел позднее, он подчеркивал, что Мошкин с Шерстневым вдвоем требовали от него информации, долго пытались разблокировать его телефон, а уже после появился Тимшин А.А., о чем упоминалось в приговоре, поэтому утверждение защиты об обратном суд расценил как попытку опорочить показания потерпевшего и убедить суд в необходимости исключить их из числа доказательств.
Суд не усмотрел никаких противоречий между показаниями специалиста Шафигуллина Р.Н. в части длительности проявления телесных повреждений после их нанесения и показаниями Кондратьева о наличии у него телесных повреждений, происхождение которых он увязывает именно с избиением его подсудимыми в Малмыжском РОВД 15.05.2004 года.
Вывод о том, являются ли показания потерпевшего противоречивыми судебно-медицинский эксперт на вправе делать, т.к. это юридический, а не медицинский критерий. Специалист пояснил, что время проявления опухоли, гематомы зависит от силы удара, но не от количества удара, на лице телесное повреждение проявляется легче. Небольшой отек пройдет через три дня, а большой не пройдет. Ничего определенного специалист по вопросам защиты не сказал в части времени происхождения телесных повреждений у Кондратьева.
Суд признал показания Кондратьева достоверными. Занятая подсудимыми позиция по оспариванию показаний Кондратьева в части насилия и угрозы насилия является средством их защиты и направлена на избежание наказания.
Суд пришел к выводу о том, что свидетель Насипов Д. дал недостоверные показания о том, что насилие к Кондратьеву не применялось по той причине, что пытается смягчить участь своих коллег по работе.
Суд не нашел оснований для удовлетворения повторного ходатайства стороны защиты об исключении из числа доказательств протокола проверки показаний потерпевшего на месте происшествия, т.к. данное следственное действие проведено с соблюдением требований ст. 166 УПК РФ, тот факт, что следователь часть информации, полученной при данном следственном действии, использовал для составления протокола осмотра того же места происшествия не свидетельствует о недостоверности, незаконности протокола проверки показаний потерпевшего на месте происшествия. Протокол осмотра места происшествия суд исключил ранее.
Показания Кондратьева А.М. на месте происшествия не противоречат его показаниям на допросах ни на стадии предварительного расследования, ни в суде. При проверке показаний в РОВД потерпевший ориентировался в обстановке. Да и подсудимые не оспаривают того, что Кондратьев был в кабинете № 3 уголовного розыска, был в кабинете Тимшина А.А., следователя Ефимова А.В., в учебном зале.
Суд исключает из числа доказательств протокол очной ставки между Тимшиным А.А., Кондратьевым А.М., согласившись с вескими доводами защиты о том, что Тимшин А.А. не давал показаний, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ, следовательно не может быть противоречий его показаний с показаниями Кондратьева А.М., а это означает, что не было и оснований для проведения очной ставки.
Суд не исключает из числа доказательств показания Абдуллина, Голикова, т.к. они допрошены на стадии предварительного расследования, а Абдуллин и в суде, в строгом соответствии с нормами УПК РФ.
Суд не признал состоятельными доводы стороны защиты о том, что подсудимым обвинение не предъявлено, поскольку, по мнению защиты, постановления о привлечении в качестве обвиняемых, незаконны, так как:
- следствием не указано, какие ведомственные нормативные акты нарушены;
- не раскрыта диспозиция ст. 12,13,14 Закона РФ «О милиции»;
- нет номера, даты принятия указанного закона;
- не указано, какая часть ст. 22 Конституции РФ нарушена;
- не указаны инициалы подсудимых, поэтому неизвестно, кому предъявлено обвинение;
- не конкретизированы действия каждого обвиняемого, особенно в части насилия;
- не указано, в чем выразилось превышение полномочий;
- не указан точный промежуток времени, на который был лишен потерпевший свободы;
- не указано о том, что подсудимые заведомо знали потерпевшего, как адвоката;
- постановления расплывчаты, противоречивы;
- не указан мотив инкримируемого деяния;
- в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых Мошкина, Шерстнева искажено место составления постановления: указано, что г. Киров 16.08.2004 года, а по утверждению подсудимых следователь допрашивал их с утра 16.08.2004г. в г. Малмыже, следовательно, приехал сюда 15.08.2004 года, т.е. накануне.
Сторона защиты считает, что эти постановления не соответствуют требованиям ст. 171,47,73 УПК РФ.
Между тем, суд пришел к выводу:
- следствием указано, что нарушен ФЗ РФ «О милиции»,
- имеется конкретная ссылка на статьи 12,13,14 закона РФ «О милиции»,
- раскрыто содержание статей, т.е. в каких случаях применяется физическая сила, спецсредства и при каком условии,
- превышение полномочий раскрыто: как невыполнение требований этих статей,
- ст. 171 УПК РФ не требует указывать дату принятия закона, как не требует указывать в фабуле обвинения инициалы действующих лиц события. Фамилия, им, отчество указаны в вводной и резолютивной частях постановлений;
- в постановлении указано, что каждый из подсудимых нанес по три удара, описана локализация ударов,
- те действия, которые не конкретизированы, судом исключены из обвинения и квалификации,
- промежуток времени задержания потерпевшего в РОВД уточнен и уменьшен с трех до двух часов,
- ст. 286 УК РФ направлена на защиту всех граждан, а не только адвокатов, поэтому обязательного указания «на заведомое знание того, что адвокат или нет потерпевший» не требуется,
- мотив преступления указан: «получить сведения, являющиеся адвокатской тайной»,
- искажения места составления постановления суд не установил, доводы защиты носят предположительный характер, они ничем не подтверждены.
Таким образом, оснований для признания этих постановлений незаконными, у суда не имеется, они соответствуют требованиям УПК РФ.
Выносить частное определение, как того требует защита, в отношении Кондратьева А.М. в облпрокуратуру для возбуждения против него уголовного дела, у суда нет достаточных оснований, поэтому это ходатайство защиты не удовлетворяется
Доводы защиты о нарушении прав Шерстнева, Мошкина на защиту ввиду того, что они якобы не были уведомлены о продлении соков расследования, безосновательны. В деле имеются копии их уведомлений т.1 л.д.29-31,36-38,45-47.
Исследованные материалы служебных проверок в отношении подсудимых, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении них, суд не признал как доказательства их невиновности.

Доказательствами, подтверждающими вину Тимшина А.А., в совершении преступления по ст. 30 ч. 3, ст. 290 ч. 2 УК РФ являются:

иной документ: заявление гр-на Камалетдинова Р.Р. на имя начальника отделения УФСБ РФ по Кировской области, из которого следует, что он (заявитель) занимается реализацией нефтепродуктов, в связи с чем он предупрежден о том, что он должен платить деньги за занятие бизнесом начальнику Малмыжского РОВД – Тимшину А.А. Он (заявитель) просит принять меры по пресечению незаконных действий со стороны Тимшина А.А., поскольку он опасается его. Судя по штампу, данное заявление зарегистрировано в УФСБ 24.05.2005г. (т.1л.д.49).
Иным документом: актом осмотра и выдачи денежных средств подтверждается то, что 24 мая 2005 года в помещении отделения УФСБ г. Вятские Поляны в присутствии двух граждан в рамках оперативного эксперимента были переданы гр-ну Камалетдинову Р.Р. 20 купюр достоинством по 1000 рублей, с предварительно переписанными номерами, купюры ксерокопированы (т.1л.д.51-53).
Из акта добровольной выдачи имущества следует, что 24 мая 2005 года в 14 часов 15 минут в рамках оперативного эксперимента Тимшин А.А. добровольно выдал в присутствии тех же граждан 19 тыс. рублей теми же купюрами, которые вручались Камалетдинову Р.Р. (т.1л.д.54-55).
Фагот

Про ментов вердикт (продолжение № 2)

Согласно рапорту ст. оперуполномоченного отделения УФСБ Пономарева М.В. в отделение обратился гр-нин Камалетдинов с заявлением о вымогательстве у него денег заместителем начальника Малмыжского РОВД Тимшиным А.А. за беспрепятственный пропуск через стационарный пост ГИБДД грузовых автомобилей. 24 мая 2005 года на основании постановления было проведено оперативно-розыскное мероприятие – эксперимент. В рамках ОРМ Камалетдинову Р.Р. были переданы 20 тысяч рублей. В рамках того же мероприятия задокументирован факт получения Тимшиным А.А. взятки. Рапорт датирован 24.05.2005 года. Имеется виза начальника УФСБ. На рапорте штамп Малмыжской райпрокуратуры, свидетельствующий о поступлении документа 24.05.2005 года на возбуждение уголовного дела (т.1л.д.50).
Иным документом – сопроводительной на л.д.56т.1 подтверждается, что следователю направлены материалы ОРД (справка-меморандум, аудиокассета № 1053, видеокассета VHC с записью проведения оперэксперимента, аудиокассета № 7/40, расшифровка аудиозаписи с кассеты № 1053, расшифровка аудиозаписи с кассеты 7/40, акт осмотра и выдачи технических средств Камалетдинову, акт изъятия и осмотра технических средств, данные телефонных соединений.
Актом осмотра и выдачи техсредств от 24.05.2005 года подтверждено, что Камалетдинову было передано техсредство: видеомодель «Барсетка» - издание 11М» в присутствии двух граждан в рамках оперэксперимента (т.1л.д.59-60).
При тех же гражданах после проведенного мероприятия это техническое средство изъято у Камалетдинова Р.Р. (т.1л.д.60).
Судя по детализации телефонных переговоров, которые прослушивались, были соединения телефонов Тимшина А.А. и Камалетдинова Р.Р. (л.д.61-63т.1).
Справка-меморандум содержит сведения о том, что оперативный эксперимент был проведен на основании соответствующего постановления. Камалетдинову была разъяснена ответственность за провокацию взятки. В справке-меморандуме описан механизм проведения мероприятия и его результата: Тимшин А.А. принял от Камалетдинова Р.Р. 19 тысяч рублей за беспрепятственный проезд через пост ГБДД автомашин Камалетдинова Р.Р. отмечено, что провокации взятки не было допущено. Тимшин А.А. добровольно выдал предмет взятки. Проводились и другие ОРМ: прослушивание телефона Тимшина А.А. на основании постановления областного суда от 27.04.2005 года и «наблюдение» в момент проведения оперативного эксперимента. Результаты ОРД переданы следователю на основании постановления от 07.06.2005 года (л.д.72-73т.1).
Показаниями Камалетдинова Р.Р. в суде подтверждается то, что он занимается сопровождением перевозок печного топлива из Татарстана в Кировскую область. Его предупреждали о том, что ему следует обратиться к начальнику криминальной милиции в г. Малмыже Тимшину А.А., которому все платят, а иначе у него будут проблемы на посту ГИБДД. В марте 2005г. он встретился с Тимшиным, сказал ему, что сопровождает перевозку ГСМ из Татарстана в Киров, но не всегда надлежаще оформлены документы на груз, т.к. у субъектов РФ имеются ограничения по вывозу-завозу продукции. Тимшин ответил, что он может через пост своего района пропускать, а может не пропускать такой груз. Пальцами показал жест, означающий, что за это надо платить. Он (свидетель) понял, что Тимшин за взятку груз пропустит. Спросил его, устроит ли его сумма в 5 тысяч рублей за пропуск одной машины с ГСМ. Тогда он полагал, что рейсы будут ежедневные, и эта сумма для него была приемлема. Тимшин ответил, что его такая сумма устраивает. Они обменялись номерами мобильных телефонов.
В начале апреля 2005 года, дату не помнит, он сопровождал перевозку печного топлива на автомашине «Камаз». Не доезжая поста ГИБДД от д. Кошкино созвонился с Тимшиным А.А. по поводу проезда через пост, так как не было документа на провоз ГСМ по Кировской области. Тимшин ответил, что перезвонит, действительно, перезвонил, сказав, что он может проезжать. Хотя на посту его остановили, но сразу же документы вернули, не предъявив никаких претензий, поскольку он (Камалетдинов Р.Р.) сказал сотруднику ДПС, что он от Тимшина А.А. Топливо сбыл своему покупателю Кормщикову. За эту поездку он заработал 7 тысяч рублей, из которых Тимшину полагалось заплатить 5 тысяч рублей. Второй раз в конце апреля 2005 года точно также повез ГСМ, в г. Киров, не доезжая поста, позвонил Тимшину А.А., попросил пропустить через пост беспрепятственно, тот перезвонил на пост ГИБДД, и его машину с ГСМ пропустили, он поставил топливо Кормщикову. Его не устраивало то, что он Тимшину должен был уже 10 тысяч рублей, он понимал, что это взятка, боялся уголовной ответственности, потому обратился в УФСБ г. Вятские Поляны. Рассказал о требованиях Тимшина А.А. Там ему предложили записать разговоры о взятках. Он купил диктофон «Олимпус». При очередной встрече записал разговор с Тимшиным, который не соглашался на уменьшение взяток. Тимшин пообещал лишь помочь найти покупателей топлива, чтобы увеличилось количество рейсов, а это значило увеличение выгоды у них обоих. Тимшин нашел покупателя Шангина, но он ему не поставил ни одной машины топлива, о чем знал Тимшин. Все четыре машины с топливом он поставил своему клиенту – Кормщикову. Поэтому он должен был 20 тысяч рублей Тимшину за пропуск через пост ГИБДД четырех машин с топливом, доставленных Кормщикову, а не за посреднические услуги Тимшина с Шангиным, как утверждает это Тимшин, этих услуг фактически не было. 14 мая 2005 года он сопровождал а/м МАЗ с печным топливом. Как обычно позвонил по мобильному телефону Тимшину, попросил на посту ГИБДД пропустить. Тот перезвонил на пост сотруднику ДПС, при проверке документов он сказал, что он от Тимшина. Его пропустили. 20 мая 2005г. Тимшин позвонил ему, потребовал, чтоб он немедленно прибыл к нему, иначе все отключит. Он понял, что тот требует деньги. Он пообещал их привезти. Он занял 20 тысяч рублей, которые отдавать не хотелось, 24.05.2005г. приехал в УФСБ и написал заявление в отношении незаконных действий Тимшина. Ему здесь выдали барсетку с камерой. Переписали купюры денег достоинством по одной тысяче рублей, всего 20 тыс. рублей. Ему разъяснили, чтобы не было подстрекательства, провокации взятки. Он позвонил Тимшину, назначил встречу на посту ГИБДД Малмыжского РОВД. В тот же день приехал Тимшин на своей автомашине ВАЗ-2112. около 14 часов. Он сел в салон его машины, Тимшин сам спросил, «что у тебя», он ответил, что «деньги привез», передал 19 тысяч рублей Тимшину. Одна купюра застряла в барсетке. Тимшин принял их без каких-либо вопросов, т.к. оба понимали, что деньги за беспрепятственный проезд через пост ГИБДД четырех машин с печным топливом. Тимшин деньги положил в бардачок, после чего Тимшин пошел за пивом, был задержан сотрудниками УФСБ. Деньги Тимшин выдал добровольно. Были оставлены акты. «Барсетка» была у него вновь изъята.

Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля Кормщикова следует, что он в марте 2005 года договорился с Рашидом Камалетдиновым о поставке из Татарстана печного топлива. Печное топливо доставлялось Камалетдиноым к повороту на г. Кирово-Чепецк. Здесь его перекачивали в другие автомашины и увозили дальше. С апреля по май 2005г. Камалетдинов поставил четыре 16-тонных машины с печным топливом. За посредничество он получил 1 тысячу с одной машины печного топлива. Топливо доставлялось по очень низкой цене (т.1л.д.86-87).
Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля Юферева, Шангина видно, что подсудимый Тимшин искал каналы сбыта печного топлива, но фактически никаких сделок ни в апреле, ни в мае 2005г. совершено не было, так как топливо не поступило (т.1 л.д.80-82,83-82).
Показаниями свидетеля Рябова И.В. – инспектора ДПС ОГБДД Малмыжского РОВД подтверждается то, что были случаи, когда Тимшин давал указание пропустить автомашины с ломом цветных металлов через пост ОГИБДД без проверки груза, по словам Тимшина, груз уже был проверен. 14 мая 2005 года от инспектора Сметанина ему было известно, что Тимшин дал указание не придираться к документам на печное топливо, которое должно перевозиться из республики Татарстан в сторону г. Кирова.
Гущеваров – инспектор ДПС суду подтвердил, что, действительно, Тимшин давал указание Сметанину о том, чтобы без проблем пропустили бензовоз из Татарстана с печным топливом 14 мая 2005 года.
Судя по показаниям свидетеля Сметанина – инспектора ДПС, Тимшин 14 мая 2005г. приезжал на пост ОГИБДД и дал ему (Сметанину) указание не задерживать надолго машину из Татарстана с печным топливом, едущую в сторону г. Кирова.
Свидетель Гончаров суду подтвердил, что 14.05.2005 года был свидетелем того, как инспекторы ДПС задержали водителя бензовоза из-за того, что у того не в порядке были документы на ГСМ, но после отпустили. Был это «Камаз», «МАЗ», точно не помнит, мог проследовать и МАЗ.
Свидетель Галиахметов суду пояснил, что в 2002 году он занимался хищением нефти из магистрального нефтепровода, за что в последствии был судим. Тимшин, называя себя хозяином, требовал, чтобы ему платили деньги. Но он платить Тимшину отказался.
Свидетель Азьманов суду пояснил, что 14 мая 2005 года разбирался по поводу проезда автомашины Камаз с печным топливом, но после отпустил этого водителя, сняв копии с документов.
Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля Мубаракшина следует, что 14 мая 2005 года задерживался на посту ОГИБДД «Камаз», после проверки документов его водителя пропустили (т.1 л.д.172-174).
Аналогичны показания свидетеля Сопина М.В., оглашенные с согласия сторон (т.1 л.д.185-187).
Показаниями свидетеля Пономарева Н.В. – старшего уполномоченного УФСБ подтверждается то, что в марте 2005 года с устным заявлением к ним обратился гр-ин Камалетдинов, который сообщил, что он занимается сопровождением нефтепродуктов из республики Татарстан в Кировскую область и что у него бывают проблемы на посту ОГИБДД Малмыжского РОВД из-за того, что есть ограничения между субъектоми РФ в части нефтепродуктов. Зам. начальника Малмыжского РОВД требует взятку за беспрепяственный проезд через указанный пост. однако, он не мог сказать, когда это произойдет. Камалетдинов, как частное лицо, записал разговоры с Тимшиным по взятке на диктофон «Олимпус» для этого не требуется никаких разрешеий. Он принес записи на прослушивание в УФСБ, из них видно, что за каждый рейс через пост, Камалетдинов должен платить Тимшину 5 тысяч рублей. 27.04.2005 года было получено разрешение облсуда на прослушивание телефонных разговоров Тимшина. Из записи этих разговоров следовало, что Тимшин дает понять Камалетдинову, что он может поставить «заглушку» на посту, а может и пропустить машины. А незадолго до 24 мая 2005 года Тимшин потребовал от Камалетдинова приехать немедленно, иначе он «все отключит». Речь шла явно о том, чтоб Камалетдинов вез деньги. Они понимали, что Тимшина могут оговорить как руководителя оперативной службы, потому проверяли все тщательно и осторожно. Однако, все свидетельствовало о том, что его интересы шли в разрез с интересами службы. Сведения о готовящемся Тимшиным преступлении поступили и из других источников, не только от Камалетдинова. 24 мая 2005 года Камалетдинов вновь обратился в УФСБ, сказав, что у него деньги есть, но отдавать Тимшину 20000 рублей за 4 рейса ему не хочется. Камалетдинов написал заявление в отношении Тимшина. Оно было зарегистрировано. Вынесено постановление о проведении оперативного эксперимента, утверждено начальником УФСБ, который был в то время в г. В.Поляны. Камалетдинову была передана «Барсетка» - техническое средство для производства аудио, видеозаписи передачи денег. Камалетдинов знал об ответственности за дачу взятки, за провокацию взятки, ему было разъяснено, как следует вести себя. Были переписаны купюры денег, которые принес Камалетдинов, отксерокопированы, составлены акты, подписанные двумя гражданами. Деньги возвращены Камалетдинову. Приехав на пост ГИБДД Малмыжского РОВД, установили наблюдение. Тимшин подъехал на машине. Передача взятки состоялась в салоне автомашины Тимшина. Ему было предложено добровольно выдать деньги, что он и сделал. Купюры совпали, составлены акты о добровольной выдаче денег Тимшиным, об изъятии барсетки у Камалетдинова. Вынесено было постановление о передаче результатов ОРД следователю. Результаты ОРД переданы в соответствии с Законом «Об ОРД» и ведомственной инструкцией. Никаких нарушений не допущено. Оба упомянутых постановления в копии представлены гособвинителю в ходе судебного разбирательства. Постановление о разрешении на прослушивание телефона – секретно. Вопрос о рассекречивании документов решает лишь начальник управления, это его право, а не обязанность.
Свидетель Хакимзянов суду пояснил то, что его пригласили поприсутствовать при передаче денег Камалетдиновым зам. начальнику Малмыжского РОВД Тимшину. Происходило все на посту ГИБДД г. Малмыжа. Составлялись документы, они расписывались в них. Деньги были пересчитаны и переписаны как в УФСБ, так и после выдачи их Тимшиным. В его машине они лежали либо в бардачке, либо над ним. Тимшин сидел тут же в машине, никаких претензий ни к кому не предъявлял, ничего не отрицал.
Показаниями свидетеля Мохова в суде подтверждается, что он присутствовал при производстве оперативного эксперимента. Камалетдинову выдали согласно акта «Барсетку» в УФСБ, переписали денежные купюры на сумму 20 тысяч рублей, вновь составили акт, вручили деньги Камалетдинову. Им объяснили, что деньги будут передаваться должностному лицу в Малмыджском районе. Одна машина УФСБ уехала вперед. Они поехали к посту ДПС Малмыжского РОВД вместе с Пономаревым. Остановились, не доезжая поста. Пономареву сообщили, что передача денег состоялась. Они подъехали в машине Тимшина. Тимшин стоял у машины. Его сотрудники УФСБ спросили, что, есть ли у него деньги, не желает ли он их добровольно выдать. Он ответил, что желает выдать деньги, они в бардачке. Сотрудник КФСБ приоткрыл крышку бардачка и спросил Тимшина, его ли это, тот ответил, что деньги его. Деньги тут же пересчитали, сверили номера купюр, они совпали. Снова был составлен акт. Все расписались, в том числе и Тимшин, в документах записано всё правильно.
Протокол выемки от 25 мая 2005г. свидетельствует о том, что у гр-на Камалетдинова был изъят цифровой диктофон «Олимпус» VH-240.
Протоколом осмотра предметов на л.д.204-205 т. 1 подтверждено, что изъятые у Тимшина денежные средства в сумме 19000 рублей представляют собой денежные купюры Банка РФ достоинством по 1000 рублей.
Они признаны вещественными доказательствами согласно постановлению на л.д.206 т. 1 сданы в банк г. Кирова (т.3 л.д.196).
Из прокола осмотра и прослушивания фонограммы аудиозаписи разговора Тимшина А.А. и Камалетдинова от 30 мая 2005 года, хранящейся в цифровом диктофоне «Олимпус» VH-240 следует, что Тимшин Камалетдинову говорит, что он сделает такую установку, что ни одна машина с таким грузом не пройдет, конфликтов не будет, он – Тимшин ни перед кем не обязан, он может всё что угодно сделать, его можно обмануть лишь один раз, Тимшин предлагает Камалетдинову назвать свою цену. Камалетдинов в свою очередь спрашивает, что если в Киров везти через него, Тимшина, то это сколько будет. Камалетдинов называет, что при небольших количествах нефтепродуктов, он может давать Тимшину 2-3 тысячи. Тимшин не соглашается, тогда тот называет 5 тысяч за одну машину грузоподъемностью 16 тонн. Тимшин отвечает, что это его устраивает. Ведут так же речь о том, что если груз по документам провозится, то выгода для них – копейки, а если без документов, то нормальная выгода остается (т.1 л.д.224-227).
Протокол прослушивания фонограммы аудиозаписи телефонных переговоров (кассета № 1053) от 14 мая 2005 года в 22 часа 35 мин. между Тимшиным и Камалетдиновым подтверждает то, что Камалетдинов говорит Тимшину о том, что он загрузился, перед тем, как проезжать пост, он позвонит, чтобы его нормально пропустили, напоминает о плате за это Тимшину в сумме 5 тысяч рублей. Тимшин соглашается. На вопрос Камалетдинова будут ли у него проблемы, Тимшин отвечает, что на пост позвонит. После того, как Камалетдинов проехал пост, он сообщает Тимшину, что, хотя у него документы были «липовые», но он пост проехал, предупредив инспекторов ДПС, что он – от Тимшина. Из разговора от 20 мая 2005 года следует, что Тимшин требует от Камалетдинова приезда, грозит, что иначе «всё отключит». Камалетдинов обещает привезти деньги.
Из фонограммы аудиозаписи разговора тех же лиц от 24.05.2005 года (кассета № 7/40 в рамках оперативного эксперимента) следует, что Тимшин начинает разговор так: «рассказывай» «у тебя что?» Камалетдинов отвечает «деньги привез». Тимшин хвалит Камалетдинова: «конкретный человек, дело сказал, сделал». Камалетдинов добавляет «ты сказал 5 тысяч, я буду за каждый рейс платить». Тимшин говорит, что будет через пост другие Камазы с нефтепродуктами проводить (л.д.186-194 т.3).
В судебном заседании прослушаны записи на аудиокассете № 7/40, на аудиокассете в диктофоне «Олимпус», сверены с текстами в протоколе на л.д.186-194 т. 3, т. 1 л.д.221-227, расхождений нет за исключением одного предложения «Делиться надо» произнес не Тимшин, а Камалетдинов.
Тимшин не стал оспаривать того, что на аудиозаписях голоса его и Камалетдинова.
Судом просмотрена видеокассета ФНС, полученная в рамках оперативного эксперимента, видеозапись подтверждает то, что на посту ОГИБДД в автомашине на водительском сиденье находится Тимшин, на пассажирское сиденье сел Камалетдинов. На коленях у Камалетдинова «Барсетка». Правой рукой он держит её. Камалетдинов левую руку протягивает в сторону Тимшина. В полусогнутой ладони Камалетдинова виден предмет.
Камалетдинов пояснил суду, что это как раз свернутые пополам деньги в сумме 19 тысяч рублей, что одна купюра застряла в «барсетке».
Видно, как полунаклонившись, Тимшин тянется к бардачку автомашины. Камалетдинов суду уточнил, что Тимшин затем кладет деньги в бардачок. Видно, что он выходит из машины, покидает машину и Камалетдинов. После чего Тимшина задерживают.
С учетом показаний свидетелей Камалетдинова, Пономарева, Мохова, Хакимзянова, фонограмм на кассете № 7/40, акта о добровольной выдаче имущества, суд находит доказанным, что на видеокассете, просмотренной в судебном заседании, запечатлен момент передачи денег 19 тыс. руб. Тимшину Камалетдиновым 24 мая 2005 года. этот факт бесспорен, не вызывает сомнений у суда.
Согласно постановлению на л.д.196 аудиокассета № 7/40, аудиокассета из диктофона «Олимпус», сам диктофон, видеокассета ФНС, прослушанные и просмотренные в суде на стадии предварительного расследования, были осмотрены, признаны вещественными доказательствами, приобщены к уголовному делу о соблюдении требований норм УПК РФ, у суда нет оснований исключать их из числа доказательств, как того требует сторона защиты. Суд проверил их происхождение, искажения, подмены не установлено. Те недостатки при описании характеристики технических средств, на которые указывает защита, суд признал не существенными, ни в УПК РФ, ни в ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» нет точного требования к описанию параметров технических средств.
Из исследованных постановлений, приобщенных по ходатайству гособвинителя, следует, что одно постановление от 24.05.2005 года вынесено о проведении оперативного эксперимента, другое – от 07.06.2005 года о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности в прокуратуру (т.7 л.д.176-177,т. 8 л.д.146).

Проанализировав доказательства с позиции относимости, допустимости, достоверности, достаточности, сопоставив их между собой, суд пришел к убеждению, что подсудимый Тимшин виновен в том, что он, являясь должностным лицом, с использованием своего положения совершил покушение на получение лично взятки от гр-на Камалетдинова в виде денег в размере 19000 рублей за совершение в пользу взяткодателя незаконных действий вопреки интересам службы, т.е. преступление, предусмотренное ст. 30 ч. 3, 290 ч. 2 УК РФ. Преступление не доведено до конца по независящим от него обстоятельствам. При этом суд исходил из следующего.

Имеющимися в деле копиями приказов подтверждено, что Тимшин на момент совершения преступления был не только начальником криминальной милиции, но и первым заместителем начальника ОВД Малмыжского района. Он осуществлял функции представителя власти.
В должностные обязанности Тимшина входило, в том числе выявление, пресечение административных правонарушений (ст. 2,10 ФЗ РФ «О милиции»).
Как первый заместитель начальника РОВД Тимшин вправе был давать указания, основанные на законе, подчиненным ему сотрудникам милиции, в том числе инспекторам ДПС.
А те, в свою очередь, обязаны были их исполнять.
Суд находит доказанным, что в рассматриваемом случае, Тимшин вопреки интересам службы давал указания инспекторам ДПС пропускать машины Камалетдинова с печным топливом независимо от наличия, отсутствия всех необходимых документов на груз. Об этом свидетельствуют показания Камалетдтнова, допрошенных инспекторов ДПС, фонограммы телефонных переговоров Тимшина и Камалетдинова, которые прослушивались.
Перевозка груза без надлежащих документов является административным правонарушением согласно ст. 12.3 ч. 2 КоАП РФ.
Тимшин, давая указания о беспрепятственном провозе печного топлива через пост ГИБДД, действовал вопреки интересам службы, в этом незаконность его действий. Тимшин совершил их именно с использованием своего служебного положения – первого заместителя начальника РОВД, заведомо зная, что указания будут выполнены, как они выполнялись и по провозу через пост лома цветных металлов, о чем дали показания допрошенные инспекторы ДПС. Именно за беспрепятственный проезд через пост ГИБДД с грузом независимо от состояния документов на него Тимшин рассчитывал на получение взятки. Предметом взятки были деньги.
Действовал Тимшин из корыстных побуждений, умышленно, но был задержан с поличным – предметом взятки.
Суд отвергает утверждение Тимшина, стороны защиты, что фигурирующие в уголовном деле 20 тысяч рублей – это не взятка, а оплата посреднических услуг Тимшина, который подыскивал для Камалетдинова покупателей топлива.
Камалетдинов показал суду и Кормщиков подтвердил, что первый вывез Кормщикову 4 машины по 16 тонн топлива в апреле-мае 2005 года.
Тимшин не был посредником между Камалетдиновым и Кормщиковым, следовательно, не идет речь об оплате посреднических услуг.
Тимшин посредником выступал между Камалетдиновым с одной стороны и Шангиным и Юферевым с другой.
Как показали Шангин и Юферев, к ним ни одной машины с топливом от Камалетдинова не поступало ни в апреле, ни в мае 2005 года, а об этом Тимшин знал. Следовательно, посредническая услуга так и не состоялась, об оплате услуг не идет речь.
Утверждение Камалетдинова, что вручаемые Тимшину деньги, это не что иное, как взятка за беспрепятственный проезд автомашин через пост ГОИБДД с печным топливом, независимо от состояния документов на него – убедительно, нашло подтверждение в суде.
Суд вынужден отвергнуть несостоятельную позицию подсудимого Тимшина, стороны защиты о том, что имело место подстрекательство со стороны Камалетдинова в отношении Тимшина к получению взятки.
При этом следует исходить из того, что Тимшин имеет высшее юридическое образование, возглавлял оперативную службу, имеет не малый стаж работы и опыт, а, судя по характеристикам, отличался грамотностью, следовательно, он контролировал, осознавал складывающуюся обстановку до совершения преступления.
При отсутствии умысла на получение взятки, Тимшин при его служебном положении – начальника криминальной милиции имел реальную возможность решительно пресечь любые противоправные действия Камалетдинова в любой момент, он этого не сделал, так как имел умысел на получение взятки.
В судебном заседании, материалами уголовного дела подтверждено то, что Тимшин после первой встречи с Камалетдиновым начал подготовительные действия ко взяточничеству, а именно: обменялся мобильными телефонами с Камалетдиновым, систематически встречается с ним, ведет телефонные разговоры. Судя по фонограммам, убеждает Камалетдинова в том, что он хозяин положения, может пропустить, а может не пропустить груз через пост ГИБДД, предлагает назвать плату за это. Тот называет 5 тысяч рублей. Тимшин соглашается. Когда Камалетдинов пытается снизить плату до 2-х тысяч, Тимшин заявляет, что за такую сумму он его в свою машину посидеть не пустит. Именно Тимшин проявляет недовольство, когда Камалетдинов не появляется, не выходит на связь, не везет деньги.
Разговоры Тимшина о покупателях топлива Шангина и Юферева Камалетдинов объясняет тем, что Тимшину выгодно было увеличить количество рейсов с топливом через пост ГИБДД, от того сумма взятки должна быть увеличится. Суд находит такую позицию Камалетдинова логичной.
В суде не нашло подтверждения то, что Камалетдинов проявлял какие-то активные действия с целью возбудить волю, желание в Тимшине на взяточничество, не был с его стороны ни угроз, ни шантажа, ни создания искусственных условий, при которых у Тимшина было безвыходное положение. Передача взятки состоялась именно с согласия Тимшина, следовательно, подстрекательства не было.
Суд на находит и провокации взятки при производстве непосредственно оперативного эксперимента, потому что, судя по доказательствам, представленным суду в период проведения мероприятия, также не было ни уговоров, ни угроз Тимшину либо иных форм склонения Тимшина к получению взятки, не создавалось и обстановки, в силу которой Тимшин вынужден был бы принять деньги во время эксперимента.
Между тем, действия по созданию условий, в которых проявляется умысел, то есть уже существующее желание и воля получить взятку, как в случае с Тимшиным, при ОЭ не являются противозаконными.
Позицию подсудимого, защиты в части того, что Тимшин при проведении оперативного эксперимента не требовал деньги у Камалетдтинова, значит он и не виновен, суд признал не состоятельной.
Суд, с учетом показаний свидетеля Камалетдитнова, содержания фонограмм, считает: Тимшин заведомо знал из складывающейся предшествующей обстановки, что Камалетдинов привезет деньги за проезд машин с топливом через пост ГИБДД, поэтому без каких-либо вступлений, Тимшин сразу спрашивает Камалетдинова: «У тебя что?» тот отвечает: «Деньги привез». Далее со стороны Тимшина не последовало никаких вопросов о том, за что деньги, сколько, никаких возражений, а напротив – одобрение, что Камалетдинов «человек дела». Тимшин, как должностное лицо правоохранительного органа, не пресек действий Камалетдинова и на этот раз. Все это указывает на умысел подсудимого на получение взятки.
Материалами дела и исследованными в суде доказательствами опровергается довод подсудимого, защиты, что Камалетдинов мог подкинуть деньги в «бардачок», когда Тимшин вышел из машины. Судя по видеосъемке, деньги в бардачок положил именно Тимшин, а, судя по показаниям Мохова, Хакимзянова, Тимшин никаких заявлений не делал, претензий не предъявлял, нет отметок об этом в акте добровольной выдачи имущества о том, что деньги ему подкинули. Более того, Тимшин занимал и такую позицию, что видел деньги в машине, но считал, что это оплата за посреднические его услуги.
Суд при вынесении приговора, оценивая доказательства с позиции допустимости, проверяя постановления следователя с позиции соответствия требованиям УПК РФ, принял следующие решения.
Постановление о возбуждении уголовного дела по ст. 290 ч. 4 УК РФ соответствуют требованиям ст. 146 УПК РФ вопреки заявлению защиты о незаконности его. Вымогательство взятки было указано в материалах, представленных на возбуждение дела. В последствии оно не подтвердилось в ходе расследования, потому и не вменялось в вину Тимшину.
Копия постановления Тимшину направлялась, о чем указано в постановлении следователем. На данном постановлении подписи Тимшина не требовалось.
Нет оснований для признания незаконным постановлений о прекращении материалов дела в отношении Камалетдинова, хотя защита на этом настаивает, считая, что уголовное дело в отношении его не возбуждалось.
Имело место одно событие, передача и получение взятки. Закон не требует, чтобы по одному событию преступления против каждого его участника возбуждалось отдельное уголовное дело. Данное постановление обоснованно, соответствует требованиям постановления Пленума ВС РФ от 10.01.2000 года «О судебной практике о взяточничестве и коммерческом подкупе».
Оснований для признания незаконными действий Камалетдинова в части разговоров с Тимшиным на диктофон, у суда не имеется. Камалетдинов действовал как частное лицо, не вторгаясь в частную жизнь Тимшина. Запись касалась незаконной деятельности его. Камалетдинов действовал в защиту своих интересов от посягательств. На него не распространяются требования ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности».
Диктофон с аудиозаписью у него изъят как любой другой предмет, носящий информацию о преступлении. Оснований считать это действие следователя по выемке диктофона незаконным – не имеется. Требования норм УПК РФ соблюдены при выемке диктофона.
Постановление облсуда от 24.04.2005 года о прослушивании телефонных переговоров Тимшина, вступившее в законную силу, районный суд не вправе ни оценивать, ни ревизировать.
Это постановление секретно, оно выдается лишь инициатору ОРМ, но не проверяемому лицу. (определение Конституционного суда от 14.07.1998 года).
Суд не исключает иной документ из числа доказательств – заявление Камалетдинова в УФСБ от 24.05.2005 года вопреки позиции защиты. Заявитель не юрист, от него нельзя требовать, чтобы заявление полностью соответствовало содержанию ст. 290 УК РФ. Он сообщил о незаконной деятельности Тимшина.
Его заявление в совокупности с данными прослушивания телефона Тимшина, записей на диктофон разговоров с Тимшиным послужили основанием для оперативного эксперимента.
А согласно ст. 7 ч. 2 п. 1 Закона РФ «Об ОРД» для проведения оперативно-розыскных мероприятий основанием являются ставшие известными органам, осуществляющим ОРД, сведения о признании подготавливаемого противоправного деяния, о лицах, подготавливающих его. Закон не конкретизирует объем этих сведений, форму фиксации сведений.
Судя по постановлению о проведении оперативного эксперимента, имелись в сведениях основания считать, что подготавливаемое Тимшиным деяние – тяжкое преступление.
Суд отвергает утверждения защиты, что предоставленное суду постановление о проведении оперативного эксперимента № 560 от 24.05.2005г. сфальсифицировано, составлено позднее для предъявления в суд.
Это постановление уже упоминается в рапорте Пономарева от 24.05.2005г., в справке-меморандуме от 07.06.2005г., которые были переданы следователю прокуратуры.
Аналогичная ситуация с постановлением о передаче результатов ОРД следователю от 07.06.2005 года.
Оба документа соответствуют ст. 13-15 Инструкции «О порядке предоставления результатов ОРД органу дознания, следовательно, прокурору, в суд», зарегистрированной в Министерстве юстиции РФ 03.09.1998г. № 1603. исключению не подлежат.
Согласно ст. 6 п. 14 ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» с участием граждан, с согласия последних на основе гласности (заключения контракта не требовалось) сотрудники УФСБ в пределах своих полномочий провели оперативный эксперимент на основании той же упомянутой ст. 6, законно применена видеозапись, аудиозапись техническим средством «барсетка», произведена видеозапись «наблюдения».
Ст. 1 той же Инструкции позволяет результаты ОРД фиксировать в рапортах, актах.
Каких-либо требований к данным документам не установлено.
В рассматриваемом случае акты о выдаче денег, техсредств, о добровольной выдаче имущества, об изъятии, осмотре техсредства, судя по показаниям свидетелей Мохова, Хакимзянова, Пономарева достоверны, они подписаны участниками мероприятия без каких-либо замечаний (л.д.51,54-55,59-60 т.1). оснований исключить их как иные документы из числа доказательств не имеется.
Та же упоминавшаяся инструкция допускает оформление результатов ОРМ в виде рапорта, что и сделал Пономарев (л.д.50 т.1).
Вопреки утверждениям защиты, закон, подзаконные акты не требуют, чтобы к рапорту были в обязательном порядке приложения.
Оснований для исключения рапорта из числа доказательств как иного документа – нет.
Согласно ст. 140,143 УПК РФ поводом и основанием для возбуждения уголовного дела является как заявление, так и сообщение о готовящемся, совершенном преступлении, полученное из иных источников.
Фагот

