July 14th, 2008

Фагот

Любимое стихотворение о России

Светлана Сырнева

Прописи

Помню: осень стоит неминучая,
восемь лет мне, и за руку мама:
Наша Родина самая лучшая
и богатая самая.

В пеших далях деревья корявые,
дождь то в щеку, то в спину,
и в мои сапожонки дырявые
заливается глина.

Образ детства навеки
как мы входим в село на болоте.
Вон и церковь с разрушенным верхом,
вся в грачином помете.

Лавка низкая керосинная
на минуту укроет от ветра.
Наша Родина самая сильная,
наша Родина самая светлая.

Нас возьмет грузовик попутный,
по дороге ползущий юзом,
и опустится небо мутное
к нам в дощатый гремучий кузов.

И споет во все хилые ребра
октябрятский мой класс бритолобый:
Наша Родина самая вольная,
наша Родина самая добрая.

Из чего я росла-прозревала,
что сквозь сон розовело?
Скажут: обворовала
безрассудная вера.

Ты горька, как осина,
но превыше и лести и срама
моя Родина, самая сильная
и богатая самая.


Фагот

Город лета

Город лета

Город лета в сны одет
Все последние сто лет.
Тот же колокольный звон,
Серый дождик за окном.

Серый дождик у ворот
Каплет мне за шиворот.
Тихо жизнь моя течёт,
Завернувши на излёт.

Завернувши на овраг,
Где спустился сладкий мрак,
Я хожу за призраком
Днём и ночью, испокон.

Днём и ночью блики слов
Дарят мне свой часослов,
А у радуги струна -
Словно золото руна.

Словно золото, пять строк,
Чик-чирики-скок-поскок,
Воробейчик мне принёс
На песчаный вятский плёс.

На песчаный плёс у Вятки,
Там где радуга в порядке,
Принесли мне этот стих,
И сказали «Чик-ап-чих!»




Николай Буртов "Провинциальный город"
Фагот

Россыпи русские

Евгений Храмов

Женихи моей сестры.

Женихов моей сестры
Разбомбило под Ростовом.
Пронеслись над ними с рёвом
Чёрно-белые кресты,
Пушки били у Днестра,
Кровью набухала Припять -
Оттого моя сестра
Не сумела замуж выйти.
Женихи моей сестры
В ночь уходят, день встречают.
Их московские дворы
На рассвете замечают.
Запечатаны уста,
Срублен тополь, срезан колос...
«В бой! За Родину! За Ста...»
Пуля - и оборван голос.
Как погасшие костры -
Только пепел да уголья,
Женихи моей сестры
Из подполья, исподлобья
Молча смотрят сквозь туман.
Взмах руки. Крыло платочка.
«Дан приказ на запад...»
Дан!
Дан и выполнен, и точка.
Фагот

Россыпи русские

Евгений Храмов

Стихи поручика Турбина.

Прощай! Мы уходим, Россия,
Россия, Россия!
Твой фосфорный гром, как
последний салют, прогремит.
Ты нас родила, нас вскормила,
вспоила, взрастила,
Мы были тобой,
а теперь мы толпа горемык.

Прощайте, уезды -
Козлов, и Одоев, и Россошь,
Штандарт императорский,
кавалергардский шишак.
Румынские, польские, финские
ветры нас хлещут наотмашь,
Дождинки твои выжигая
на наших щеках.

Как взять нам с собой
это ровное русское поле?
Приснится ль нам роща
под тёплою псковской грозой
В Галате галдящей,
на голых плато Галлиполи,
Над грифельным Рейном,
над тощей афинской лозой?

Так что же теряем мы,
Родину или Державу?
Кому посылает проклятья
свои пулемёт?
Да это неважно...
А важно, чтоб рота
равненье держала,
Когда от причалов в чужие
казармы пойдёт.
Фагот

Россыпи русские

Светлана Сырнёва

********
Достигало до самого дна,
растекалось волной по окраине -
там собака скулила одна
о недавно погибшем хозяине.
Отгуляла поминки родня,
притупилась тоска неуёмная.
Что ж ты воешь-то день ото дня,
да уймёшься ли, шавка бездомная?
Всю утробушку вынула в нить,
в бессловесную песню дремучую.
Может, всех убиенных обвыть
ты решилась по этому случаю?
Сколько их по России таких -
не застонет, домой не попросится!
Может, молится кто-то за них,
но молитва - на небо уносится.
Вой, родная, забейся в подвал,
в яму, в нору, в бурьяны погоста,
спрячься выть, чтоб никто не достал,
чтоб земля нарыдалася досыта!
Вдалеке по реке ледоход,
над полями - движение воздуха.
Сто дней плакать - и горе пройдёт,
Только плакать придётся без роздыха.
Это наш, это русский секрет,
он не видится, не открывается.
И ему объяснения нет,
и цена его не называется.
Фагот

Россыпи русские

Анатолий Жигулин

Полынь.

О, замри, моё сердце!
Застынь,
Слышишь,
Ветер качает полынь?..

Занимается свет.
Умирает роса.
И росинки блестят,
Словно чьи-то глаза.

Слышу будто бы плач,
Слышу будто бы стон.
Это тонкий полынный
Серебряный звон.

Это всё, что когда-то
Случилось со мной,
Тихо шепчет полынь
У дороги степной.

Горьковатая,
Близкая сердцу трава
На холодную землю
Роняет слова...

Всё, что в жизни узнать
И увидеть пришлось,
Всё на этом рассвете
Сошлось:

И печаль, и тревога,
И зябкая стынь -
Всё - как эта дорога,
Как эта полынь.
Фагот

Россыпи русские

Анатолий Жигулин

Колымская песня.

Я поеду один
К тем заснеженным скалам,
Где когда-то давно
Под конвоем ходил.
Я поеду один,
Чтоб ты снова меня не искала,
На реку Колыму
Я поеду один.

Я поеду туда
Не в тюремном вагоне
И не в трюме глухом,
Не в стальных кандалах,
Я туда полечу,
Словно лебедь
в алмазной короне -
На сверкающем «Ту»
В золотых облаках.

Четверть века прошло,
А природа всё та же -
Полутёмный распадок
За сопкой кривой.
Лишь чего-то слегка
Не хватает в знакомом пейзаже -
Это там, на горе,
Не стоит часовой.

Я увижу родник
За истлевшим бараком,
Где привольно растёт
Голубая лоза.
И душа, как тогда,
Переполнится болью и мраком.
И с небес упадёт -
Как дождинка - слеза.

Я поеду туда
Не в тюремном вагоне
И не в трюме глухом,
Не в стальных кандалах,
Я туда полечу,
Словно лебедь
в алмазной короне -
На сверкающем «Ту»
В золотых облаках...