July 15th, 2012

Фагот

Учите русский, суки

Тут ко мне в гости Паша с Парижу приезжал. Прилетал, вернее.
Ну, и багаж у него частично потерялся где-то там на просторах Европии, кажись, вроде в логове германского нацизма Мюнхене.
Звонит мне Паша, говорит, типа, я твой телефон дал, так и так, где-то мол, киноаппаратура не туда улетела. Ну, чтобы я там разобрался.
Хуйня, говорю, война, разберемся.
А он, Паша, кинорежиссер, он эту хренотень киношную с собой вез, меня хотел снимать (не судьба, скажу наперёд, не получился из меня артист, абыдно).
Чувство национальной гордости у меня еще тут поднялось. А-а-а-а-а, суки, думаю, и у вас там в Европе бардак.
Короче, улетел Паша обратно в свой этот Париж, не солоно, значицца, хлебавши. Без киноаппаратуры кино ведь не снимешь.
Часть багажа через дней пять нашлась, мне звонят с Москвы, по голосу определяю, что звонящая девка – стерва, я вежливо, типа «спасибо», дал телефон Пашин, ему штативы его в Париж привезли.
А ту часть, шо с оптикой, девушко говорит, мол, найдут, позвонят с Франции. Я отвечаю, типа, да пусть звонят, хули там.
Ну и позвонили. В воскресенье, блять.
Беру трубку, звонок с Шарль-де-Голля. По голосу определяю – пидарас, чистый пидарас. Хотя там у них во Франции, пидарасы в почете, так говорят.
Ну, и, француз, значит:
- Вяк-вяк.
Я ему:
- Хули ты, пизда нестроевая, в воскресенье звонишь? Спать людям не даешь, морда иноземная. Я по-французски ни бум-бум, короче – иди нахуй.
Француз снова:
- Вяк-вяк.
Я:
- Нахуй это не здесь, пойми правильно и иди куда тебе сказали.
И трубку положил.
Звонит по новой:
- Вяк-вяк.
Я ему, значит, вежливо так:
- Ты, урод ёбаный, гандон штопаный, петух занзибарский общипанный, ты спать мне сегодня дашь?
А француз опять свое:
- Вяк-вяк.
Я ему уже погрубее:
- Ты, блять, по-русски, хуй перелетный, понимаешь? Христом, грю, Богом, тя прошу, оставь меня в покое.
И выключился.
Звонил этот аэропортный гей еще четыре раза, пока не позвонила та стерва с Домодедова.
Ну, тут мы нормально пообщались. Я сказал, что с французами побазарил, друг друга мы вполне поняли, типа, как багаж в Париж прилетит, так Паша его и заберет.
Ну, и Паше кнок дал. Не прошло и полгода, как багаж ему возвращают. В субботу позапрошлую потерял, сегодня привезут.
А Люфтханзу, эту уродскую авиакомпанию, Паша теперь намерен со всеми их немецко-фашистскими аэродромами под трибунал отдать.
И правильно.
Ибо нехуй.