Про ментов вердикт (продолжение № 3)

Инструкция допускает ст. 18 передавать материалы следователю в виде справки-меморандума, поэтому она (л.д.72-73 т. 1) не может быть исключена из числа доказательств.
Сопроводительные письма предусмотрены ст. 10 Инструкции о передаче результатов ОРД.
Ст. 17 той же Инструкции «в порядке предоставления результатов ОРД следователю» гласит о том, что постановление о передаче результатов ОРД следователю составляется в одном экземпляре и приобщается к материалам дела, поэтому заявление стороны защиты о том, что поскольку его нет в уголовном деле, значит, суд не может его признать действительным, несостоятельно. Суд вправе, проверяя «чистоту» оперативно-розыскных мероприятий, достоверность доказательств, исследовать дополнительные доказательства, подтверждающие чистоту, достоверность либо опровергающие это.
Вопреки утверждению защиты результаты ОРД введены в уголовное дело в соответствии с требованиями ст. 89 УПК РФ, они проверены, оформлены в виде показаний свидетелей, вещественных доказательств, иных документов согласно ст. 74 УПК РФ, судом они также проверены, оценены, как того требует ст. 87,88 УПК РФ, признаны достоверными, допустимыми, не подлежащими исключению.
Суд отверг позицию защиты о признании незаконным постановления о признании вещественными доказательствами и о приобщении их к делу (л.д.196 т.3), так как эти документы составлены в соответствии с нормами УПК РФ.
Суд, анализируя показания свидетелей Камалетдинова, Пономарева, сопоставив их с другими доказательствами, находит их последовательными, согласующимися с другими доказательствами, достоверными, добытыми с соблюдением норм УПК РФ, а потому не исключил их из числа доказательств, как того требовала защита.
Такая же позиция суда относительно показаний свидетелей Мохова и Хакимзянова.

Подсудимый Тимшин А.А. органами предварительного расследования обвиняется в том, что совершил злоупотребление должностными полномочиями, т.е. использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, совершенное из личной заинтересованности, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства.
Как указано в обвинительном заключении, преступление совершено при следующих обстоятельствах:
Тимшин А.А. приказом и.о. начальника УВД Кировской области № 198 л/с от 31 июля 2003г. назначен на должность заместителя начальника отдела – начальника криминальной милиции ОВД Малмыжского района с 24 июля 2003 года. Приказом начальника УВД Кировской области № 220 л/с от 23 октября 2004 года Тимшин А.А. был принят на государственную должность первого заместителя начальника отдела – начальника криминальной милиции ОВД Малмыжского района Кировской области с 01 октября 2004 года, то есть являлся должностным лицом – представителем власти, имел специальное офицерское звание – майора.
В соответствии со ст. 2,8,9 Закона РФ «О милиции» основными задачами милиции, в том числе криминальной и общественной безопасности, являются: выявление и раскрытие преступлений. Тимшин А.А. согласно функциональным обязанностям обязан был изучать и анализировать состояние преступности, на основе анализа разрабатывать практические меры, способствующие раскрытию и предупреждению преступлений, организовывать и координировать участие и раскрытие преступлений других служб ОВД, изучать и анализировать оперативно-служебную деятельность подразделений ОУР, ОБЭП, НП. Он являлся одним из руководителей органа дознания, пользуясь при этом процессуальными правами, предусмотренными уголовно-процессуальным законодательством, в процессе исполнения которых принимал решения о передаче материалов по подследственности, об отказе в возбуждении уголовного дела; контролирует производство дознания по делам, отнесенным к компетенции криминальной милиции, контролировал работу и принимал решения по жалобам, заявлениям и иным материалам, находящимся в производстве оперуполномоченных уголовного розыска. Как указано в обвинительном заключении, Тимшин А.А., являясь должностным лицом, представителем власти, умышленно, злоупотребляя своими должностными полномочиями, вопреки интересам службы, действуя из личной заинтересованности, обусловленной нежеланием должным образом организовать работу по раскрытию преступлений, совершенных в условиях неочевидности, желая повысить статистические показатели раскрываемости в течение 2003-2004 годов, систематически не регистрировал как преступления - хищения с квалифицирующими признаками, мер к их раскрытию не принимал. Он ориентировал подчиненных ему сотрудников на принятие незаконных решений об отказе в возбуждении уголовных дел по фактам совершения при квалифицирующих обстоятельствах хищений на сумму менее 1 минимального размера оплаты труда и сам незаконно утверждал их.

1. Так, 14 декабря 2003 года в ОВД Малмыжского района с заявлением о хищении имущества на сумму 561 рубль с незаконным проникновением в помещение обратилась гражданка Назарова Л.Н. По данному заявлению участковый уполномоченный Шихов С.А. провел в порядке ст. 144 УПК РФ проверку, по результатам которой 17.12.2003г. вынес незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, со ссылкой на малозначительность причиненного ущерба – менее 1 минимального размера оплаты труда и представил его на утверждение Тимшину А.А. Последний изучил материал проверки и, несмотря на то, что в действиях лица, совершившего хищение из сарая, содержались признаки состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, то есть кражи, совершенной с незаконным проникновением в помещение, а ссылка на малозначительность причиненного ущерба является необоснованной, сознавая, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела принято незаконно, 17.12.2003г. в помещении ОВД Малмыжского района, расположенного по адресу гор. Малмыж Кировской области, ул. Свободы, д. № 21, утвердил его, подписав данное постановление. 19.10.2004г. заместителем прокурора Малмыжского района Кировской области Беляковым А.Ю. вынесено постановление об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и о возбуждении уголовного дела по факту кражи имущества Назаровой Л.Н. № 23133 по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Несмотря на предпринимаемые органами предварительного следствия меры по раскрытию преступления, из-за несвоевременного возбуждения уголовного дела, преступник не установлен. 19.12.2004г. предварительное следствие по данному делу приостановлено на основании ст. 208 ч. 1 п. 1 УПК РФ.

2. 01 января 2004г. в ОВД Малмыжского района с заявлением о хищении имущества на сумму 486 рублей, связанного с незаконным проникновением в помещение, обратилась Воробьева В.Г. По данному заявлению оперуполномоченный уголовного розыска Мухамедзянов А.Р. провел в порядке ст. 144 УПК РФ проверку, по результатам которой 09 января 2004г. вынес незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 2 ст. 24 УПК РФ со ссылкой на отсутствие события преступления за малозначительностью причиненного ущерба – менее 1 минимального размера оплаты труда и представил его на утверждение Тимшину А.А. Последний изучил материал проверки и, несмотря на то, что в действиях лица, совершившего хищение из бани, содержались признаки состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, то есть кражи, совершенной с незаконным проникновением в помещение, а ссылка на малозначительность причиненного ущерба в данном случае является необоснованной, сознавая, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела принято незаконно, 09 января 2004г. в помещении РОВД утвердил, подписав его. 25 октября 2004 года заместителем прокурора Кировской области было вынесено постановление об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и о возбуждении уголовного дела № 23149 по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Несмотря на предпринимаемые органами предварительного следствия меры по раскрытию преступления, в том числе и в связи с несвоевременностью возбуждения уголовного дела, предварительное следствие по данному делу дважды приостанавливалось.

3. 14 января 2004 года в Малмыжский ОВД Кировской области с заявлением о хищении имущества на сумму 500 рублей, связанного с незаконным проникновением в помещение, обратилась Новоселова А.И., По данному заявлению участковый уполномоченный Шорохов А.Л. провел в порядке ст. 144 УПК РФ проверку, по результатам которой 23 января 2004 года вынес незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, со ссылкой на малозначительность причиненного ущерба – менее 1 минимального размера оплаты труда и представил его на утверждение Тимшину А.А. Последний, руководствуясь указанной выше личной заинтересованностью, изучил материал проверки и, несмотря на то, что в действиях лица, совершившего хищение из сарая, содержались признаки состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, то есть кражи, совершенной с незаконным проникновением в помещение, а ссылка на малозначительность причиненного ущерба является необоснованной, сознавая, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела принято незаконно, 23 января 2004 года в помещении РОВД утвердил, подписав его. 25 октября 2004 года заместителем прокурора Кировской области вынесено было постановлением об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и о возбуждении уголовного дела № 23147 по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ. В связи с несвоевременностью возбуждения дела преступление осталось нераскрытым, уголовное дело приостановлено по п. 1 ч. 1 ст. 208 УК РФ.

