begemot_0007 (begemot_0007) wrote,
begemot_0007
begemot_0007

Об общественном мнении из старого

Саша Черный
Общественное мнение
Профессор Иван Петрович Рябчинский из напитков употреблял только чай — и то слабый. Не по толстовству, не по принципиально-моральным мотивам, а просто так, по полному безразличию к крепким напиткам.
Скандалов не выносил ни левых, ни правых, и, если на каком-нибудь эмигрантском диспуте шалый оппонент начинал обкладывать предыдущего оратора сверхпарламентскими терминами, Иван Петрович, досадливо морщась, вставал и, конфузливо наступая на чужие мозоли, пробирался к двери.
К флирту был тоже безразличен: какой уж в беженской жизни флирт. И годы не те, и на такси свободных франков не было, а главное, характер у профессора был во всех смыслах безалкогольный. Жил кротко. Днём, поджав под стул ноги, работал в квартирном бюро, вечером одиноко гулял вдоль набережной Сены и для услаждения души всё представлял себе, что это не Сена, а Нева...
* * *
Но однажды в столовке, доедая холодные макароны, Иван Петрович был неожиданно и горько потрясён. За соседним столиком незнакомые мужчина и дама говорили о нём, о Рябчинском.
Сначала дама:
— Вы говорите Рябчинский? Это, должно быть, тот, харьковский... Профессор? Алкоголик? Ну да, конечно, он. Жену продал в Константинополь, открыл там игорный притон, а потом, когда турки его выгнали, переехал в Берлин. Сошёлся с племянницей. Скандалист отчаянный, его больше недели ни в одном пансионе не держат. Ни одной горничной прохода не даёт. Напьётся и в одной сорочке на балкон выходит... Мило?! А?.. Кончит тем, что его и из Берлина выкинут.
Потом мужчина:
— Гнус! И подумать только, что по таким вот субъектам иностранцы судят об эмиграции... А ещё интеллигент! Профессор уголовного права... Хорош пример для подрастающего поколения!
* * *
Профессор явно ощутил на резиновой слизи макарон привкус хины. Он встал, посмотрел на багровое от вина, похожее на плевательницу лицо мужчины, назвавшего его "гнусом", на его даму — гусеницу с рыжим войлоком на голове, — подошёл к их столику и хрипло спросил:
— Простите. Вы говорите о профессоре Рябчинском?
— Да. — И чета недоумённо переглянулась.
— О развратнике, алкоголике, продавшем жену в Константинополе, содержавшем там игорный притон и выходившем потом в одном белье в Берлине на балкон, о профессоре уголовного права Иване Петровиче Рябчинском?
— Да... — и мужчина и дама обрадовались. — Вы тоже его знаете? Садитесь, пожалуйста. Очень приятно!
— Благодарю вас, я постою. Так вот: насколько мне известно, профессор Рябчинский холост, вина не пьёт, в Константинополе никогда не был, в Берлине тоже и живёт безвыездно пятый год в Париже...
— Но позвольте-с... Вы введены в заблуждение! Может быть, он ваш друг, — очень жаль, что у вас такие друзья. Но всё, что мы о нём говорили, основано на самых точных сведениях.
Дама взволнованно дёрнула рыжим войлоком и свысока посмотрела на Ивана Петровича.
— На самых точных сведениях, — солидно подтвердил её спутник.
Бедный Иван Петрович смущённо попятился, машинально опустил было руку в боковой карман, хотел достать "карт-д'идантите", чтобы доказать, убедить, но вдруг раздумал и, брезгливо махнув рукой, быстро пошёл к вешалке.
Tags: Историческое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments