September 18th, 2010

Фагот

На «LitCetera»

Мои стихи на «LitCetera»:

"Чертог" и другие

"Чертог"


На семи злых ветрах, у пяти злых берлог,
русским духом пропахший стоит мой чертог.

На кленовых вратах не навешен замок,
и ворота распахнуты в сорок дорог.

С сигаретой в зубах я шагну за порог,
пронесу свою вахту сквозь сотни тревог.

Весь в годах и долгах, cкоро выплаты срок,
но еще я барахтаюсь как осьминог.

Я запутан в грехах, да простит меня Бог,
и судьбою пропахан весь вдоль-поперек.

Ляжет в землю мой прах, и как мой эпилог,
там проклюнется чахлый, невзрачный цветок.

На семи злых ветрах, возле русских дорог,
нищим духом пропахший, стоит мой чертог.



Фагот

Этот город

Этот город

 

Этот город, этот город,
Также как, и я не молод.
Золотая середина -
Живописная картина,
Поселилась в чёрных кудрях
Мудрым светом седина.

Этот город, этот город,
У рубахи порван ворот.
Однова живём-гуляем,
Редьку квасом запиваем -
И на взлёт пошла душа,
Чудо, жизнь как хороша!

Этот город, этот город,
Где ленив и важен холод,
Серый дождь стучит по стёклам,
Как и вся Россия-Фёкла -
Город временно поблёк,
И надолго занемог...

Этот город, этот город,
Сердце бьёт в груди, как молот.
Никуда тебе не деться...
Тополя босого детства
Прошептали уходя,
Что случилось всё не зря...
Осип Веймарн




Фагот

Вести с полей. Дед Хасан и другие.

Дед Хасан и другие

Охуительно прелестный оборот истории с отставкой смотрящего за Москвой Юрца Лужкова. Это, пожалуй, новость недели:

«Король» воровского мира «Дед Хасан» имеет определенные связи с главвором в законе Вованом Первым премьер-министром России Владимиром Путиным, и является лицом, приближенным к смотрящему за столицей Юрцу мэру Москвы Юрию Лужкову. Их сдал Об этом агентству «GHN» рассказал информированный источник.

По информации источника Аслан Усоян, который в последнее время скрывался в Абхазии в связи с враждой с криминальным кланом Ониани, выбрался в Москву именно по просьбе Юрца (другие погонялы – Пчеловод, Лужок, Тучегон) Лужкова, который переживает не такие уж и радостные политические деньки в связи с наездом на него Вована и Демона. Примечательно, что гарантии на безопасное проживание «Деда Хасана» в Абхазии связывают именно с именем московского смотрящего Юрия Лужкова.     

Покушение на «короля» воровского мира оказалось крайне неожиданным, и как сообщили агентству «GHN» именно по поручению Тучегона мэра Москвы, под которым треснула жопа пошатнулось кресло, и пока что его покровителя – Вована (также – Путька, Поцан Поц) российского премьера Владимира Путина, на место происшествия срочным образом был направлен главшнырь столицы начальник ГУВД Москвы Вофка Бубенец Владимир Колокольцев.

Отвечая на вопросы журналюгистов, с чем связано неожиданное появление на месте преступления столь влиятельного криминального авторитета высокопоставленного чиновника, Бубенец Колокольцев ответил что «это обычный рабочий процесс, хуйня», и он время от времени выезжает на подобные вызовы, хули делать, Юрец звякнул.

Однако и представители российских СМИ расценивают прибытие шныря Колокольцева - как поручение «сверху».

«Это была непосредственная просьба Лужка Лужкова, вернее - мольба, так как покушение на Усояна, который избежал смерти чудом, может стать концом Юрца Юрия Лужкова», - рассказал источника агентства.

Необходимо напомнить, что именно по просьбе Пчеловода Лужкова, который считался жиганцом Путьки фаворитом премьер-министра России Владимира Путина, 2 мая 2008 года, было созвано собрание «криминального мира», на котором рассматривались механизмы ведения общака контроля средств выделяемых для Олимпиады в Сочи в 2014 году. А контроль над лавэ финансами из правительственных кругов России осуществляет непосредственно Поцан Поц Владимир Путин.

Что касается связей «Деда Хасана» и Путьки Владимира Путина, то по информации источника, они берут начало с деятельности Вована Путина еще в Петербурге, когда Аслан Усоян, взамен на определенную поддержку, получил от Путьки Путина гарантию неприкосновенности.