4. 10 февраля 2004 года в Малмыжский ОВД Кировской области с заявлением о хищении имущества с территории предприятия обратился директор ОАО «Малмыжский РМЗ» Балаш А.П. По данному заявлению участковый уполномоченный Шорохов А.Н. провел в порядке ст. 144 УПК РФ проверку, по результатам которой 18.02.2004г. вынес незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ со ссылкой на малозначительность причиненного ущерба – менее 1 минимального размера оплаты труда и представил его на утверждение Тимшину А.А. Последний, руководствуясь указанной выше личной заинтересованностью, изучил материал проверки и, несмотря на то, что в действиях лица, совершившего хищение с территории предприятия, содержались признаки состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, т.е. кражи, совершенной с незаконным проникновением в помещение (иное хранилище), а ссылка на малозначительность причиненного ущерба в данном случае является необоснованной, сознавая, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела принято незаконно, 18 февраля 2004 года в помещении Малмыжского РОВД утвердил, подписав его. 10 марта 2004 года заместителем прокурора Малмыжского района вынесено постановление об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и о возбуждении уголовного дела № 23029 по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Из-за несвоевременного возбуждения уголовного дела преступление было раскрыто лишь в мае 2004 года, однако было прекращено в связи со смертью подозреваемого согласно п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

5. 01 апреля 2004 года в Малмыжский РОВД с заявлением о хищении имущества на сумму 270 рублей, связанного с незаконным проникновением в жилище, обратилась Ковалева А.Г. По данному заявлению участковый уполномоченный Шихов С.А. провел в порядке ст. 144 УПК РФ проверку, по результатам которой 09 апреля 2004 года вынес незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, со ссылкой на малозначительность причиненного ущерба – менее 1 минимального размера оплаты труда и представил его на утверждение Тимшину А.А. Последний, руководствуясь указанной выше личной заинтересованностью, изучил материал проверки и, несмотря на то, что в действиях лица, совершившего хищение, содержались признаки состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 УК РФ, то есть кражи, совершенной с незаконным проникновением в жилище, а ссылки на малозначительность причиненного ущерба в данном случае являются необоснованными, осознавая, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела принято незаконно, 09 апреля 2004 года в помещении Малмыжского РОВД, утвердил, подписав его. 25.10.2004г. заместителем прокурора Кировской области вынесено постановление об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и о возбуждении уголовного дела № 23152 по ч. 3 ст. 158 УК РФ. Несмотря на предпринимаемые органами предварительного следствия меры по раскрытию преступления, однако из-за несвоевременного возбуждения уголовного дела преступление не было раскрыто, производство по делу приостановлено по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

6. 08 июня 2004 года в Малмыжский РОВД с заявлением о хищении имущества и паспорта гражданина РФ обратился Рассамахин М.В. По данному заявлению участковый уполномоченный Щинов А.Г. провел в порядке ст. 144 УПК РФ проверку, по результатам которой 18 июня 2004 года вынес незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ со ссылкой на малозначительность причиненного ущерба – менее 1 минимального размера оплаты труда, а также на отсутствие умысла у лица, совершившего преступление на хищение паспорта гражданина РФ, представил его на утверждение Тимшину А.А. Последний, руководствуясь личной заинтересованностью, изучил материал проверки и, несмотря на то, что в действиях лица, совершившего хищение паспорта гражданина РФ, содержались признаки состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК РФ, сознавая, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела принято незаконно, 18 июня 2004 года в помещении Малмыжского РОВД утвердил, подписав его. 15 сентября 2004 года заместителем прокурора Малмыжского района вынесено постановление об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и о возбуждении уголовного дела № 23108 по ч. 2 ст. 325 УК РФ. Несмотря на предпринимаемые органами предварительного следствия меры по раскрытию преступления, в том числе и в связи с несвоевременностью возбуждения уголовного дела 15 ноября 2004 года предварительное следствие по данному делу приостановлено по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

Таким образом, по мнению органа предварительного следствия, Тимшин А.А. умышленно, злоупотребляя своими должностными полномочиями вопреки интересам службы, действуя из личной заинтересованности, обусловленной нежеланием должным образом организовать работу по раскрытию преступлений, совершенных в условиях неочевидности, желая снизить количество зарегистрированных преступлений на обслуживаемой территории и повысить тем самым статистические показатели раскрываемости преступлений, утвердил 6 заведомо незаконных постановлений, вынесенных подчиненными ему сотрудниками Малмыжского РОВД, об отказе в возбуждении уголовных дел. Незаконные действия Тимшина А.А. повлекли за собой существенное нарушение предусмотренных ст. 6,42 УПК РФ прав и законных интересов граждан: Воробьевой В.Г., Новоселовой А.И., Ковалевой А.Г., Рассамахина М.С., Назаровой Л.Н., ОАО «Малмыжский РМЗ», выразившееся в непринятии милицией своевременных мер к раскрытию преступлении, повлекшего причинение имущественного вреда потерпевшим. Кроме этого, Тимшин А.А. своими действиями причинил существенный вред интересам общества и государства, выразившийся в подрыве авторитета органов внутренних дел, поскольку непринятие мер к розыску и привлечению к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления, способствует формированию, как у данных лиц, так и у общественности, мнение о безнаказанности за совершение преступлений, беспомощности правоохранительных органов в противодействии проявлениям преступности.
Органами предварительного следствия действия Тимшина А.А. квалифицированы по ст. 285 ч. 1 УК РФ как совершение злоупотребления должностными полномочиями, то есть использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, совершенных из личной заинтересованности, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства.

В обоснование своих доводов сторона обвинения привела следующие доказательства, которые были исследованы судом в судебном заседании:
Показания представителя потерпевшего юридического лица – представителя ОАО «Малмыжский РМЗ» - Балаш А.П., который суду пояснил, что 10 февраля 2004 года из помещения предприятия по адресу ул. Дружбы дом № 5 гор. Малмыжа были похищены три алюминиевых корпуса от водяных насосов. Поскольку они поступили на ремонт, испытания не прошли, их стоимость определили по цене цветного металлолома на сумму 84 рубля 78 коп. Предприятие работает прибыльно, ущерб для предприятия малозначителен.
Аналогичные показания дал свидетель Гайнутдинов Л.И. – бухгалтер ОАО «Малмыжский РМЗ».

Потерпевший Рассамахин суду пояснил, что 08 июня 2004 года в Малмыжской ЦРБ у него была похищена куртка с деньгами и документом – паспортом гражданина РФ. По данному факту он обратился в милицию. По его заявлению была проведена проверка. В возбуждении уголовного дела было отказано. Куртку он оценил в 800 рублей. Денег было 120-130 рублей. Куртку оставил в коридоре поликлиники, т.к. в кабинет в верхней одежде не пускают, а гардероба там нет.

Из оглашенных с согласия сторон показаний потерпевшей Ковалевой А.Г. следует, что 31 марта 2004 года из кладовки ее дома по адресу гор. Малмыж ул. Ленина д. № 50 было похищено имущество на сумму 772 рубля. По ее заявлению была проведена проверка, по результатам которой в возбуждении уголовного дела отказано со ссылкой на малозначительность ущерба. С указанным решением она не согласна, ее права нарушены. У нее утратилось доверие к сотрудникам милиции. (л.д. 12-13).

Показания представителя потерпевшей Трухиной С.В., оглашенные в суде с согласия сторон подтверждают то, что у ее матери Ковалевой из кладовой жилища было похищено имущество, о чем было заявлено в милицию. Сотрудники милиции активных мер по раскрытию преступления не приняли. В возбуждении уголовного дела было отказано. Ущерб не возмещен. Права матери нарушены. (т. 3 л.д. 8-9).

Из оглашенных с согласия сторон показаний потерпевшей Назаровой Л.Н. следует, что в ночь на 14 декабря 2003 года из сарая, расположенного около дома по адресу гор. Малмыж ул. Урицкого д. 1, была совершена кража имущества – ковровых дорожек стоимостью 561 рубль. Она написала заявление в милицию. Дня через 4 дорожки были подкинуты к сараю. В возбуждении уголовного дела было отказано. Копию постановления она получила, но обжаловать не стала. Считает, что сотрудники милиции поступили неправильно, лицо, совершившее преступление, осталось безнаказанным. (т. 3 л.д. 34-36).

Показаниями потерпевшей Новоселовой А.И. подтверждается то, что в период с 10 по 12 января 2004 года из сарая у нее была похищена фляга с ячменем на сумму 500 рублей. Она обратилась в милицию, по ее заявлению проводилась проверка, по результатам которой в возбуждении уголовного дела отказано в связи с малозначительностью причиненного ущерба. Считает, что ее права нарушены тем, что уголовное дело не было своевременно возбуждено, виновные лица не установлены и не наказаны, а это подрывает авторитет сотрудников милиции (л.д. 16-18 т. 3). Показания Новоселовой А.И. оглашены в порядке ст. 281 ч. 1 УПК РФ.

Из оглашенных с согласия сторон показаний потерпевшей Воробьевой В.Г. следует, что 30 декабря 2003 года у нее из предбанника была похищена фляга и котел на сумму 850 рублей. По ее заявлению была проведена проверка, по результатам которой в возбуждении уголовного дела было отказано за малозначительностью ущерба. Виновное лицо не было установлено. Ее права нарушены (т. 3 л.д. 22-24).

Свидетель Шорохов А.Л. в суде пояснил, что он работает в должности участкового уполномоченного в Малмыжском ОВД. У него на разрешении находились материалы по факту краж имущества с ОАО «Малмыжский РМЗ» и у Новоселовой А.И. по результатам проверки им было вынесено решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с малозначительностью причиненного ущерба, поскольку суммы были менее 1 минимального размера оплаты труда. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела утвердил заместитель начальника Малмыжского РОВД – Тимшин А.А.

Свидетель Щинов А.Г. подтвердил, что он работает старшим участковым уполномоченным Малмыжского РОВД. У него на разрешении находился материал проверки по факту кражи имущества и паспорта гражданина РФ у Рассамахина М.В. По данному материалу им было вынесено решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с малозначительностью ущерба, т.е. менее 1 МРОТ. Постановление утвердил подсудимый Тимшин А.А.

Из показаний свидетеля Шихова С.А. в суде следует, что он работает участковым уполномоченным Малмыжского РОВД. У него на разрешении находились материалы проверок по фактам хищений имущества у Ковалевой и Назаровой. По результатам проверки он вынес постановления об отказе в возбуждении уголовных дел в связи с малозначительностью ущерба, который был менее одного минимального размера оплаты труда. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела утвердил подсудимый Тимшин А.А.

Свидетель Мухамедзянов А.Р. суду подтвердил, что он работает в должности оперуполномоченного уголовного розыска Малмыжского РОВД. У него на разрешении находился материал проверки по факту кражи имущества у Воробьевой. По данному материалу было вынесено решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с малозначительностью ущерба. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела утвердил заместитель начальника Малмыжского РОВД Тимшин А.А.

Из показаний свидетеля Белякова А.Ю. в суде видно, что он в 2004 году работал в должности заместителя прокурор Малмыжского района. В его обязанности входил надзор за процессуальной деятельностью органов внутренних дел Малмыжского района. В ходе работы он проверял все материалы об отказе в возбуждении уголовных дел. Устных и письменных указаний о необходимости вынесения постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел по кражам у Назаровой, Ковалевой, Рассамахина, Новоселовой, Воробьевой, с ОАО «Малмыжский РМЗ» он не давал. По его мнению, Тимшин А.А. утвердил 6 незаконных постановлений с целью искусственно повысить процент раскрываемости.

Сторона обвинения в качестве доказательств, подтверждающих обвинение по ст. 285 ч. 1 УК РФ в отношении Тимшина А.А., предъявила суду для исследования:
- иной документ: рапорт об обнаружении признаков преступления, согласно которому указано, что Тимшин А.А. необоснованно утвердил шесть постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела (т. 2 л.д. 163).
- иные документы: копии постановлений об отмене постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел (т. 2 л.д. 173, 180, 188, 196, 210, 225).
- иные документы: копии постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел по заявлениям Назаровой, Ковалевой, Рассамахина, Новоселовой, Воробьевой, ОАО «Малмыжский РМЗ», утвержденные заместителем начальника ОВД Малмыжского района Тимшиным А.А., приказы о назначении Тимшина А.А. на должность заместителя и первого заместителя начальника ОВД Малмыжского района (л.д. 172, 179, 187, 195, 208-209, 224, 218, 219.
- копия должностной инструкции первого заместителя начальника ОВД Малмыжского района, которая регламентирует его деятельность.
- справка Малмыжского ОВД о том, что должностные обязанности заместителя начальника Малмыжского ОВД отсутствуют, однако, они полностью соответствуют обязанностям первого заместителя начальника ОВД (л.д. 63 т. 4).
- письменный ответ из прокуратуры Кировской области, согласно которому информационные письма о квалификации хищений были направлены во все О(У)ВД Кировской области (т. 3 л.д. 57, 58-67);
- краткая оценка оперативной обстановки за 12 месяцев 2004 года, где зафиксирован общий рост числа совершенных краж по сравнению с 2003 годом на 4,7% (т. 3 л.д. 52).

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Тимшин А.А. виновным себя по ст. 285 ч. 1 УК РФ не признал, суду пояснил следующее: он не оспаривает того, что утвердил шесть постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел за малозначительностью ущерба.
Это произошло по той причине, что законодатель менял сумму ущерба по кражам, которая была достаточной для возбуждения уголовного дела: то не менее пяти МРОТ, то не менее одного МРОТ, а затем и менее одного МРОТ при квалифицирующих признаках. Законодатель не указал минимальный размер ущерба, поэтому следовало учитывать материальное положение потерпевшего, состав имущества, значительность, чтобы отграничить от малозначительности (ст. 14 ч. 2 УК РФ). Практика не была сложившейся. Исполнители приносили на утверждение готовое постановление. Перепроверить весь материал он не имел возможности из-за большой нагрузки. Исполнители, как правило, ссылались, что консультировались с работниками прокуратуры, начальником СО. Он утверждал постановление, считал, что поступает вполне законно. Такое убеждение подкреплялось тем, что все материалы направлялись в прокуратуру на проверку, после проверки возвращались без отмены постановлений. Отменены шесть постановлений значительно позже, через несколько месяцев. Ни корысти, ни личной заинтересованности при утверждении постановлений у него не было. Он, как начальник криминальной милиции, как раз организовал свою работу по раскрытию неочевидных преступлений. Упрек обвинения в том, что он не желал организовывать эту работу – явно надуман. Он имеет поощрения за раскрытие конкретных тяжких преступлений. В настоящее время от них не требуют такого показателя как рост процента раскрываемости неочевидных преступлений, поэтому у него не было умысла за счет отказных материалов повысить этот показатель. Напротив, им выгоден рост количества возбужденных уголовных дел, так как выделяется больше транспортных средств, опертехники, увеличивается штат отдела. Сам по себе процент раскрываемости не влияет ни на зарплату, ни надбавки к ней.
Он никого из подчиненных не ориентировал на принятие незаконных решений. Об информационных письмах облпрокуратуры он не знал, увидел их при ознакомлении с материалами дела. По всем 6 материалам заявления были зарегистрированы, проводилась сразу проверка. Существенного вреда потерпевшим не причинял, как и государству, и обществу. Умысла на подрыв авторитета органов внутренних дел не имел.

Допрошенные в судебном заседании свидетели защиты пояснили:
- Попов А., начальник СО: когда сумму ущерба по кражам снизили менее 1 МРОТ при наличии квалифицирующих признаков, стабильной практики не было, опасались прекращения уголовных дел и оправдательных приговоров на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ. По этой причине участковые уполномоченные, сотрудники УОР советовались с зам. прокурора Беляковым А.Ю. У Тимшина А.А. не было ни корысти, ни личной заинтересованности при утверждении постановлений.
6 отказных материалов, утвержденных Тимшиным А.А. на раскрываемость, не повлияли, она составила 85%, процент раскрываемости на материальное положение Тимшина А.А. не влиял. Организацией раскрытия неочевидных преступлений занимался именно Тимшин А.А.;

- Ахмадшина А.З. подтвердила, что прокуратурой отказные материалы регулярно проверялись. Она, как секретарь РОВД, занималась регистрацией этих материалов.

- Дягилев В.М. – зам. начальника РОВД суду пояснил, что Тимшин А.А. не ориентировал подчиненных на принятие незаконных постановлений. Исполнители принимали решение самостоятельно, по спорным суммам ущерба советовались с работниками прокуратуры, чаще с Беляковым А.Ю.;

- Заболотских А.М., начальник Малмыжского РОВД суду пояснил, что, действительно, законодательство за короткий период по кражам неоднократно менялось в части ущерба, в зависимости от которого действия квалифицировались как уголовно или административно наказуемые, либо признавались малозначительными даже при квалифицирующих признаках, точная сумма не была определена. Кроме того, в РОВД нет средств для проведения оценки имущества. Потерпевшие часто имущество оценивали наугад. Следователи опасались возбуждать уголовные дела при сомнительном ущербе. В связи с этими трудностями от исполнителей требовали тщательной проверки ущерба. Решение по материалам принимал именно исполнитель. Тимшин А.А. не ориентировал личный состав отдела на принятие незаконных постановлений. Все 6 постановлений Тимшиным А.А. утверждены по спорным материалам. Все материалы были проверены прокуратурой, и лишь спустя месяцы мнение прокуратуры изменилось. Он ни одного информационного письма из облпрокуратуры не получал. Прокуратурой отменено было 6 постановлений, утвержденных Тимшиным А.А. и 6 постановлений, утвержденных им самим (Заболотских А.М.), тем не менее, уголовное дело в отношении его не возбуждалось. Как он, так и его заместители, не имеют возможности перепроверять все материалы. Квалификация по 6 материалам, которые были подписаны Тимшиным А.А., носила оценочный характер. Тимшин А.А. считал постановления об отказе в возбуждении уголовного дела правильными, потому и подписал их. О корысти, личной заинтересованности Тимшина А.А. не может быть и речи. При отмене постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела прокурорские работники направляли в РОВД представления на исполнителей, тех и наказывали в дисциплинарном порядке, а не начальника РОВД либо заместителей, которые утверждали постановления. Тимшин А.А. как руководитель криминальной милиции организовывал всю работу по раскрытию преступлений, часто выезжал на места происшествий. Действительно, последние 3 года за % раскрываемости с них не спрашивают. Руководство РОВД заинтересовано в том, чтобы как можно больше было возбуждено уголовных дел, поскольку при большой нагрузке лучше обеспечивают транспортом, опертехникой, увеличивают штат.

-Козлов О.Г. суду пояснил, что занимает должность начальника штаба РОВД. По краже у Новоселовой постановление об отказе в возбуждении уголовного дела датировано 23.01.2004г., проверено зам. прокурора Беляковым А.Ю. 26.01.2004г., имеется подпись на титульном листе. По краже у Ковалевой постановление об отказе датировано 09.04.2004г., 20.04.2004г. согласовано с Беляковым А.Ю., лишь в октябре 2004г. постановление отменено. По краже у Воробьевой постановление утверждено 09.01.2004г., с Беляковым А.Ю. согласовано 16.01.2004г. лишь 25.10.2004г. отменено. По Назаровой постановление датировано 17.12.2003г., 25.12.2003г. направлено на дополнительную проверку, 26.12.2003г. вновь отказано в возбуждении уголовного дела, лишь спустя 10 месяцев возбуждено уголовное дело. По краже у Рассомахина постановление вынесено 18.06.2004г., проверялось Беляковым, лишь через 3 месяца было возбуждено уголовное дело. Информационные письма из облпрокуратуры о квалификации хищений во входящей почтовой корреспонденции не значатся. 12.08.2005г. поступили письма УВД. У Тимшина А.А. не было ни корыстной, ни личной заинтересованной, при утверждении постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел. Ответственность должны нести исполнители, которые принимали решение. Тимшин А.А. не ориентировал подчиненных на то, чтобы выносились незаконные решения. Все 6 материалов были спорными в части ущерба. Тимшина А.А., он может охарактеризовать как требовательного руководителя, именно он занимался организацией раскрытия неочевидных преступлений, сам участвовал в их раскрытии.

Проанализировав доказательства, представленные стороной обвинения и стороной защиты в части обвинения Тимшина А.А. по ст. 285 ч. 1 УК РФ, суд пришел к следующему выводу.
Тимшин А.А. является субъектом инкриминируемого ему состава преступления – должностным лицом, представителем власти, поскольку работал первым заместителем начальника Малмыжского РОВД.
Данное обстоятельство подтверждается копиями приказов о назначении на должность.
Он имеет специальное звание – майор милиции.
Судя по должностной инструкции, Тимшин А.А. вправе был принимать решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Действительно, Тимшин А.А. в период с 14 декабря 2003 года по 08 июля 2004 года утвердил 6 постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел по заявлениям следующих граждан: Назаровой Л.Н., Воробьевой В.Г., Новоселовой А.И. Ковалевой А.Г., Рассамахина М.В., директора ОАО «Малмыжский РМЗ».
В последующем данные постановления прокуратурой были признаны незаконными и отменены с возбуждением уголовных дел.
Фагот

Про ментов вердикт (окончание)

Из 6 уголовных дел одно было прекращено за смертью подозреваемого, остальные приостановлены в связи с неустановлением лица, совершившего преступление.
Этот вывод не оспаривается подсудимым Тимшиным А.А.
Более того, он подтверждается показаниями потерпевших, из которых 5 подтвердили, что у них с незаконным проникновением в помещение были совершены хищения имущества, а 1 потерпевший подтвердил хищение паспорта, все они с письменными заявлениями обращались в Малмыжский РОВД, в возбуждении уголовного дела было отказано, впоследствии они были извещены о том, что прокуратурой уголовные дела возбуждены.
В деле имеются исследованные судом постановления об отказе в возбуждении уголовных дел с резолюцией Тимшина А.А., утвердившего их.
Имеются также копии постановлений прокуратуры об отмене утвержденных Тимшиным А.А. постановлений, как незаконных, и о возбуждении шести уголовных дел, пять из них так и не раскрыты.
Тем не менее, суд считает, что представленные стороной обвинения доказательства не дают оснований для вывода о наличии в действиях Тимшина А.А. состава преступления, предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ, которое ему инкриминируется.
С субъективной стороны злоупотребление должностными полномочиями является умышленным преступлением, т.е. лицо осознавало общественную опасность своих действий, бездействий, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно-опасных последствий, желало, сознательно допускало наступление этих последствий.
Однако, ни на стадии предварительного расследования, ни в ходе судебного следствия, достаточных, бесспорных доказательств того, что Тимшин А.А. умышленно и вопреки интересам службы злоупотребил должностными полномочиями – не добыто.
Сам подсудимый утверждает, что, подписывая 6 постановлений, он был уверен, что поступает законно, поскольку ранее уголовные дела при ущербе менее 1 МРОТ не возбуждались. Все постановления были проверены прокуратурой, не отменялись, ни устных, ни письменных претензий со стороны прокуратуры к нему не предъявлялось. Материалы были оценочными, т.е. спорными. Лишь спустя от двух до десяти месяцев, постановления были отменены.
Свидетели Заболотских А.М., Попов А.В., Ахмадшина А.З., Дягилев В.М., Козлов О.Г. подтвердили, что все 6 материалов были проверены прокуратурой. Заместитель прокурора Беляков А.Ю. согласился с принятыми решениями, а через несколько месяцев свою позицию изменил. Проверочные материалы были спорными в части ущерба. Следователи опасались возбуждать по ним уголовные дела, так как в других районах выносились оправдательные приговоры из-за малозначительности ущерба. По мнению свидетелей, у Тимшина не было умысла на совершение действий вопреки интересам службы при утверждении шести постановлений, это результат ошибки.
Суд находит, что сторона обвинения не представила доказательств того, что Тимшин А.А. был ознакомлен с информационными письмами из областной прокуратуры «О квалификации хищений чужого имущества № 16-2-04 от 16.03.2004 года «Об основаниях к отмене незаконных решений об отказе в возбуждении уголовных дел» № 16-2-04 от 08.12.2004 года.
В силу занимаемой должности Тимшин А.А. обязан был знать руководящие разъяснения прокуратуры области о квалификации хищений, следить за изменениями в законодательстве – на что указывает сторона обвинения, т.е. на халатность, но при отсутствии признаков крупного ущерба переквалификация со ст. 285 ч. 1 УК РФ на ст. 293 ч. 1 УК РФ невозможна.
То, что Тимшин А.А. не ориентировал подчиненных на вынесение незаконных постановлений при отказе в возбуждении уголовных дел, а исполнители принимали решения самостоятельно, с достоверностью доказано показаниями свидетелей Шорохова А.Л., Щинова А.Г., Шихова С.А., Мухамедзянова А.Р., Дягилева В.М., Заболотских А.М.
Наличие мотива преступления в составе, предусмотренном ст. 285 ч. 1 УК РФ, обязательно. Он определен в законе как «корыстная или иная личная заинтересованность».
В соответствии с законом, иная личная заинтересованность, как мотив злоупотребления должностными полномочиями, может выражаться в стремлении подсудимого извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленном такими побуждениями, как угодить начальству, карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение дел, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность Довод обвинения о том, что Тимшин А.А., действуя из иной личной заинтересованности, обусловленной нежеланием должным образом организовать работу по раскрытию преступлений, в том числе совершенных в условиях неочевидности, утвердил 6 заведомо незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, не нашел своего подтверждения в судебном заседании и не подтвержден материалами уголовного дела.
Свидетели Заболотских А.М., Дягилев В.М., Попов А.В., Козлов О.Г. полностью опровергли доводы обвинения, пояснив суду, что именно Тимшин А.А. должным образом организовывал работу сотрудников РОВД по раскрытию неочевидных преступлений. Принимал личное участие в раскрытии тяжких и особо тяжких преступлений, поощрялся за раскрытие убийств. Раскрываемость составляла 85% - выше областной, и шесть утвержденных им отказных материалов абсолютно не влияют на показатели. Кроме того, три года как с руководителей РОВД не спрашивают за % раскрываемости, главное, чтобы все заявления были зарегистрированы и проверены, что и сделано было по выше указанным материалам.
Потерпевшие по кражам, а также Шорохов, Шихов, Щинов, Мухамедзянов подтвердили, что по всем заявлениям «по горячим следам» проводилась проверка, в том числе с выходом на место происшествия.
Ни один свидетель не подтвердил того, что подсудимый Тимшин А.А. «не желал должным образом организовывать работу по раскрытию преступлений», в этом якобы состоит иная заинтересованность подсудимого.

