begemot_0007 (begemot_0007) wrote,
begemot_0007
begemot_0007

Category:

О французской литературе

О французской литературе интересная статья:
"Русская кровь французской литературы"

Современная французская литература щедро  и постоянно  подпитывается свежей русской кровью. Эльза Триоле, Анри Труайа (Лев Тарасов), Натали Саррот (Черняк), Владимир Волков, Артюр Адамов, Ален Боске (Анатолий Биск), Владимир Янкелевич, Александр Кожев (Кожевников), Элен Каррер д'Анкосс (Зурабишвили), Роман Гари ( Карцев), Андрей Макин. Список французских писателей русского происхождения внушителен, имена их прочно вошли в историю французской литературы, премии и награды – вызвают зависть у коллег французов. Каков таков секрет  русских писателей, который открывает им дорогу  в мастера  и даже в Академики французский словесности? Талант? Традиции Достевского и Толстого, впитанные с молоком матери? Славянский свежий глаз? Попробуем разобраться в причинах на примере   двух  успешных писательских  биографий: Андрей Макин, Ромен Гари.

Андрей Макин/  род 1957г / человек русский, а писатель иностранный (из 11 имеющихся книг ни одной на родном языке) — и даже награжденный Гонкуровской премией, которую французы, как известно, только своим и дают

Однажды я была в гостях у французов, вместе мы смотрели передачу, посященную дискуссии об мусульманских вуалях. Передача называлась Бульон культуры, приглашенным на нее был в тот раз Андрей Макин. Писатель сказал, что Вольтер и Жан Жак Руссо- великие просветители 18 века, перевернулись бы в гробу, узнав, чем сегодня занимается французский народ, на полном серьезе обсуждая тему, носить ли девочкам мусульманкам платки в школу. Хозяин дома чуть не прослезился от такой смелости Андрея Макина

-Ну почему же вы, французы,  сами открыто не говорите об этом?- спросила его я

-Мы не можем говорить об этом Нужно, чтоб нам сказали обо всем этом со стороны- ответил мне  месье, между прочим, Кавалер Ордена Почетного Легиона, потомок хорошей аристократической фамилии.

 

Сегодня, суммарный тираж  романов  Макина во Франции составил более 3 млн экземпляров; книги переведены и изданы в 40 странах — России, что примечательно, в этом списке нет. Единственный его роман, переведенный на русский (то самое  «…завещание»), вышел в  12 журнала «Иностранная литература» за 1996 год — и все.

 

Пушкин говорил, что в литературе нельзя   стать знаменитым без легенды.У Андрея Макина  с легендой все в порядке .  Романтичный микс из сказок– Золушка- Золотая птица- с примесью триллера- жизнь в склепе на парижском кладище.

Эмигрировав из СССР во Францию в 1987,  Макин написал  роман, который во Франции замечен не был, равно как второй и третий. Писатель вел нищенский образ жизни, мерз, голодал и ночевал не то на вокзале, не то на кладбище и только после всех этих мучений ему, наконец,  повезло. Мадам Галлимар – владелица одноименного издательства, прочитав роман четвертый роман безвестного Макина («Французское завещание»),  издала  книгу огромным тиражом.

 

 В 1995−м «Французское завещание» было номинировано на Гонкуровскую премию и конкурирующую премию Медичи — и получило обе, чего практически не случается. Сразу вслед за премией Макин приобрел и французское гражданство: это выглядело как признание неоспоримых заслуг перед французской литературой

 

«Французское завещание»  считают романом автобиографическим  потому, что его главной фигурой является бабушка рассказчика, француженка Шарлотта Лемонье, переехавшая в Россию в незапамятные времена и теперь обитающая в волжских степях, в провинциальном русском городке  Саранза. Имевшуюся в детстве франкоговорящую  бабушку, к тому же образованную, элегантную и доброжелательную, французы сочли достаточным объяснением того удивительного факта, что внучок-эмигрант пишет теперь книжки на французском как на родном.

Эту Францию, возникшую, точно галлюцинация, на берегу Волги рассказчик проносит через все детство и забирает с собой во взрослую жизнь. Эта страна  была и остается для него не какой-то конкретной заграницей, но воплощением всего родного, светлого, несоветского, но при этом, пожалуй, русского. А язык этой эфемерной страны так и не становится языком одной из стран Западной Европы, оставшись навсегда интимным семейным кодом… И вот вам результат — десяток стоящих книг на хорошем, чуть старомодном (эту особенность с умилением подчеркивают все критики и литературоведы, всерьез изучающие творчество Гонкуровского лауреата) французском языке.

 

И все же иногда - со стороны французских литераторов - по отношению к Макину ощущается некоторая высокомерная и ничем не оправданная снисходительность мол, глядите, он почти такой же, как и мы... Впрочем, по некоторым признаниям Макина можно судить, что и он сам не считает, что творит в традициях французской литературы, скорее, преобразует ее, несмотря на очевидное "сопротивление материала"".