«Резиденция» Усояна расположена в Санкт-Петербурге, откуда он управлял деятельностью своего клана, влияние которого распространяется на всю Россию и Восточную Европу. Только от Москвы клан Усояна получает порядка 10 миллионов долларов, а доходы со всей России переваливают за 60 миллионов.

По информации агентства, Усоян создал Поцу Путину минимальные проблемы, и приобрел имидж заслуживающего доверия лица. Именно с этим доверием связан то, что ему поручен контроль над общаком средствами для Олимпиады 2014 в Сочи.

Напомним, что вчера в Москве было совершено покушение на «Деда Хасана», в то время когда он вместе с охраной входил в дом сына.

Первоначально, какие-то ебланы российские СМИ распространили информацию об убийстве «Деда Хасана» и его охранника, однако позднее выяснилось, что ни хуя подобного, они живы и перевезены в Боткинскую больницу, где и были пролечены лепилами как положено прооперированы.

Фагот

Россия умерла

Россия путинская

От Пилигрима со ссылкой.

"Братство конца"

Получил от приятеля его переписку. Оба профессиональные журналисты, довольно известные, так что текст, который ниже, будет читать интересно. История такая: один из них, Юрий Панков, решил провести зачем-то отпуск в Восточной Сибири, судя по письму, с дочерью, и написал такой текст, в виде дневника.

Цель этих заметок мне неизвестна. Может быть, будет публиковать, может быть нет. Я, прочитав, спросил, можно ли ретранслировать в ЖЖ, получил ответ, что да, можно. Судя по неряшливости текста, действительно, живой дневник. Дальше - копия из дневника Юры.

Братство конца (из дневника лесоруба)

Уже четвертую неделю путешествую по Сибири. Были с дочкой в Красноярске, Абакане (Хакассия), Минусинске, Кызыле (Тыва), Иркутске, Братске, Ангарске, Зиме, Улан-Удэ. Добрались даже до Иволгинского дацана (духовный центр российских буддистов). По Красноярскому краю гоняли по 800 километров в день на скорости до 140 в час.
Один раз где-то на трассе под Кызылом от нашей машины даже не успел увернуться косяк коршунов, который мирно пасся над какой-то падалью. Падалью в итоге стало больше, но теперь придется менять лобовое стекло.
Иногда по несколько часов мы в полной темноте херачили по степи или полупустыни. Так было в Хакассии, Тыве, и в предгорье Тибета.
Здесь очень красиво. То есть ОООчень красиво. Нигде в мире нет ничего подобного.

Но кое-какой негатив я все-таки заметил: СТРАНА УМЕРЛА.
Без преувеличения. Но никто этого не заметил. Collapse )

Продолжение следует, наверное.

 

  • Current Music
    Рахманинов Остров мертвых
  • Tags
Фагот

Россия умерла. Продолжение.

Начало здесь.

От Пилигрима со ссылкой.

Продолжение восточно-сибирского дневника Юры Панкова. В предыдущем посте начало и необходимые преамбулы, но читать можно с любого места. Дальше его текст.

.......

2 сентября
Collapse )

Конец дневника, я кое-что выдернул из середины потому что ЖЖ не пускает большие куски текста.

  • Current Music
    Рахманинов Остров мертвых
  • Tags
Фагот

Субботний позитив

Он мял мою грудь пролетарской рукой...

Магдалена Курапина


С подолом моим балУется ветер,
А я бреду с блядок, и солнце мне светит.

Широкие бёдра, и стан мой упруг.
Такою вчера меня встретил мой друг!

Живёт здесь мой парень с рабочих окраин –
Вчера Вы нас вместе в пивнушке видали.

Я щедро смеялась по центру пивной,
Он мял мою грудь пролетарской рукой.

Иные les femmes посинеют от злости,
Узнав, что затем он позвал меня в гости.

Ещё подпоив себя тёмным пивком,
Прилип к моему животу животом…

Что ж потом?..

Отныне с другими ни с кем не играю.
Я жду Тебя, парень с рабочих окраин!

В подоле моём балУется ветер.
Шагаю домой я, и солнце мне светит




Фагот

Русский век... Белорусское...