Из характеристики Тимшина А.А. следует, что он должностные обязанности выполнял, успешно осуществлял координацию служб и подразделений. Благодаря целенаправленной работе, его, как начальника криминальной милиции, на протяжении ряда последних лет достигнута стабильная высокая раскрываемость - 84,2%, среднеобластной показатель составляет лишь 61%, раскрыты все особо тяжкие преступления, грабежи, причинение тяжкого вреда здоровью. При этом Тимшин лично участвовал в раскрытии преступлений, имеет поощрения за конкретные уголовные дела, по которым участвовал в установлении преступников. Суд не может согласиться с утверждением обвинения в части того, что Тимшин А.А. не желал организовывать работу по раскрытию преступлений, а потому якобы был заинтересован в утверждении 6 отказных материалов.
Заявленный стороной обвинения мотив преступления – не доказан.
Не нашло своего подтверждения обвинение Тимшина А.А. в том, что он желал снизить количество зарегистрированных преступлений на обслуживаемой территории и повысить тем самым статистические показатели их раскрываемости в течение 2003-2004 года, систематически не регистрировал как преступления - хищения чужого имущества при квалифицирующих признаках и не принимал мер к их раскрытию.

Имеющимися в деле копиями заявлений потерпевших как раз подтверждено, что все 6 заявлений зарегистрированы в ОВД Малмыжского района, на заявлениях имеется штамп регистрации и регистрационные номера.
Как пояснил подсудимый Тимшин А.А., свидетели Заболотских А.А., Дягилев В.М., согласно распоряжения МВД РФ № 1/14559 от 10.08.2001 года, полностью исключено использование такого оценочного понятия, как процент раскрываемости, который провоцирует укрытие преступлений от учета и регистрации. Кроме того, для компенсации возрастающих нагрузок МВД РФ предпринимает конкретные шаги по повышению размера денежного содержания, уровня социальной защиты.
Следовательно, у Тимшина А.А. не было оснований укрывать от учета преступления, он этого и не делал, никакой конкретной выгоды неимущественного характера (угодить начальству, карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение дел, получить взаимную услугу, скрыть свою некомпетентность и пр.) Тимшин А.А. при утверждении отказных материалов не имел и не получил. Доказательств обратного не добыто.
Таким образом, в действиях Тимшина А.А. отсутствует обязательный признак состава преступления, предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ – субъективная сторона преступления, а именно: «если это деяние совершено из иной личной заинтересованности» с прямым или косвенным умыслом.
Обязательным признаком объективной стороны злоупотребления должностными полномочиями является наличие общественно опасного последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства.
При решении вопроса о том, является ли причиненный вред существенным, необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу предприятия, характер и размер понесенного ими материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им морального, физического или имущественного ущерба.
Доводы обвинения о том, что действия Тимшина А.А. повлекли за собой существенное нарушение предусмотренных ст. 6, 42 УПК РФ прав и законных интересов потерпевших от преступлений, выразившиеся в непринятии милицией своевременных мер к раскрытию преступлений, повлекших причинение имущественного вреда потерпевшим – не нашли своего подтверждения в судебном заседании, не подтверждаются они и материалами уголовного дела.
Ни один из шести потерпевших не заявил о том, что ему (ей) причинен существенный вред.
Они подтвердили, что проводилась проверка по их заявлениям, осмотры мест происшествий.
Представитель ОАО «Малмыжский РМЗ» подчеркнул, что предприятие прибыльно и ущерб в сумме 84 рубля для них малозначителен.
Потерпевшая Ковалева А.Г. отказалась вообще от исковых требований.
Потерпевшая Назарова Л.Н. пояснила, что потерпевшей себя вообще не считает, так как имущество ей возвращено.
4 потерпевших из 6 ссылаются лишь на разочарование в милиции, на то, что та подрывает свой авторитет.
А потерпевший Рассомахин в суде заявил, что виновной считает не милицию, а администрацию ЦРБ, которая не обеспечила поликлинику гардеробом, заходя в кабинет врача, он куртку оставил в коридоре, оттуда она и была похищена, а в ней был паспорт.
Суд не находит, что, как предприятию, так и пяти гражданам был причинен тяжкий ущерб, вследствие чего можно было бы судить о существенном нарушении их прав, при этом суд обратил внимание на состав, значимость имущества и стоимость менее 1 МРОТ, а именно:
- у Ковалевой из кладовки похищено 2 самовара, умывальник, ключ, стеклянная банка, лампа на сумму 270 рублей, явно, что они не были предметами первой необходимости;
- у Назаровой из сарая похищены дорожки на сумму 561 рублю – также не предметы первой необходимости;
- у Новоселовой фляга с зерном за 500 рублей похищена из сарая;
- у Воробьевой из предбанника котел, фляга за 480 рублей похищены;
- ОАО – из склада 3 корпуса от старых насосов на сумму 84 рубля похищены;
Ссылка обвинения на то, что неприятие мер к розыску преступников повлекло причинение имущественного вреда потерпевшим, является несостоятельной, поскольку фактически ущерб потерпевшим был причинен преступниками, а не действиями Тимшина А.А.
Нельзя говорить при оценке действий Тимшина А.А. о непринятии мер по розыску преступников, так как фактически такие меры принимались, об этом суду пояснили допрошенные в качестве свидетелей – исполнители, а также потерпевшие.
По всем заявлениям были приняты решения, предусмотренные ст. 145 УПК РФ, и ни одно из них не было обжаловано потерпевшими.
Суд считает недоказанным то, что Тимшин А.А. причинил существенный вред охраняемым законами интересам общества и государства, это не подтвердили ни потерпевшие, ни свидетели, это не усматривается и из материалов уголовного дела.
В показаниях четырех потерпевших содержится лишь сформулированная явно следователем фраза о подрыве авторитета правоохранительных органов, между тем, это относится лишь к милиции Малмыжского района и лишь в четырех случаях, когда не были установлены лица, похитившие имущество, не представляющие большой ценности, что не может расцениваться причинением существенного вреда всему обществу и государству.
Подрыв авторитета органов власти, государственных организаций должен выражаться в создании помех и сбоев в их работе, сокрытии крупных хищений, других тяжких преступлений, чего явно не усматривается в действиях Тимшина А.А.
Таким образом, в действиях Тимшина А.А. отсутствует обязательный признак состава преступления, предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ – объективная сторона преступления, а именно: «деяние повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства».
Учитывая требования ст. 8 УК РФ, закрепляющей, что основанием для уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ, суд считает необходимым оправдать Тимшина А.А. за отсутствием состава преступления, предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ, а именно: «использование должностным лицом Тимшиным А.А. из личной заинтересованности своих служебных полномочий вопреки интересам службы» за отсутствием состава преступления на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

Назначая наказание, определяя срок подсудимым суд учитывает личность подсудимых. Они характеризуются положительно по месту жительства и месту службы, характер и степень общественной опасности их действий, являясь должностными лицами правоохранительных органов, они не защитили закон, интересы гражданина Кондратьева, сами встали на преступный путь.
Учитывает суд и влияние наказания на исправление подсудимых, на условия жизни их семей.
Обстоятельств, отягчающих наказание, суд не признал.
К обстоятельствам, смягчающим наказание, суд отнес:
- отсутствие судимостей у всех троих,
- наличие на иждивении у Мошкина 2 детей, у Шерстнева – 2 детей, у Тимшина – 3 детей, один их которых имеет заболевание глаз,
- у Мошкина и Шерстнева мнение потерпевшего о том, чтобы их не лишали свободы.
Суд обратил так же внимание на следующие обстоятельства:
Тимшиным совершено два тяжких преступления, Мошкиным и Шерстневым по одному.
По ст. 286 ч. 3 УК РФ у Мошкина с Шерстневым два квалифицирующих признака п. «а,б», а у Тимшина один квалифицирующий признак. Далее, Мошкин как начальник отделения УР принял решение о применении спецсредств – наручников в отношении Кондратьева. Шерстнев был более активен при совершении насильственных действий в отношении Кондратьева, чем Мошкин.
Как показал потерпевший Кондратьев, именно Тимшин дал команду подчиненным избить его, он же унижал его честь и достоинство, угрожал расправой, потому он просит его лишить свободы, а Мошкину и Шерстневу назначить условную меру наказания.
Суд обратил внимание на то, что подсудимые по-прежнему считают свои действия законными и справедливыми.
Суд не согласился со сроком наказания, который предложил назначить подсудимым гособвинитель, суд считает такое наказание неоправданно суровым и несправедливым, исходя из того, что подсудимые впервые совершили преступление, имеют детей, гособвинитель не учел мнение Кондратьева в части того, что он настаивает на условном осуждении Мошкина, Шерстнева и не настаивает на том, чтобы Тимшина лишили свободы на длительный срок, кроме того, суд уменьшил объем обвинения подсудимым.
Поскольку Тимшиным совершено два преступления, суд окончательное наказание назначает по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ.
Заявленный Кондратьевым гражданский иск к подсудимым по взысканию морального и материального вреда, следует рассмотреть в порядке гражданского судопроизводства, поскольку вред возмещается в соответствии со ст. 1069 ГК РФ за счет казны, а она не привлечена к участию в деле в качестве ответчика.
Суд не согласился с гособвинителем в части применения к подсудимым ст. 48 УК РФ и не лишает их специальных званий. Данных о государственных наградах в деле не имеется. При этом суд учел положительные характеристики их, а также имеющиеся данные в деле о том, что они внесли до совершения преступления немалый вклад в раскрытие преступлений в Малмыжском районе, благодаря их усилиям раскрываемость преступлений намного выше среднеобластной.
Исходя из фактических обстоятельств дела, суд не находит оснований для применения к подсудимым условного осуждения в соответствии со ст. 73 УК РФ.
Вещественные доказательства следует:
1) первичный лист осмотра, объяснение Кондратьева хранить при уголовном деле.
2) Видеокассету ФНС, аудиокассеты № 7/40, № 1053 вернуть в УФСБ Кировской области,
3) Диктофон «Олимпус» вернуть Камалетдинову,
4) Деньги 20 тысяч рублей, находящихся в банке, подлежат возврату гр-ну Камалетдинову (ст. 24 абз. 2 Постановления пленума ВС РФ от 10.02.2000г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»).
Руководствуясь ст. 305-309 УПК РФ, суд



П Р И Г О В О Р И Л:

Тимшина Андрея Анисимовича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. «а» УК РФ и назначить наказание в виде лишения свободы сроком 4 года с лишением права занимать определенные должности в правоохранительных органах сроком 3 года.
Его же признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч. 3, ст. 290 ч. 2 УК РФ и назначить наказание в виде лишения сроком 3 года с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком 3 года.
Окончательно определить наказание Тимшину по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в ИК общего режима. Его лишить права занимать должности в правоохранительных органах сроком 3 года.
Срок наказания исчислять с 24.05.2005 года.
Тимшина Андрея Анисимовича по ст. 285 ч. 1 УК РФ оправдать за отсутствием состава преступления на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

Мошкина Сергея Геннадьевича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. «а,б» УК РФ и назначить наказание в виде лишения свободы сроком 3 года с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком 3 года, с отбыванием наказания в ИК общего режима.
Срок наказания исчислять со дня заключения под стражу.

