August 13th, 2008

Фагот

Брызги солнца

принято к публикации 16-03-2008 13:52 LoveWriter

Брызги солнца
Лошади вятской породы посвящаю.

Покрывало седое прохладой ночной
обнимало конюшенный угол.
Глаз молочный с окошка тянул лучик свой,
а рассвет нагонял запах луга.

Ночью дымный белёсый туман нашалил,
мама плача подняться с колен умоляла.
Вверх обманом свет лунный к себе поманил,
и я смог устоять - мама радостно ржала...

Размашусь белобрысою гривой своей
и заржу на всё поле «эгЭ-гэ-гэ-гЭй!!!»
Я такой же гнедой, как и весь этот край,
ветер северный, в прятки со мной поиграй!

Мы ходили на Каму купаться вдвоём -
там, где речка слилась с золотым родником.
Родничок мне колючками в губы проник,
и глаза мне забрызгало солнце на миг.

Не устанет меня мама в лоб целовать,
губы мамины тёплые кружат луг вспять.
Я закрою глаза - солнце брызжет опять,
словно хочет букетик из трав мне собрать.

Я мальчишка-жеребчик, эгЭ-гэ-гэ-гЭй!!!
Размашусь белобрысою гривой своей!!!
Ветер северный, в прятки со мной поиграй,
я такой же гнедой, как и весь этот край!!!


Фагот

Зарубки

Зарубки
Авторская правка. 12 июня 2008 года.

Тлеет уголь костра на ночном берегу,
Босиком я вдоль Вятки бегу...
Одеялом тумана прикрылась Луна,
Вятка стихла, лишь мне не до сна...

Память дарит мне детство колючей судьбой,
Как под Троицкой где-то горой,
Фыркал ёж, недовольный своею бедой,
Тем, что взяли его мы с собой...

Барсучок там когда-то стащил мой улов,
Разодрав весь пакет с щеклеёй.
Чистый жор был тогда на неё, а не клёв,
В летний, душный, занудливый зной...

А чехонь называли в ту пору «косарь»,
Был для нас тот косарь рыба-царь.
Мы варили уху, и чешуйками дым
Шлейфом вверх уходил озорным...

Мы тайком папиросы курили в кустах,
И учились «восьмёрки» пускать.
Табачок у отца прихватил я в сенцах,
Осмотревшись - не видит ли мать...

Спать ложился я там в васильковый ковёр,
Утром солнце будило с росой...
Кривошалый и злой срок прошёл с этих пор,
Полоснув как по сердцу косой...

Мимо стАрицы едет мой велосипед,
И везет своего седока на обед...
Бабка в белом платке у ворот меня ждёт -
Я не помню... не вспомню... в какой это год...

Это было давно... так давно, что опять,
Захотел я беспечно-босым пробежать,
Взявши сына с собой - там, под синей горой,
Где живет еж, довольный судьбой…


Фагот

Николаю Рубцову

Николаю Рубцову

Где канавы, овраги и рытвины,
где болотина грязная,
лес корявый осиновый,
колобродь непролазная -
там Россия лежит
у последней межи.

У России на сердце - рубец
грубый, рваный, багровый.
На России крестовый венец -
тяжкий, жёсткий, терновый.

Где-то есть в синих снах
у России Рубцов.
На избЯных торцах -
дух святых изразцов.

Вологодских берёз
кружевная печаль,
красота буйных гроз
и тоскливая даль.

Не пройти по корягам,
по болотинам-рытвинам,
там осинник корявый,
поле вызревшей ржи…
Здесь у дальней межи
Русь Рубцов сторожит...


Фагот

Далбаёб

Так. Это мой друган.
Долго думал, как это его обозвать.
Кароче.
Паскоку он долбоёб, то заглавие такое:
Далбаёб.
Абсолютный, наглушняк.
Без вариантов.


  • Current Music
    Хуйпаймишто
  • Tags