January 7th, 2015

Фагот

Краткая история реформ Гайдара, иносказательно изложенная Осей Бегемотом в рождественский вечер

К профессору медицины Гайдару привезли больного по имени *Экономика России* и попросили вылечить.
После краткого раздумья бригада врачей рьяно взялась за дело. Больного вытащили из койки и, кинув на бетонный пол, стали бить ногами, стремясь попасть по голове. И явно намеревались его убить.
От такого неожиданного поведения докторов больной пришел в ужас и пополз в сторону. Он полз, пока доктора не устали и не ушли выпить по мензурке спирта. После спирта больного решили не убивать, стало лень, да и мнение было, что теперь больной все равно сдохнет.
Когда же больной встал, доктора были шокированы: *Смотри-ка, выжил*.
После чего доктор по имени Кох пошел писать книжку, как он помогал лечить больного и насколько супер-гениален профессор Гайдар, изобретший такую ультра-гениальную методику лечения.
Ну, а профессор медицины Гайдар поверил в свою гениальность, а поскольку, окромя его мало кто в это верил, разве что Кох, да и то вряд ли, затосковал и запил горькую. Отчего вскоре и крякнул.
Фагот

Сказка про креаклов то ли 1942, то ли 2014 года, сам не пойму, подскажите кто знает.

Жил-был в 1941 году в Москве креакл по фамилии Симонов. Стихи писал. Особенно с начала войны активизировал свою деятельность. И несмотря на то, что его жена спуталась на фронте с каким-то генералом и стала его походно-полевой женой, писал, чтобы ждала она его, и он вернется, даже в желтые дожди ждала чтоб. Ну и вообще. За стихи платили, и креакл мог кушать каждый день и даже не по разу.
Генералу с его женой эти стихи сильно нравились, и они часто в постели декламировали их друг другу. Солдатам на фронте тоже нравилось, они плакали от этих строк и шли в бой необычайно воодушевленные.
Но тут враг дошел до Сталинграда, и решил Сталин навести порядок в финансах. Первым делом уволил он Симонова.
Нечего тут поэзию разводить, сказал сатрап, - все равно пользы нету, дворником иди работать, а то все здоровые мужики на фронте, дворы все в дерьме, убирать некому.
Зарыдал Симонов, сел за стол и написал горькое письмо Сталину.
Типа, я работал-работал, патриотические стихи про желтые дожди писал, не смыкая глаз долгими ночами, а тут на тебе, в дворники.
Ну и все такое. В конце добавил:
*Если, Иосиф Виссарионович, нашему государству не хватает денег даже на оплату пропаганды, такому государству — пиздёнка*.
Тут и сказке конец, а кто прочитал - молодец.

Потому что дальше мне лень писать. Не знаю я, что такое женская горжетка про дальнейшую судьбу креакла, но догадываюсь.
Тем более не сказка это вовсе, а быль. Сходите по ссылке и посмотрите.
Фагот

Краткая история правления Путина, иносказательно изложенная Осей Бегемотом в рождественский вечер

Жила-была большая семья, в количестве аж шестнадцати человек.
Папа-мама, сыновей семеро, дочерей шестеро. И дед. Работали на огороде, картошку сажали, самогон гнали, жили себе, короче. Корова у их была.
Ну тут дед, значит, помер, и вся державная власть перешла к папаше. А в огороде вдруг фонтанчик забил, а оттуда, значит, бензин.
Ну, тут, конечно, все забегали, трубопровод на улицу вывели, и давай торговать. Пошли денежки в семью. Автомобиль купили *Лада Калина*, во Владивосток чтоб кататься, там у них родня жила, вместо самогона на виски перешли.
А фонтанчик не иссякает, сыновья роптать стали, чего это, мол, мы тут сами валтузимся, давай таджиков наймем. Наняли таджиков, сыновья себе по Фольксвагену купили, папаша на Мерседес пересел, а дочери весь день пряники грызли, поскольку юны были и дурны соответственно тоже, что разумеется.
Денежки потекли сами по себе, папашка на сторону начал погуливать, все больше в гимнастический зал. Ну, где юны девочки и стройны, это ж понятно, старая клуша с брусьев прыгать не сможет, может только долбануться с них и околеть. Знал папаша толк, короче. Мамашка, конечно, обижалась дюже.
А один из сыновей был такой, знаете, совсем дурачок. Фольксваген не стал брать, ездил на велосипеде, и каждый год под новый год требовал общего схода, типа, давайте строить коровью ферму, а вдруг фонтанчик иссохнет.
Но сыновья с дочерьми каждый раз на него шикали, и он стихал. Они у папашки сначала по Ламборджини выпросили, потом по айфону (которого Айфончик звали, тот даже два выпросил, сильно любил он эти айфоны).
Хотя, конечно, папашка спрашивал, может прошлогоднюю модель айфона возьмем, чем она хуже. Он в айфонах не очень разбирался, зато по художественной гимнастике был спец.
Да мы что, лошары какие что ли, стала вопить сыновняя часть, нам суперновый подавай.
Ну хорошо, сказал папашка, куплю я вам айфоны, но тогда наш брак с вашей мамкой потерял свою актуальность, не обессудьте.
И согнал Людку, жену свою, со двора, прочь.
Жену-то его Людкой звали.
Купил папашка себе золотой Роллс-Ройс и домой стал появляться лишь по субботам. Ну там, чтобы в баньку сходить.
Тут еще дочери подросли и давай кружевные трусики просить. И непременно чтобы фирмы *Армяни* были. Папашка хотел китайские им купить, да они ему обещались вызвать на стрелку на Болотную площадь и зенки выцарапать. Сдался папаша.
У соседа еще грядку отняли. Да и то сказать, там у них двоюродный дядя жил в шалаше. Он с дедом в свое время поругался и ту грядку к соседу присоединил. Ну, теперь типа деда нет, сказал отец большой семьи, так что уговор недействителен. Давай, дядя, обратно, без тебя скучно. Вместе с грядкой.
Сосед, конечно, обиделся, вилами грозил трехзубыми, но тут еще один у него в семье начал бузить, и стали они там драться под свист Айфончика и других, в огороде своем. Беспокойные соседи-то были.
Короче, зажила наша семья весело и не тужа.
Фонтанчик бьет ключом, таджики пашут, на помощь узбеков выписали, денежки идут, папаша на Роллс-Ройсе с балеринами раскатывает, купив в аптеке соответствующее зелье, сыновья с растопыренными пальцами с айфонами на шее на ламборджинях разъезжают, дочери в кружевных трусах от Армяни разгуливают. Тот, что на лисапеде, в монастырь на нем уехал. Все вздохнули спокойно, типа ну его, жить мешает по-человечески.
Соседи каждый день, а иногда и ночью, дерутся, в театр не ходи.
Но тут приходит как-то один из таджиков и говорит *Хозяин, фонтан кончался, что делать, хозяин?*
Сходил папаша, посмотрел. Действительно, нет фонтанчика. Всё.
Отправили они таджиков и узбеков домой, один сопротивлялся, ехать не хотел, типа я тоже теперь ваша семья, и даже синяков всем наставил, но справились. Напинали пинков.
Сели все на завалинку, погоревали. Ну и, дальше стали жить.
Самогонки нагнали, картошку посадили, дочери в старых кружевных трусах коров доят.
Тут и сказке конец, а кто слушал - молодец.
Только Людка обратно уж к ним не пришла. Ну да ладно.