Шерстнева Андрея Николаевича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. «а,б» УК РФ и назначить наказание в виде лишения свободы сроком 3 года с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком 3 года, с отбыванием наказания в ИК общего режима.
Срок наказания исчислять со дня заключения под стражу.
Меру пресечения на кассационный срок всем троим оставить прежней.
Гражданский иск Кондратьева подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.
Вещественные доказательства после вступления приговора в законную силу – видеокассету ФНС,
- аудиокассеты № 7/40, № 1053 вернуть в УФСБ Кировской области,
- диктофон «Олимпус» вернуть Камалетдинову Р.,
- деньги 20 тысяч рублей вернуть Камалетдинову Р.,
- первичный лист осмотра, объяснение Кондратьева оставить при уголовном деле.

Приговор может быть обжалован в Кировский облсуд в 10-дневный срок со дня провозглашения, а Тимшиным со дня получения его копии.
При подаче кассационной жалобы Тимшин вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела, Мошкин и Шерстнев вправе так же участвовать в рассмотрении дела в кассационной инстанции.

Судья Степанова

Копия верна:
Судья Л.Л.Степанова

Приговор вступил в законную силу 2006г.

Судья Л.Л.Степанова

Начальник отдела О.Г.Коркина
Фагот

Про ментов вердикт (продолжение темы)

Песенка «оборотня в погонах»

принято к публикации 26-01-2008 19:54 | Х

Автор: Ося Фиглярский

Песенка милиционера, «оборотня в погонах», дожидающегося суда в тюремной камере по обвинению в получении взятки.

Я работал, сограждане, в Эм-ва-дэ,
И как мог, охранял ваш покой.
Изловили чекисты меня на мзде,
Уронив об капот головой.

С той поры, обвинениЯ шьют пока,
Я сижу уже год на тюрьме.
Не майор я теперь, а простой зэка,
Плачет дома семья обо мне.

Даже в баньку сходить не дадут теперь,
С пылу, с жару стакан не нальют.
Как захлопнулась с лязгом за мною дверь,
Так все время ломают и гнут.

Гнут в дугу, в загогулину, в букву «зю»,
Непечатно при этом орут.
По ночам я от злости шконарь грызу,
Ничего больше грызть не дают.

А хорошая жизнь у меня была,
Как наполненный пивом стакан.
Я такие крутые вертел дела,
Что куда там другим мусорам.

Весь район крышевал, и про всех всё знал,
Делал, все что хотел и любил.
Сколь душе пожелается, выпивал,
И кого пожелается – бил.

Говорила мне мама, не пей вино,
Да видать, не дошло до меня.
Я вчера посмотрел про себя кино,
Проклиная себя и кляня.

Режиссер – прокурор, сценарист – Чека.
А герой отрицательный – я.
Пачка денег, стакан, и моя рука,
Ясен хрен, что и рожа моя.

За Отечество, веру и Путина
Лишь бы дали мне дальше служить.
Хоть какой не нагнали бы жути нам,
Я готов свою жизнь положить.

Уважаемый суд, не виновен я,
Деньги брать не хотел, видит Бог.
На тюрьме пошатнулась здоровиЯ,
И я требую сбавить мне срок.

Засадило на кичу меня Чека,
И теперь я сижу на тюрьме.
Не майор я теперь, а простой зэка,
И семья год ревет обо мне.

Авторская правка - ноу, нехуй править.
Петь груссным голасом, время от времени всхлипывая.
Фагот

Ебануццо!

Вот блять!
А про свое хокку забыл!
Вот оно:

РУССКОЕ ХОККУ (На конкурс)

принято к публикации 01-07-2008 01:57 | Шырвинтъ ]

Автор: Ося Фиглярский

Ночь. Конкретный июль. За окошком ебутся.
Лето, блять. А тут думай,
Что за хуй эта русская хокку…

Фагот

Эх Расея

Эх Расея

[ принято к публикации 29-02-2008 10:55 | LoveWriter

Ося Фиглярский

Эх Расея... Росы. Грозы.
И трескучие морозы.
Грёзы. Вековечный сон.
И протяжный русский стон.

Петербург. Транссиб. Колхозы.
Арманд. Ленин. Март. Мимозы.
Чарка. Мухинский стакан.
Гэпэу. Фабзайка. БАМ.

Латифундии в шесть соток.
Пьяный хор в мильёны глоток.
Демократия. Шатия-братия.
Внуки батьки Кондратия.

Не история, а колотиловка.
Беспредел как удел. Растащиловка.
Гимн от Сталина. Власовский флаг.
Герб Петра. От Хрущёва - барак.

На выносливость эксперимент.
Автор кто? Недоучка. Стюдент.
Сумасшедшая лаборатория.
Развесёлая, братцы, история.

Но с другой стороны всё же - Родина.
Хоть фамилия еЯ и - Аглоблина.
Матка-рожь. Соловьи. Дождь грибной.
Тройка мчит. Впереди - вороной.

Вороной... Удалой... По глазам видно - злой.
Весь в цветочках. Бантах. Под уздой.
Сзади кучер чернявый, дурной.
Гонит лихо на берег крутой.



Фагот

Когда мы были молоды

Когда мы были молоды

Автор: Ося Фиглярский

принято к публикации 15-02-2008 17:25 | LoveWriter ]

Мы были тогда на судьбу помоложе,
в какой-то другой проживали стране.
И вроде бы – тысячелетие тоже
стояло не то на дворе.

И мама моя не была еще старой.
И не были тяжкими наши грехи.
И струны двенадцати-струнной гитары
звенели под Визбора Юры стихи.

Мы пили тогда не коньяк, не мадеру,
а наш краснодарский дешевый портвейн,
напиток бомжей и поэтов, но в меру
души неокрепшей, наивной своей.

Мелькнуло и с ревом умчалось столетье.
Приблудная вьюга страну замела,
оставив вопросы, меж них - междометья.
А молодость мимо куда-то ушла.

И если от юности что-то осталось,
то разве что – наш ослепительный снег.
Зарубкой на сердце – не самую малость
остался двадцатый расшатанный век.

Мы были в том веке чуток помоложе.
В какой-то загадочной жили стране.
И кажется – тысячелетие тоже
стояло не то на дворе.
Фагот

Бродяга Вселенной

Бродяга Вселенной

Автор: Ося Фиглярский

принято к публикации 04-04-2008 12:49 | Шырвинтъ

Пыльный тракт. Месяц июнь. Полседьмого утра.
Я пришел на автобус. Мне в город пора.
Вниз к парому спустился берёзок отряд.
В небе спели слепни все мотивы подряд.
То ль у них у слепней скоро смотр-парад
ну а может, они нам так просто жужжат.
Вот и песик знакомый с парома пришел.
Всех обнюхал – ребята, приветствую, мол.
Он мужик хоть куда, средних лет (для собак).
Сразу видно, что мудр и совсем не дурак,
хоть и дом для него на сегодня паром,
он без жалоб, мол, мы там неплохо живем.
Словом, чистый красавец. Не зол. И опрятен.
Складен. Ладен. Великой души. Аккуратен.
И со мной поздоровался. Тихо сел рядом.
И сидит, молча, смотрит своим светлым взглядом
на речное туманное вятское зарево
и на солнышка летнего легкое марево.
Взгляд его говорит – он живет без поклона
по бродяжьему, пусть – ну и что? по закону
наплевав на все наши берложьи суды,
пересуды-причуды ему до узды.
И я понял, что он – не безродный Барбос
он последний свободный бродяга-матрос.
Он – Бродяга Вселенной, посланец небес,
возвращенец из детства, из мира чудес.
Дряхлый мир наш условен, но все же, но все же
в летний зной раздирает озноб мне по коже –
у собаки-бродяги святые глаза,
и блестит в них, сверкает слеза-бирюза.
Пес проводит автобус. Пора на паром,
хоть и временный, хоть и плывучий, но дом.
На печальный, спокойный, знакомый до слёз,
я гляжу из окна на речной вятский плёс,
где бредёт он, последний свободный матрос,
величаво, к парому, подняв гордый нос.

Авторская правка 06 июля 2008 года.
Фагот

Веселый литпромовский сонет

Веселый литпромовский сонет

Автор: Ося Фиглярский

принято к публикации 16-04-2008 12:06 | Сантехник Фаллопий ]

Когда б вы знали, из какого сюра
возникла на Руси литература,
вы хором не кричали бы «ур-ря!»
и чепчик белый не кидали зря.
…….
Скрипела шобла перьями два века,
спасая типа душу человека,
и бородатой истиной трясла,
распутной погремушкой ремесла.
…….
Прозаики за труд хотели хлеба
и накропали триста вёрст до неба.
Поэты жадно жаждали вина,
особенно когда была весна…
…….
Ну, а потом пришел Литпром,
и был пиздец какой погром…
Фагот

Счастье-сволочь

Счастье-сволочь

Автор: Ося Фиглярский

принято к публикации 17-02-2008 17:16 | Шырвинтъ ]

Я сходил за рябиновым счастьем
воробьиной короткою ночью
мне Иван-яркий-чай рассказал простонал
про российский жестокий надрыв и прогал
окаянный и сирый прогал.

Рассказал мне Иван-яркий-чай о России
о босой и булгачной запойной красе
чёрным бисером вышита злая дорога
и кривые врата золотого острога
безнадёга. Безнадёга!

Пусть безумная ночь душу вырвет мне прочь
поутру спозаранку дышать мне невмочь
взвизгнет визгом волчица-колдунья-Луна
где Иван-горький-чай, где трава-белена -
у Ивана подруга-жена!!

Счастье-сволочь! счастье-сволочь!!
Я кричу под дождём в воробьиную ночь
счастье-сволочь! счастье-сволочь!!
что есть мочи кричу: счастье-сволочь!
в воробьиную чёрную ночь!
Фагот

Тоска

Тоска
Автор: Ося Фиглярский

принято к публикации 16-02-2008 19:51 | Шырвинтъ ]

Я пойду в кабак
водки на пятак
мне нальёт шинкарь
в небольшой стопарь.
Надоедливо
и докучливо
посижу я здесь
пока водка есть.
На стаканном дне
кладезь мудрости
я найду себе
Бог меня простит.
Ах ты, жизнь-тоска
как слеза горька
водка русская,
эх напьюсь-ка я.
Жизнь на сто стежков
вся заштопана
в грусть закатана
и затоптана.
Кривобокая
и жестокая
алкогольная
юдоль чёрная.
пусть уйдёт печаль
хоть на час-другой
унесётся вдаль
стихнет волчий вой.
Распрямляет мне
загогулины
на стаканном дне
капля истины.
Я пойду в кабак
водки на пятак
мне нальёт шинкарь
в золотой стопарь.
Фагот

Кривая копейка

Кривая копейка

Автор: Ося Фиглярский

принято к публикации 22-02-2008 11:04 | LoveWriter ]

На щербатом бульваре кривой тротуар.
Город стар. Он заношен до дыр.
Здесь приют для проныр и сплошной будуар
город - злой и слепой поводырь.

Я на улицу выйду, слегка прошвырнусь
и кривую копейку найду.
Я с собой разберусь, замолчи, моя грусть,
разменяй мне на счастье беду.

Строчки жизни моей, нашей жизни срока
разбегаются врозь по углам.
Ветер гонит на север свои облака
вдаль в объятья полуночных стран.

Там вдали, где живая нелживая жизнь,
там вдали, где судьба негорька,
тучка милая, ты за меня прикоснись
к этой жизни слегка, хоть слегка.

Ах, кривая копейка, злодейка-судьба,
неразменный пятак подари.
Я пойду с ним в кабак, где сидит голытьба,
буду истину пить до зари.

Ах, кривая копейка, ах сволочь-судьба,
не хочу ничего понимать.
Это наше родное - кабак и гульба,
где за счастье рубаху порвать.