begemot_0007 (begemot_0007) wrote,
begemot_0007
begemot_0007

Category:

Уржум глазами приезжего часть 3

Оригинал взят у vaga_land
в Уржум часть третья
Часть первая

Часть вторая

Уржум. Часть третья





В Уржуме на одном краю города находится больница, на другом – гимназия, а посередине администрация, милиция и два "очага культуры". Это кинотеатр «Мир», судя по отсутствию вывесок с названиями кинофильмов, уже не работающий как кинотеатр, за ним – здание районной и городской администраций.



Возле здания администрации по бокам дорожки находятся две Доски почета. Вернее, Доска почета одна, просто разделена для симметрии на две части, чтобы и справа была, и слева. Это одна половинка.




Фотограф явно не был мастером своего дела. Доска Почета, это, все-таки, не паспорт, и не водительские права, и фотографии для нее должны быть не такие.




Рядом со зданием администрации - Дом Культуры советских времен.




В кулинарии.




На одной из улочек, где не было ни асфальта, ни булыжной мостовой, я увидел необычное здание. На табличке было написано «Архив». Желая узнать, что раньше было в этом здании, я зашел во двор.




Во дворе никого не было, пришлось идти в архив (дверь налево). Дверь оказалась низкой, как у нас в «зимних» избах (чтобы меньше тепла уходило). Зашел в большую комнату, где сидели четыре молодые женщины, спросил одну из них, стол которой стоял возле дверей:
- Что здесь было раньше?
- Зернохранилище.
- А архив с какого года?
- Ой, я не знаю.
Спасибо и на этом. Вышел, посмотрел на большие железные створки, через которые, я думаю, засыпали зерно. Неужели там сейчас лежат папки с бумагами? А где еще? Здание-то небольшое.




Бочка с водой, стоящая возле деревянной будочки туалета, не нужна в сухую погоду, но когда идут дожди, она очень нужна. Асфальт в городке лежит не везде, почва – суглинок, комьями налипающий на обувь в сырую погоду, и в таких емкостях с водой уржумцы отмывают обувь перед тем, как зайти в какое-нибудь учреждение.




В тех местах, где газ к домам подведен, трубы желтого цвета идут вдоль домов. Видел несколько домов, где трубы аккуратно выходят из земли возле стен домов, но, видимо, прокладку газовых труб под землей посчитали слишком дорогой, и стали делать так называемые «воздушки». Я представил Уржум, весь оплетенный сеткой этих желтых труб, и содрогнулся. С одной стороны, удобство, с другой стороны, уродство.




Заглянул во двор этого дома, там пожилая женщина стоит. Разговорились. Мимо дома газовая труба идет, а в доме из четырех квартир газифицирована только одна. Спросил – почему?
- Дорого. Хозяйке, которая решила себе газ в полуподвал провести, пришлось заплатить 130.000 рублей, а у нас три комнаты, с нас еще больше взяли бы. Мы с мужем пенсионеры, да еще детям приходится помогать, таких денег заплатить не можем.




Двор со старушкой, которая живет в этом же доме. У нее тем более таких денег нет.




На велосипедах в Уржуме только подростки катаются, а чтобы молодежь или взрослые – не видел.




Ворота дома 55 по улице Красной.




В Уржуме до сих пор многие живут в таких полуподвалах.




Не знаю, работает ли сейчас эта парикмахерская. С января, когда повысили отчисления в Пенсионный фонд, многие в Уржуме ликвидировали свои маленькие предприятия, и увеличилась безработица, которая коснулась и самих налоговиков – в районной налоговой сократили пятнадцать сотрудников.

Кладбище в Уржуме, ранее бывшее за окраиной, сейчас оказалось в черте города. Зашел, походил полчаса. Старые деревья на кладбище не убирают, они падают, крушат памятники и оградки, и даже потом их не убирают.



Памятник был установлен на могиле Агафьи Петровны Корчемкиной.




«…в лето от сотворения мира 7376…». Не помню, чтобы встречал такие даты на памятниках.




Надгробие на могиле земского врача Спасского.




Когда искал захоронение сестер Кирова, с края кладбища доносились пьяные голоса, и между деревьями мелькали головы трех молодых парней. Через некоторое время парни исчезли. Оказывается, пили они как раз возле тех могил, которые я искал. Рядом с могилами сестер Кирова лежат три плиты с именами и фамилиями его деда, бабушки и матери, но на плитах даже дат рождения и смерти нет. Явные кенотафы. В двух шагах от захоронения лавочка, столик, и свежая бутылка из-под водки. Вряд ли кого-то поминали, скорее всего, просто выпить зашли.




«Полковник...». 82 года. Да уж не «полковник», а «полковник в отставке». Как велика у некоторых любовь к званиям! Как там у Грибоедова? «В мундирах выпушки, погончики, петлички…». В начале девяностых на монастырском кладбище в Переславле-Залесском увидел надгробный камень, на котором перед именем, отчеством и фамилией женщины было высечено «Прапорщица». Я тогда не сразу сообразил в чем дело, подумал: «Еще одна кавалерист-девица», а потом понял, «прапорщица», то же самое, что «капитанша», «майорша» и т.д.

Позже узнал, что на этом кладбище не хоронят с середины девяностых. Новое кладбище где-то в районе бывшего аэродрома.

Tags: Вятка и окрестности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment