February 1st, 2011

Фагот

Россия и цари. К юбилею Ельцина.

Сакральная дебильная все-таки у нас страна, право слово.
Ставят (ну или сам как-то выбивается) человека царем.
Дальше делай чего душа твоя желает.
Хошь - бухай.
Хошь - баб еби.
Можешь при этом ни хуя не делать.
Главное - две вещи:
1. Не запрещать водку.
2. Грозно рычать при народе на бояр.
Популярность гарантируется на все сто.
Каковы бы при этом не были результаты (которые ни хуя не зависят зачастую от самого царя), как помрет царь, так и скажут - важный, мол, был исторический персонаж.
Историческую, мол, роль сыграл...
Хули, конечно, историческую, куда уж блять...
Царь же...
А что до Ельцина, так и до него разных дураков на троне побывало много.
Этот хоть повеселил. С моста падал. Самолёт обоссал... С танка пламенные речи орал (я, кстати, целиком тогда был на его стороне, чего не стыжусь)...
Я как представлю себе Зюганова заместо Ельцина на посту Царя Президента году эдак в 1997-м, так от тоски зубы сводит.


Алканафт

К юбилею Ельцина

К юбилею самого неадекватного русского царя не могу не запостить восхитительный рассказ Михаила Веллера.
Как Немцов летал к Ельцину на истребителе бгыгыг


Михаил Веллер - «МИГ» ГУБЕРНАТОРА

Гроссмейстер политического пасьянса Ельцин умел делать выбор и делал его часто - с неизменным результатом. Однажды Немцов, что называется, проснулся знаменитым. В отличие от многих, менее энергичных и перспективных людей, которые предпочли бы вообще не просыпаться.
В биографии любого знаменитого человека есть точка прорыва, где впервые проклевывается на свет сквозь скорлупу обыденности его сущность и определяется стезя. Так юный Наполеон, наблюдая из толпы отречение Луи X V I с балкона, выпалил: «Мизерабль!... Батальон гренадер - и эти канальи драпали бы до городских застав!» Такой точкой для Немцова было первое армейское утро, когда он стал знаменитым не просыпаясь. А это уже поцелуй судьбы, перст фортуны.
Салабон рядовой Немцов встать по подъему отказался. Это не оформлялось в акт протеста - он просто не просыпался. Трясли и проверяли: дыхание наличествовало, алкогольный дух отсутствовал. Примчался зам-комвзвода учебки и застыл в позе «расстрел дезертира», длинного румяного Немцове привели в вертикаль и подняли ему веки.
Змея, которая убивает плевком в глаз, по сравнению с разъяренным сержантом показалась бы музыкой Вивальди. Отплевавшись, сержант измыслил вид казни. Оставшиеся шесть месяцев учебки рядовой Немцов, раз ему трудно стоять, будет передвигаться на карачках. Гусиным шагом. Этим гусиным шагом он будет маршировать по сортирам, которые ему надлежит драить, и на кухню, где наряд будет драить его самого; а через день совершать марш-броски.
Медленно пробуждающееся сознание нарисовало рядовому Немцову счастливую судьбу Маресьева и преимущества тележки на шарикоподшипниках перед другими видами транспорта. Проснуться в армии вообще неприятно.
Сержант не первый год давал салагам понять службу, и за страданиями подчиненного тела не забывал суть христианства - мук бессмертной души: без этого счастье командира не полно. Недаром изобретатель инквизиции начинал с армейской стажировки. Пытка надеждой очень обогащает ощущения - как наказуемого, так и воспитателя.
- Имеешь шанс, Немцов, ходить как человек - и всю службу вместо зарядки спать, раз так это дело любишь.
Взвод замер. Немцов проснулся окончательно.
- Если подтянешься на турнике больше меня. А нет на карачки!
Сержант был невысок, жилист и оттренирован. Немцов пожалел, что проснулся.
- На плац... шаго-ом... аррш!
Сержант упругим прыжком взлетел под перекладину и потянул над ней подбородок. Взвод считал:
- Двадцать один! Двадцать два!
- Прошу!
И Немцов взболтнулся в воздухе, как силуэт-мишень.
Collapse )

  • Current Music
    Высоцкий
  • Tags