Русский век… Белорусское…

 

Можно по разному относиться к творчеству Евтушенко, но у него есть пронзительные строки, заставляющие вспомнить, где находится сердце…

Вот в поэме «Мама и нейтронная бомба» он описывает свой приезд в Белоруссию…

Здесь весь 20 век… Русский век…

В несколько строк…

Гениально:

 

Мы вышли на поле,

                           и я увидел

копавших картошку детей и женщин,

а ещё я увидел —

                     впервые в жизни —

младенцев,

               еще ходить не умевших,

но по полю

               ползающих

                               с пользой —

выгребая пальчиками картошку.

И какая-то непостижимая сила

меня толкнула

                 к махонькой ловкой старушке,

которая, взяв за шкирку мешок,

                     наполненный наполовину,

встряхивала его,

                   как сонного пьяного мужика.

«Вы — Ганна?» —

              «Ну я буду Ганна… — она отвечала,

вытирая руки о старенький сарафан. —

                                      А вы будете хто?» —

«А я — ваш внук Женя…» —

                               «Ды як же ты Женя?

Хиба ж ты з голоду не помер на войне у Маскве?» —

«Не умер…»

            И тогда она взвыла на целое поле:

«Людцы, бяжите сюды!

                        Кровиночка наша знайшлася!»

И заплакали Андрей Макаенок

                                        и генерал ВВС,

когда ко мне побежали женщины

                                    и поползли младенцы,

все — с незабудочными явтушенковскими глазами,

сжимая в руках картофелины,

         втрое больше их крошечных кулачков.

А потом,

   осушив граненый стакан розового свекольного первака,

в хате, в которую набилось штук шестьдесят Явтушенок,

бабка Ганна вспомнила деда:

         «Кали возвернулся з гражданки Ярмола,

то усе образы спалил,

                    тольки один схавать удалося.

Бачишь,

         Христос висить —

                   однюсенький ва усим селе?

У друтий раз возвернулся твой дед

                          у пачатку тридцать семаго

и ходил по хатам,

          и просил пробаченья у всих,

                                  у кого спалил образы,

а потым у Маскву зъехал

                                  и згинул…»

И бабка Ганна выпила второй стакан первака

и спросила:

                 «А ким ты працуешь?» —

«Пишу стихи». —

                      «А што яно такое?»

Я пояснил: «Ну как песни…» —

                         а бабка Ганна засмеялась:

«Дык песни пишуть для задавальненья…

                                   Якая же гэто праца!»

А потом бабка Ганна выпила третий стакан первака.

Я спросил: «Не много?» —

            «Дык я же з Палесья — я паляшучка!

А тябе повезло, унучек,

                 што твоя родня — добрыя люди.

Не дай бог мы были б якие-небудь уласовцы

                                                ци спекулянты!»

И бабка Ганна подняла сарафан не стесняясь

и показала на старческих высохших желтых грудях

                                                    ожоги:

«Гляди, унучек,

               гэто ад фашистских зажигалок.

Мяне пытали, дзе партизаны…

                      Але я не сказала ничого…»

А потом бабка Ганна выпила четвертый стакан первака

и спросила:

           «А ты бывал у других краинах?» —

«Бывал». —

        «А сустракал там яще Явтушенок?» —

«Нет, не встречал…

     А что, разве есть Евтушенки — эмигранты?»

И бабка Ганна выпила пятый стакан первака.

«Ды я гавару не аб радне по прозвищу —

                                        аб радне по души.

И кали дзе-нибудь —

                             у Америцы ци у Африцы

ёсць добрыя люди —

                      мне здаёцца —

                              яны усе Явтушенки…

И ты не стамляйся

             шукать радню по белому свету.

Шукай родню,

        и завсёды родню отшукаешь,

як нас отшукал,

            и за гэто дякую,

                              унучек…»

И заплакала бабка Ганна,

и заплакала бабка Евга,

и заплакали все шестьдесят Явтушенок,

и заплакал спасенный бабкой от деда Ярмолы

изможденный Христос на иконе,

                                       похожий

на белоруса из поэмы Некрасова «Железная дорога».

Бабка Ганна,

      над могилой твоей голубые шапки

из незабудочных глаз твоих внуков.

Бабка Ганна,

        белорусская бабушка

                           и бабушка всего мира,

если в Белоруссии был убит каждый четвертый,

то в будущей войне

                может быть убитым каждый.

Бабка Ганна,

      ты живая не была ни в каких заграницах.

Пустите за границу

             хоть мертвую бабку Ганну —

крестьянскую Коллонтай партизанских болот!

Товарищи,

        снимите шапки —

                  характеристика бабки Ганны

написана фашистскими зажигалками

                                             на её груди!