January 21st, 2012

Фагот

О невостребованных вкладах пропавших без вести фронтовиков

Внимание, это может стать сенсацией.
О невостребованных вкладах пропавших без вести фронтовиков.

«Вклады пропавших без вести советских солдат составляют уже миллиарды рублей!»
Из беседы с Михаилом Черепановым, заведующим Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны в Казанском кремле:

- Пришло время признать наших солдат, участников Великой Отечественной войны, не пропавшими без вести, а погибшими. На сегодняшний день из мобилизованных Советским Союзом на фронт 34 миллионов человек 5 миллионов до сих пор считаются пропавшими без вести. Все эти цифры касаются и стран СНГ, разумеется. Мы единственная страна, не признавшая законодательно своих защитников Отечества, не вернувшихся с фронта, погибшими. Хотя законодательно статья такая в Гражданском кодексе прописана. В течение двух лет после окончания боевых действий человек, который был призван на фронт и пропал без вести, должен быть признан юридически погибшим. Но делаться это должно по заявлению родственника или каких-то заинтересованных организаций. А из организаций за все послевоенное время этим вопросом никто так и не заинтересовался. В Германии, Польше, США такие организации возникли сразу же после войны, у нас же эти люди до сих пор считаются пропавшими без вести, и, естественно, на них ложится пятно подозрения в каком-то недостойном поведении. Если не погиб и не числится среди живых, значит, сбежал или предал Родину. Но ведь со времени окончания войны прошло уже столько времени! Пора бы уже поставить точку в этом вопросе!
Признать человека погибшим до сих пор нелегко. В масштабах нашей республики эту работу можно было бы начать по Указу Президента Татарстана. Или по инициативе какой-то общественной организации. Допустим – партии «Единая Россия». Они могли бы собраться и помочь всем родственникам погибших. Речь идет обо всех пропавших без вести на фронте. Сначала должен быть указ президента, на основании которого можно было бы создать упрощенную процедуру признания пропавших без вести воинов погибшими. Хотя бы граждан России, на которых нет никакого компромата у спецслужб.
На мое предложение от президента РФ Медведева пришел ответ, в котором он сообщает, что соответствующее поручение вместе с моим письмом передано в Министерство обороны РФ. Но у Минобороны нет таких функций – решать, погиб человек или нет. Это дело суда или военной прокуратуры. Я же считаю, что нужно сделать так, что при наличии положительных справок от КГБ-ФСБ такое решение давалось бы практически автоматически! Нет отметки о том, что человек был среди военных преступников – значит, погиб, выполняя воинский долг. Как показывает практика, таких ответов будет подавляющее большинство! При составлении Книги Памяти по Аксубаевскому району нашей республики из всех пропавших без вести только один оказался предателем и жил в Канаде. Так что даже если среди них и найдутся несколько таких человек, из-за этого вешать на остальных клеймо предателя мы не имеем права.
Вопрос раньше не решался из-за того, что еще с 1942 года в структуре Народного Комиссариата обороны СССР были созданы так называемые полевые учреждения Госбанка СССР и по их инициативе солдатам – рядовым, сержантам и офицерам выдавались так называемые вкладные книжки.
Collapse )