Русские писатели любят  подчеркнуть  его статус «иностранного»  пистателя. В журнале Знамя Татьяна Толстая  довольно злоречиво напишет о Макине:: : «Так не пишет русский для русских, так пишет русский для французов… [Макин] пришел все с тем же багажом путешествующего циркача: траченным молью зайцем из цилиндра, разрезанной пополам женщиной, дрессированными собачками — “Сибирью”, “русским сексом”, “степью”, картонным Сталиным, картонным Берией…  пришел, и ведь добился внимания, и ведь собрал все ярмарочные призы». Утвержать даже после такой оценки, что Макин не нужен России- глупо. Стоит только посмотреть в интернете сайты фанов писателя и розыски его книг в рунете.

 

 

  Ромен Гари (1914-1980) дважды — в 1956 и 1975 гг. —  удостоен Гонкуровской премии, что, кстати,  не допускалось правилами.


      .
      Роман Кацев  родился в Москве.  Мать — опереточная субретка Нана Борисовская. Сохранилась ее  переписка со знаменитым актером русского немого кино Иваном Мозжухиным, возникла даже версия, что французский писатель был незаконным сыном русского актера.
      После революции  мать с сыном покинули Москву, оказались в Вильно, затем в Варшаве, потом в Париже. Мать стала модисткой, шила шляпки. Когда клиенты выставили ее из какой-то богатой литовской квартиры, она кричала обидчикам, что ее сын станет героем, генералом, послом Франции, кавалером ордена Почетного Легиона, писателем не хуже Габриэля Д'Аннунцио!

Провидение матери сбылось. Сын стал сперва лицеистом в Ницце, позже в Париже он изучал право. Как водится, студент подрабатывал то официантом, то рассыльным и даже снимался в кино,  в массовках.

Призванный накануне Второй мировой войны в армию, он стал летчиком. Летал над Северной Африкой, вступил в   армию Сопротивления, которым командовал де Голль. Прославился как отчаянный храбрец, совершил много боевых вылетов, был ранен, переболел тифом. Тогда же начал писать, псевдоним возник из русского слова «гореть». Уже в конце войны выходят в свет романы «Европейское воспитание» и «Лес гнева», связанные с темой антифашистского Сопротивления во Франции и в Польше.
      В романе «Обещание на рассвете» он рассказал о матери. История , которая не может оставить равнодушным никого: его мать умерла в 1942 г., но зная, что неизлечимо больна,  она заранее написала 250 писем сыну, которые он, летчик, ежедневно рисковавший жизнью, получал, не ведая, что ее уже нет в живых.

      Ромен Гари  подолгу жил в разных странах: в Болгарии, Англии, Швейцарии, затем в США, занимая пост пресс-атташе при ООН. Знавшие о его многочисленных любовных победах называли красавца Ромена Гари «секс-атташе».
            Писатель  стремился к успеху, добился его и стал глубоко несчастен. Несчастье пришло к нему в облике очаровательной Джин Себерг, американской актрисы, сыгравшей в сущности самое себя в фильме Жана Люка Годара «На последнем дыхании»  Ей двадцать один год, Гари — сорок пять, однако причина трагедии — не разница в возрасте. Джин была связана с  анархистами, к тому же она не могла жить без наркотиков. Джин переносила анархистские вольности и в личную жизнь. У нее родился чернокожий ребенок, который вскоре умер.


     Неожиданно, Ромен Гари устраняется из литературного процесса. Вместо него появляется некий Эмиль Ажар, которого кое-кто из критиков ставил ему в пример. «Жизнь впереди» (1975) — история трогательная и смешная о жизни старой проститутки, открывшей  приют для детей ее товарок. Арабский мальчонка по прозвищу Момо боготворит Розу, которая уже при смерти. Он ухаживает за ней, как нянька, он не хочет расстаться с ней, когда она умирает. Роман был встречен французской публикой с восторгом.
     

  За эту книгу автор был отмечен Гонкуровской премией. После смерти Гари стало известно, кто такой на самом деле Ажар, под именем которого было издано еще три романа, имевших успех.

Ромен Гари покончил с собой в 1980, ровно через год после самоубийства своей жены- Джин Себерг.   Надел на себя красную шапку и выстерил в рот.
В начале своего вышедшего посмертного текста он заявляет, что мир сегодня задает писателю убийственный  „вопрос о никчемности“. Литература долго считала себя и хотела быть вкладом в свободное развитие человека и в его прогресс, но теперь от этого не осталось даже поэтической иллюзии».
      Ромен Гари прожил жизнь ярко, незаурядно, талантливо, заметив в предсмертной записке: «Я здорово повеселился».

Кстати, книги Романа Гари есть в кажом уважающем себя французском доме. Жаль, что он этого уже не узнает...
      

Итак- два русских писателя, два мэтра французской литературы. Разные стили, образы жизни, но объединяет их общее- успех, который пришел к ним в стране изощренных вкусов- Франции. Проанализировав их   биографии и книги, можно увидеть нечто общее : прекрасный, изощренный французский язык, литературный талант и чувство эмигрантской   ущемленности, положение бастарда, что часто вызывает к жизни огромный творческий потенциал ...

 

 

Татьяна МАСС, специально для   "Русской  мысли"
Tags: Литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments